Пятница, 22 Декабрь 2017 11:34

УДК: 616.248-058.86:615.847.8

Асирян Е.Г., Новиков П.Д.

Учреждение образования «Витебский государственный медицинский университет». 210023, г. Витебск, Беларусь, пр-т Фрунзе, 27

 

Клинико- иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапииудетей

с атопической бронхиальной астмой

Цель. Клинико-иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапии у детей с атопической бронхиальной астмой.

Ключевые слова: бронхиальная астма, магнитолазерная терапия, базофилы, эозинофилы.

Контактное лицо:

Асирян Елена Геннадьевна
кандидат медицинских наук,  доцент кафедры педиатрии УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов  медицинский  университет»,    210023,     г.Витебск,   Беларусь,    пр-т   Фрунзе, 27,   тел. +375295150486;  E-mail:   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Asiryn E.G., Novikov P.D.

vitebsk state medical university, vitebsk, Belarus, 210023, ave. Frunze, 27

Clinical and immunological rationale for the use of magnetic laser therapy in children with atopic asthma

 

Aim. Clinico-immunological rationale  for the use of magnetolaser therapy in children with atopic bronchial asthma.

Key words: bronchial asthma, magnetolaser therapy, basophils, eosinophils.

Contact person:

 

Asiryn E.G

PhD, Associate Professor, Department of Pediatrics, 210023, Vitebsk, Ave.Frunze, 27, Vitebsk State Medical University, Department of Pediatrics, Republic of Belarus, +375295150486; E-mail:l Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Введение. Бронхиальная астма является заболеванием, которое требует постоянного длительного противовоспалительного медикаментозного лечения, которое за- висит от тяжести заболевания [13]. Необходимость использования длительной базисной противовоспалительной терапии обусловлено наличием хронического воспаления в дыхательных путях, которое является причиной их повышенной чувствительности [1, 2]. При бронхиальной астме под влиянием различных триггеров наблюдается нарушение проходимости бронхов, что вызывает ограничение воздушного потока [1, 13].

Однако в ряде случаев длительное применение базисной противовоспалительной терапии не приводит к достижению контроля над астмой и стойкой ремиссии заболевания. Поиск новых способов патогенетического воздействия на организм обуславливает необходимость рационального сочетания медикаментозных и немедикаментозных способов лечения [4]. Ис- пользование физических факторов в комплексной терапии пациентов с бронхиальной астмой является эффективным и перспективным методом лечения и профилактики заболевания [9]. 

Низкоэнергетическое лазерное излучения является электромагнитным излучением оптического диапазона. Использование этого физического фактора с лечебно- профилактическими целями лежит в основе лазеротерапии. Установлено, что под влиянием лазерного излучения наблюдается стимуляция репаративных и обменных процессов в различных тканях, изменяется уровень перекисного окисления липидов [8]. В настоящее время низкоинтенсивное лазерное излучение применяется для коррекции иммунных нарушений, улучшения клинической картины у пациентов с различными заболеваниями. Положительные результаты установлены при использовании лазеротерапии при бронхиальной астме [7, 15].

Известно, что в результате облучения зон тимуса, Захарьина-Геда, надпочечников, симпатической нервной системы, каротидного синуса (1-2 мин) при бронхиальной астме наблюдалось уменьшение рецидивов заболевания, нормализовался иммунный статус [5]. Лазерное излучение способствовало уменьшению продукции Th2- цитокинов, а также приводило к снижению активности воспаления при аллергической бронхиальной астме [12, 16]. Под воздействием данного физического фактора наблюдалось снижение  уровня  IL-4 и увеличение IFN-γ в бронхоальвеолярной жидкости и сыворотке крови, а также снижение уровня  IgE в сыворотке крови [18]. В тоже время существует необходимость дальнейшего изучения влияния физических факторов на систему иммунитета и клеточное звено аллергической реакции с целью выяснения механизмов действия и обоснования клинического применения физиотерапевтических методов лечения бронхиальной астмы.

 Цель работы: клинико-иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапии у детей с атопической бронхиальной астмой.

 

Материалы и методы. В ходе работы обследовано 66 детей в возрасте от 6 до 18 лет. Все они наблюдались по поводу атопической бронхиальной астмы легкого персистирующего течения. Диагноз бронхиальной астмы и оценка степени ее тяжести у детей установлен и подтвержден в стационаре на основании международных рекомендаций [2, 13], обоснован данными анамнеза, клиническими проявлениями заболевания. Исследование проходило по протоколу открытого контролируемого исследования в параллельных группах пациентов на фоне стандартной терапии основного заболевания. У всех детей, включенных в обследование, получено информированное согласие родителей на участие в исследовании. Базисная терапия назначалась согласно международным консенсусам и протоколам лечения, включала ингаляционные глюкокортикостероиды (и-ГКС) в низких дозах, а также короткодействующие β2- агонисты по потребности.

 

В оценке клинических данных изучали динамику уровня контроля над бронхиальной астмой. С этой целью использовали тест по контролю над астмой (АСТ – Asthma Control Test). Для детей старше 12 лет пользовались стандартным тестом по контролю над астмой, который включает 5 вопросов. Для детей до 12 лет применяли тест из по контролю над астмой, включающий 7 вопросов (С-АСТ – Сhildhood Asthma Control Test). Оценка теста для детей старше 12 лет: 25 баллов –   полный контроль, 20-24 баллов хороший контроль, сумма менее 20 баллов – неконтролируемое течение заболевания, требуется вмешательство врача для пересмотра плана лечения. Оценка теста по контролю над астмой для детей от 6 до 12 лет: 20-27 баллов – контролируемое течение, сумма менее 20 баллов – неконтролируемое тече-ние заболевания, требуется вмешательство врача для пересмотра плана лечения.

Фенотипирование клеток проводили на проточном цитометре Cytomics FC 500 (Beckman Coulter Inc., США) с использованием моноклональных антител производства ОДО «НИКП РЕСАН», Беларусь. Для лизиса эритроцитов применяли лизирующий раствор OptiLyse С. Опре- деление показателей иммунного статуса проводили перед началом исследования, через 12-15 и 82-90 дней от начала терапии.

Изучались следующие иммунологические показатели:

-    фенотип базофилов: CD203с+, CD203с+CD63+ (активированные базофилы), CD203с+IgE+;

показатели субпопуляций эози- нофилов: FcεRI+ (высокоаффинный рецептор к IgE), CD23+IgE+.

Для проведения процедур магнитолазеротерапии использовали аппарат, имеющий следующие характеристики: лазер красной области спектра с длиной волны 0,67±0,02 мкм, лазер ближней инфракрасной области спектра, длина волны 0,78±0,02 мкм, постоянная магнитная насадка с магнитной индукцией 70 мТл. Количество облучаемых точек в области грудной клетки за один сеанс 10-12. Пациентам,вклю- ченнымвисследование,проводили 8-10 процедур магнитолазерной терапии.

Статистическую обработку данных проводили с использованием стандартного пакета прикладных программ «Statistica 6.0». Для принятия решения о виде распределения количественного признака использовали критерий Шапиро- Уилка. Для описания признака, распределение которого отличается от нормального, использовали медиану и интерквартильный интервал. Использовались непараметрические методы статистического исследования: критерий Манна-Уитни (для анализа различий в двух независимых группах по количественному признаку), критерий Вилкоксона (для анализа различий в двух зависимых группах по количественному признаку). При количестве независимых сравниваемых групп больше двух использовали однофакторный дисперсионный анализ. Различия считали достоверными при р<0,05.

Результаты. Все дети, включенные в обследование, были разделены на 2 группы: группа А – пациенты, получающие магнитолазерную терапию одновременно с базисной терапией, группа В – дети, получающие только базисную терапию. Перед включением в обследование обе группы пациентов были репрезентативны по полу и возрасту (р>0,05) (таблица 1). Статистически значимых отличий в уровне контроля над заболеванием, а также в показателях иммунного статуса между группами не установлено (р>0,05) (таблица 1).

 

При анализе результатов теста по контролю над астмой (АСТ) в группе А у детей старше 12 лет установлены достоверные  отличия  через  1 и  3  месяца  от  начала  лечения (р1-2<0,001;  р2-3<0,001).  В  группе  В результат   теста   также увеличивался в процессе наблюдения, статистически значимые отличия установ- лены у детей старше 12 лет через   1 и 3 месяца от начала лечения (р1-2<0,01;  р2-3<0,0001).  При сравнении результатов  теста  между группами выявлены статистически значимые различия. Через 3 месяца у детей старше 12 лет в группе А результат был достоверно выше (р<0,05) (таблица 2). У детей младше 12 лет результаты теста по контролю над астмой (С-АСТ) в группе А статистически значимо  выше  уже  через  1 месяц от начала лечения (р<0,01), улучшение результатов установлено и через 3 месяца (р<0,05). В группе   В статистически значимые отличия установлены в течение периода наблюдения (р1-2<0,05; р2-3<0,01), однако в группе А результат  теста достоверно выше, чем в группе В уже через 1 месяц от начала исследования (рС-АСТ2<0,05), что установлено и при дальнейшем определении (рС- АСТ3<0,05) (таблица 3). Полученные данные свидетельствуют о том, что при назначении детям с бронхиальной астмой процедур магнитолазерной терапии, наряду с базисным лечением, контроль над заболеванием достигается в более короткие сроки. 

В последние годы активно изучается роль базофилов в иммунной защите, а также их значение в патогенезе аллергических заболеваний. Одним из новых методов выявления аллергии является определение количества активированных базофилов [6, 14].

Уровень CD203с+ базофилов статистически  значимо  не   менялся  в течение периода наблюдения в обеих группах. В группе А статистически значимые отличия установлены в динамике абсолютного уров- ня CD203c+CD63+ базофилов через 82-90 дней от начала исследования в сравнении с исходным уровнем (p1-3абс.<0,05). Следует отметить, что относительный уровень этого показателя достоверно ниже в группе А через 12-15 и 82-90 дней от начала исследования в сравнении с группой В (pА2-В2отн. <0,01; p А3-В3отн. <0,01).

Относительный и абсолютный уровень CD203с+IgE+ базофилов статистически значимо снижался через 12-15 дней от начала исследования в группе А (p1-2отн.<0,05; p1-2абс.<0,05).

В  группе  В  наблюдался  рост этого показателя, однако достоверных отличий не установлено. При сравнении показателей в двух группах статистически значимые отличия выявлены между относительным уровнем CD203с+IgE+ базофилов через 12-15 дней от начала исследования, в группе А уровень достоверно ниже (pА2-В2отн.<0,05). Несмотря на то, что в группе А через 82-90 дней наблюдался рост абсолютного уровня CD203с+IgE+ базофилов, в сравнении с группой В, этот показатель статистически значимо ниже (pА3-В3абс.<0,05) (таблица 4).

 

При  изучении  динамики  уровня эозинофилов, а также эозинофилов, несущих различные рецепторы, в течение периода наблюдения выявлены следующие особенности. В группе А статистически значимое снижение относительного и абсолютного уровня эозинофилов установлено через 12-15 дней от начала исследования (p1-2отн.<0,05; p1-2абс.<0,05).   Достоверных отличий в группе В, а также между группами не выявлено. Уровень эозинофилов,   несущих   FcεRIрецептор, в группе А снижался после прове- дения магнитолазеротерапии (p1- 2абс.<0,05),  статистически  значимые отличия  установлены  между группами через 12-15 дней от начала исследования (pА2-В2<0,05) (таблица 5). В группе А относительный уровень CD23+IgE+ эозинофилов снижался  в  течение  трех  месяцев наблюдения (p1-3отн.<0,05), тогда как в группе В выявлено статистически значимое повышение уровня этого показателя (p1-3отн.<0,05). В группе  А, в которой проводилось магнитолазерное лечение в сочетании с базисной терапией, как относительный, так и абсолютный уровень CD23+IgE+ эозинофилов через 12-15 и 82-90 дней статистически значимо меньше в сравнении с группой В, пациенты которой получали только базисную терапию (pА2-В2отн.<0,01; pА3-В3отн.<0,001;    pА2-В2абс.<0,01;     pА2- В2абс.<0,01) (таблица 5).

Обсуждение. В литературе представлены данные о клинической эффективности лазеротерапии при     бронхиальной     астме.    Так, установлено, что лазеропунктура способствует улучшению показателей функции внешнего дыхания, снижению реактивности бронхов, восстановлению чувствительности бронхов к симпатомиметикам [10]. В ходе нашего исследования также наблюдается положительный клинический эффект после проведения магнитолазерной терапии. Повышение контроля над заболеванием наблюдалось в обеих группах, однако через 3 месяца от начала исследования уровень контроля статистически значимо выше у детей, получавших магнитолазерную терапию, в группе детей младше 12 лет статистически значимые отличия установлены уже через 1 месяц. На сегодняшний день механизм действия данного физического фактора точно не установлен. Так, имеются данные о нормализации количества Т-клеток, Т-хелперов, Т-супрессоров,   В-лимфоцитов  при использовании лазерного облуче- ния на область грудной клетки [3].

Учитывая, что дисфункция системы иммунитета лежит в основе развития бронхиальной астмы, лечение, изменяющее иммунологические показатели, является патогенетическим, наиболее эффективным [2]. Известно, что тучные клетки и базофилы занимают одно из основных мест в индукции аллергических заболеваний [17], рост уровня активированных базофилов наблюдается при бронхиальной астме [11]. После проведения магнитолазеротерапии уровень CD203с+CD63+, CD203+IgE+ базофилов снижался. Помимо этого установлена положительная динамика уровня эозинофилов и эозинофилов, несущих FcεRI+ и CD23+IgE+ рецептор, клеток, являющихся ключевыми в развитии аллергического процесса. Следовательно, после магнитолазерной терапии изменялся фенотип клеток, ответственных за аллергическую реакцию.

 

Таким образом, полученные в ходе исследования данные позволяют сделать вывод о том, что включение в терапию детей с бронхиальной астмой магнитолазерного лечения способствует улучшению клинической картины, а также сопровождается положительной динамикой показателей иммунного статуса. Расширение знаний о механизме действия этого физического фактора позволит обосновано и направленно использовать магнито- лазерную терапию у детей с данной аллергической патологией. Применение у пациентов магнитолазерной терапии является эффективным методом иммунокоррекции аллергического ответа при бронхиальной астме.

 

Выводы. 1. Назначение магнитолазерной терапии одновременно с базисным лечением способствует повышению контроля  над  заболеванием, в более короткие сроки позволяет достичь наилучшего результата.

2. После проведения процедур магнитолазерной терапии в сочетании с базисным лечением изменяется фенотип лейкоцитов, снижается абсолютный уровень CD203+CD63+ активированных базофилов, относительный уровень CD23+IgE+эозинофилов, уровень CD203+IgE+ базофилов, относительный и абсолютный уровень эозинофилов, FcɛRI+ эозинофилов с высокоаффинным рецептором для IgE.

3.  Магнитолазерная терапия способствует угнетению проаллергических показателей при астме у детей и может использоваться как метод иммунокорригирующего лечения.


Литература

1.      Балаболкин И.И. Бронхиальная астма у детей. / Балаболкин И.И., Булга- кова В.А. – М.: МИА, 2015. – 141 с.

2.      Баранов А.А. «Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика». / Баранов А.А., Чучалин А.Г. – 2-ое издание. – М.: Издательский дом «Русский врач», 2006. – 100 с.

3.      Земсков А.М. Немедикаментозная иммунокоррекция. / Земсков А.М., Земсков В.М., Сергеев Ю.В. и др. // М.: Национальная академия мико- логии, 2002. – 264 с.

4.      Новикова В.И. Гетерогенность аллергии при бронхиальной астме у детей / Новикова В.И., Новиков П.Д., Титова Н.Д. // Вестник ВГМУ. – 2014. –

№ 13(4). – С. 110-116.

5.      Новиков Д.К. Клиническая иммунопатология: руководство. / Новиков Д.К., Новиков П.Д. – М.: Мед. лит., 2009. – 464 с.

6.      Синельникова Н.А. Особенности иммунного ответа и активации базофи- лов у детей с хронической крапивницей / Синельникова Н.А., Бычкова Н.В., Калинина Н.М. // Медицинская иммунология. – 2015. – № 17(1). – С. 39-46.

7.      Смирнова О.В. Иммунофизиотерапия бронхиальной астмы / Смирно- ва О.В., Выхристенко Л.Р.,  Янченко В.В. //  Рецепт. – 2011. – № 1(75). –  С. 67-78.

8.      УлащикB.C. Основы общей физиотерапии. / Улащик В.С. – Мн.: Книжный дом; 2008. – 640 с.

9.      Хан М.А. Принципы и современные технологии медицинской реабилита- ции в детской пульмонологии / Хан М.А., Мизерницкий Ю.Л., Лян Н.А. //


Детская и подростковая реабилитация. – 2012. – № 2(19). – С. 53–62.

10.    Щегольков А.М. Лазеротерапия в пульмонологии / Щегольков А.М. // Пульмонология. – 2000. – № 4. – С. 11-17.

11.    Abdullahi M. Expression of Basophil Activation Markers in Pediatric Asthma.

/ Abdullahi M., Ranjbaran R., Alyasin S., Keshavarz Z. et al. // Iran J Immunol.

– 2016. – № 13(1). – Р. 27-36.

12.    Bruurs M.L. The effectiveness of physiotherapy in patients with asthma: a systematic review of the literature / Bruurs M.L., van der Giessen L.J., Moed H. // Respir Med. – 2013. – № 107(4). – Р. 483-494.

13.    Global Initiative for asthma – NHLBI/WHO Workshop Report. National Heart Lung Blood Institute, updated 2016 //www.ginasthma.org.

14.    Kang M.G. Basophil Activation Test with Food Additives in Chronic Urticaria Patients. / Kang M.G., Song W.J., Park H.K., Lim K.H. et al. // Clinical Nutrition Research. – 2014. – № 3. – Р. 9-16.

15.    Löwhagen O. Physiotherapy in asthma using the new Lotorp method / Löwhagen O., Bergqvist P. // Complement Ther Clin Pract. – 2014. – № 20(4). – P. 276-279.

16.    Silva V.R. Low-level laser therapy inhibits bronchoconstriction, Th2 inflammation and airway remodeling in allergic asthma / Silva V.R., Marcondes P.,SilvaM.,VillaverdeA.B.etal.//RespirPhysiolNeurobiol.–2014.–№1(194).–   Р. 37-48.

17.    Übel С. Role of Tyk-2 in Th9 and Th17 cells in allergic asthma. / Übel С., Graser А., Koch S., Ralf J. et al. // Sci Rep. – 2014. – № 4. – Р. 5865.

 18.    Wang X.Y. Effect of low-level laser therapy on allergic asthma in rats / Wang X.Y., Ma W.J., Liu C.S., Li Y.X. // Lasers Med Sci. – 2014. – № 29(3). – Р. 1043- 1050.

 

 

 


 

 

 

 

Прочитано 88 раз