Пятница, 09 Февраль 2018 13:08

Пищевые предпочтения и нарушения пищевого поведения у больных с метаболическим синдромом

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

УДК: 616-056.52

 1Пустовит Е.В., 2Успенский Ю.П., 2Фоминых Ю.А.

1ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России. 194100, г.Санкт-Петербург, ул.Литовская, 2а

2ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздрава России 197022, г. Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, д. 6-8

 

Пищевые предпочтения и нарушения пищевого поведения у больных с метаболическим синдромом


Резюме. Одной из актуальных проблем современного мира является ожирение. Питание взрослого населения планеты повсеместно не соответствует принципам здорового образа жизни, что приводит к росту избыточной массы тела, ожирению и формированию метаболического синдрома.  Ожирение  гетерогенно с генетической, физиологической, психологической и психиатрической точек зрения. Эпидемия ожирения опасна тем, что сопровождается резким ростом распространенности составляющих метаболического синдрома. Существуют различные патогенетические варианты ассоциации ожирения и тревожно–депрессивных расстройств. Очевидно, что ожирение и депрессия часто сопровождаются расстройствами пищевого поведения и пищевых предпочтений. Пищевое поведение изменяется в зависимости от психо-социальных, эмоциональных и иных факторов. Чаще всего при тревожно–депрессивных расстройствах у больных ожирением формируются такие формы нарушения пищевого поведения, как экстернальное, эмоциогенное, компульсивное пищевое поведение, синдром ночной еды. Экстернальное пищевое поведение про- является повышенной реакцией больного на внешние стимулы, такие как вид еды или жующего человека, реклама пищевых продуктов. При эмоциогенном пищевом поведении стимулом к приему пищи становится не голод, а эмоциональный дискомфорт. Компульсивное пищевое поведение клинически проявляется приступами переедания – не постоянными, а как бы сжатыми в короткие отрезки времени, не превышающие 2 часов. Синдром ночной еды проявляется клинической триадой симптомов: утренняя анорексия, вечерняя и ночная булимия.

Ключевые слова: метаболический синдром, пищевое поведение, пищевые предпочтения, ожирение.


Контактное лицо:

Пустовит Екатерина Викторовна

ассистент кафедры факультетской терапии им. проф. В.А.Вальдмана ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет" Минздрава России, 194100, Санкт-Петербург, Литовская, 2а. Тел.: +79313513985, e-mail.: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

1Pustovit E.V., 1.2Uspenskiy Y.P., 2Fominykh Y.A.

1Saint-PetersburgState PediatricMedical University. 194100, 2 Litovskaya st., St. Petersburg, Russia

2 Pavlov First Saint-Petersburg State Medical University. 197022, 6-8 L'va Tolstogo str., Saint Petersburg, Russia.

 

 Food preferences and eating behavior disorder at patients with metabolic syndrome

 

Abstract. Obesity is one of the actual problems of the modern world. The nutrition of the adult population of the planet is not consistent with the principles of a healthy life- style, which leads to an increase in overweight, obesity and the formation of a metabolic syndrome. Obesity is hetero- geneous from the genetic, physiological, psychological and psychiatric perspectives. From a clinical point of view, the obesity epidemic is dangerous because it is accompanied by a sharp increase in the prevalence of metabolic syndrome components. There are various pathogenetic variants of the association of obesity and anxiety - depressive disorders. Obviously, obesity and depression are often accompanied by eating disorders and eating habits. Nutritional behavior varies depending on the psychosocial, emotional and other factors. Most often with anxiety-depressive disorders in obese patients, forms of eating disorders such as external, emotional, compulsive eating behavior, night eating syn- drome are formed. External eating behavior is manifested by an increased reaction of the patient to external stimuli, such as a type of food or a chewing person, food advertis- ing. When emotionally eating behavior, the stimulus to food intake is not hunger, but emotional discomfort. Compulsive eating behavior is clinically manifested binge eating attacks - not permanent, but as if compressed in short periods of time, not exceeding 2 hours. The syndrome of nocturnal food is manifested by a clinical triad of symptoms: morning anorexia, evening and nighttime bulimia.

Key words: metabolic syndrome, food behavior, food preferences, obesity.

Contact person:


 

Pustovit Ekaterina Viktorovna


assistant of faculty therapy named after prof. V.A. Valdmana department Saint-Petersburg State Pediatric Medical University, 194100, 2à Litovskaya str, Saint-Petersburg, tel. +79313513985, e-mail.: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Одной из актуальных проблем современного мира является ожирение. На фоне изобилия вывесок заведений, отчаянно конкурирующих друг с другом и продающих еду и ритуалы потребления еды. Все это стало причиной того, что питание из способа удовлетворения биологических потребностей организма превратилась в развлечение, способ борьбы или ухода от ежедневного стресса. Питание большинства взрослого населения не соответствует принципам здорового об- раза жизни, что приводит к росту избыточной массы тела, ожирению и формированию метаболического синдрома. Согласно оценкам, свыше 1 млрд. взрослых во всем мире страдают избыточным весом, и, по меньшей мере, 300 млн. – ожирением. Ожирение гетерогенно с генетической, физиологической, психологической и психиатрической точек зрения. Основной вклад в эту эпидемию вносят сидячий образ жизни, высококалорийная, жирная пища и рост урбанизации. Современные данные позволяют считать ожирение психосоматической патологией [1,2]. К психосоматическим относят заболевания, возникающие в результате взаимодействия психических и соматических факторов, клиническая картина и течение которых характеризуются сочетанием психопатологической и соматической симптоматики с преобладанием последней. С клинической точки зрения эпидемия ожирения опасна тем, что сопровождается резким ростом распространенности составляющих метаболического синдрома. Ожирение и связанные с ним заболевания приводят к смерти более чем 2,8 млн. взрослых людей в мире ежегодно, являясь пятым по значимости фактором риска смертности [5,20]. Еще в 1921 г. психиатр Э.Кречмер писал, что лица с абдоминальным ожирением, в современном понимании часто страдают депрессией, инсультом, атеросклерозом и подагрой. В 1932 году у лиц с этим симптомокомплексом были выявлены нарушения углеводного обмена, снижение чувствительности к инсулину и вегетативная дисфункция. Эти работы впервые пред- положили связь между депрессией и синдромом, который позднее по- лучил название  матаболического. В последнее время эта проблема активно изучается, и, хотя в единичных исследованиях ассоциации между ожирением и психическими расстройствами не было, большинство накопленных данных свидетельствует о явном преобладании психопатологии в определенных группах пациентов. Наибольшая часть изменений психоэмоциональной сферы выявляется у пациентов с морбидным ожирением, женщин, а также, что особенно важно, у активно обращающихся к врачу для снижения массы тела [12,14]. При морбидном ожирении частота субклинических и клинически значимых тревоги и депрессии достоверно выше, чем в популяции. Распространенность депрессии в популяции составляет 17%, а у лиц с ожирением – 29-56% [11,15]. Не- обходимо отметить, что тревожно– депрессивные расстройства часто предшествуют развитию ожирения, особенно у подростков и молодых женщин, но у ряда пациентов, наоборот, депрессия развивается после многолетнего существования ожирения. Увеличение длительности ожирения сопровождается нарастанием депрессии [10,16]. Это указывает на возможность существования разных патогенетических вариантов ассоциации ожирения и тревожно–депрессивных расстройств [14].

 Классическая депрессия сопровождается бессонницей, снижением аппетита и массы тела, а атипичные, стертые и соматизированные депрессии чаще протекают с сонливостью, усилением аппетита и прибавкой массы тела. У всех больных при ожирении снижается качество жизни, при чем оно тем хуже, чем больше степень ожирения. Качество жизни – это универсальный многомерный показатель, который отражает степень неблагоприятно- го влияния болезни на повседневную жизнь человека. Как ожирение, так и депрессия часто сопровождаются расстройствами пищевого поведения и пищевых предпочтений [6]. Многолетние исследования свидетельствуют о значительных нарушениях в психической сфере при ожирении, которые влияют на формирование патологического пищевого стереотипа и течение заболевания [4,8,9,18]. Пищевое по- ведение – ценностное отношение к пище и ее приему, стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса, поведение, ориентированное на образ собственного тела, и деятельность по формированию этого образа [13]. Пищевые предпочтения – это продукты, которые предпочитает употреблять в пищу определенный человек. Пищевые предпочтения закладываются преимущественно в детском возрасте и сохраняются на всю жизнь. Родители воспринимают любой дискомфорт ребенка как голод и начинают его кормить. Сладостями и любимыми блюдами утешали, снимали нервное напряжение, налаживали отношение, сглаживали ссоры, стимулировали к исполнению неприятной работы, поощряли за хорошо выполненную работу; наказывали, лишая сладкого. Таким образом, вкусная еда служи- ла основным и практически единственным регулятором поведения ребенка. Другого реагирования на стрессовые ситуации не воспитывалось. Закрепился стереотип: когда мне плохо, я должен поесть и лучше сладкое. Пищевое поведение изменяется в зависимости от психосоциальных, эмоциональных и иных факторов. Чаще всего при тревожно–депрессивных расстройствах у больных ожирением формируются такие формы нарушения пищевого поведения, как эмоциогенное, компульсивное пищевое поведение, синдром ночной еды. Выявить особенности пищевого поведения помогают целенаправленная беседа, специальные опросники и анализ дневника питания. Особое внимание необходимо уделить причинам приема пищи, разъяснив больному их возможное разнообразие: голод, аппетит, пришло время еды, за компанию, машинально, впрок, чтобы успокоиться, чтобы снять агрессию или внутреннее напряжение, что- бы себя порадовать, чтобы получить удовольствие, чтобы не болела голова, от скуки и т.п. Нарушения пищевого поведения проявляются довольно наглядно: повышенным аппетитом, сниженной насыщаемостью, редкими и обильными приемами пищи преимуществен- но в вечернее время, повышенной тягой к сладкому, жирному, мучному, особенно в состояниях эмоционального напряжения, гедонистическим стилем питания. Изучение пищевого поведения больного, вы- явление факторов, способствующих формированию нарушений пищевого поведения у конкретного больного, представляется актуальным и поможет предупредить развитие ассоциированных с избыточным весом заболеваний.

Существует 3 основных типа нарушения пищевого поведения: экстернальное, эмоциогенное и ограничительное.

Экстернальное пищевое поведение проявляется повышенной реакцией больного не на внутренние, гомеостатические стимулы к приему пищи (уровень глюкозы, свободных жирных кислот в крови, наполненность желудка, его моторика и т.д.), а на внешние стимулы, такие как вид еды или жующего человека, реклама пищевых продуктов. Тучные люди с экстернальным пищевым поведением едят вне зависимости от того, когда они последний раз принимали пищу. Таким образом, человек с экстернальным пищевым поведением принимает пищу всегда, когда он ее видит, когда она ему доступна. Основой повышенного реагирования на внешние стимулы к приему пищи у них является не только повышенный аппетит, но и медленно формирующееся неполноценное чувство насыщения. При опросе тучных пациентов было выявлено, что сытость в процессе еды у них возникает позже по времени (при избыточном количестве съеденного) и ощущается ими в основном как механическое переполнение желудка. В запаздывании чувства сытости определенную роль играет и привычное чрезмерно быстрое поглощение пищи.

При эмоциогенном пищевом поведении стимулом к приему пищи становится не голод, а эмоциональный дискомфорт: человек ест не потому, что голоден, а потому, что неспокоен, тревожен, раздражен, подавлен, обижен и т.д. У этого типа пищевого поведения есть другие названия – гиперфагическая реакция на стресс, эмоциональное переедание, или «пищевое пьянство». Немаловажную роль в становлении эмоциогенного пищевого поведения играют особенности личности больного. К ним относятся высокая социальная ориентированность больного, хороший интеллект, высокая стрессодоступность, пониженная стрессоустойчивость, склонность к тревожно–депрессивным реакциям, психическая не- зрелость. Описанные личностные особенности приводят к формированию социально приемлемого способа защиты от стресса, который прост, доступен, легко осуществим, не требует умственного или эмоционального дополнительного напряжения [3].

Компульсивное пищевое поведение клинически проявляется при- ступами переедания – не постоянными, а как бы сжатыми в короткие отрезки времени, не превышающие 2 часов. При этом больной ест очевидно больше обычного и быстрее обычного. У него появляется чувство, что он не может сам регулировать свой прием пищи и остановить переедание. Потеря контроля за приемом пищи – важный диагностический признак компульсивных пищевых приступов.

Синдром ночной еды проявляется клиническими симптомами:

•   утренняя анорексия

•   вечерняя булимия

•   ночная булимия.

В основном этот синдром встречается у тучных женщин склонных к депрессивным состояниям.

Решающее значение для формирования нарушений пищевого поведения имеет наследственная дисфункция церебральных систем, регулирующих прием пищи. Наибольшее значение в этой дисфункции имеет серотонинергическая недостаточность. Прием легкоусвояемых углеводов в состоянии эмоционального дискомфорта способен привести к усилению активности серотонинергических систем мозга. Так, вслед за потреблением повышенных количеств высокоуглеводной пищи в крови увеличивается уровень глюкозы, что ведет к гиперинсулинемии. В условиях последней гематоэнцефалический барьер становится более проницаем для триптофана, в связи с чем увеличивается его уровень в ЦНС, что ведет к усилению синтеза серотонина. Таким образом, потребление высокоуглеводной пищи является своеобразным механизмом, позволяющим стимулировать активность серотонинергических систем мозга. Серотонин является нейромедиатором мозга, который участвует в формировании насыщения и эмоционального комфорта. Учитывая указанную зависимость, вполне возможно назвать высокоуглеводную пищу лекарством, эмпирически найденным больными: оно помогает им достичь комфорта, избавившись от состояния угнетенности, раздражения, тревоги и плохого настроения, приносит успокоение, ощущение радости, сытости и покоя.

Лечение таких пациентов является довольно сложной задачей не только для самих пациентов, но и для врачей. Долгосрочная эффективность диетотерапии [17], фармакотерапии [19] и бариатрической (метаболической) хирургии при ожирении являются недостаточными. Одна из дополнительных проблем пациентов с ожирением – психоневрологические расстройства [7]. Таким образом, не возникает никаких сомнений, что при формировании терапевтических программ необходимо учитывать специфику пищевого поведения, эмоционально–личностные особенности пациента и его психологические проблемы. К сожалению, на практике на это весьма редко обращают внимание, что затрудняет лечение ожирения, несмотря на многочисленные новые подходы.

Лечение ожирения желательно начинать с усиления мотивированности пациента на уменьшение массы тела. Для этого необходимо проанализировать причины, по которым больной хочет похудеть, и выяснить, кто инициировал его желание снизить вес. Усиление мотивации на уменьшение массы тела следует начинать с формирования желания похудеть у самого пациента, с фиксированием внимания и с конкретизацией абсолютно всех положительных сдвигов, которые следуют за снижением веса.

Важный принцип коррекции нарушений пищевого поведения – формирование у больного стремления не к иллюзорным, а к реалистичным целям. Желательно сместить цель больного со стремления сбросить максимум килограммов на более важную цель – обретение соматического и эмоционального благополучия. Если больной осознает и ощущает, что потеря каждого килограмма приближает его к здоровью и расширяет его возможности, то у него повышается удовлетворенность результатами терапии, улучшается контакт с врачом и лучше выстраивается долговременная стратегия лечения.

Важным в лечении является постепенное измене- ние пищевых привычек. Пищевые рекомендации желательно давать не сразу все, а постепенно, по одной две в неделю или даже медленнее.

Вместо назначения какой-либо строгой диеты лучше предоставить пациенту 3 списка продуктов. В первом списке указать продукты, которые абсолютно запрещены – они содержат животные жиры и легкоусвояемые углеводы. Во втором списке перечислить продукты, которые можно и нужно есть, но не злоупотреблять ими – рис, макароны и т.п. Третий список – продукты, которые пациент может потреблять без всяких ограничений. Необходимо акцентировать внимание пациента не на запрещенных продуктах, а на тех продуктах, которые пациенту разрешены. В период соблюдения диеты и снижения веса эмоциональные нарушения обычно обостряются, что значительно затрудняет проводимое лечение. У тучных людей в этот период чаще формируются или усугубляются имеющиеся астено-депрессивные и тревожные расстройства, нередко присоединяется чувство вины, незащищенности и беспомощности или, напротив, агрессия и враждебность.

Прием пищи следует увеличить до 4-5 раз в день. Кушать медленно, желательно в одно и тоже время, в од- ном и том же месте за хорошо сервированным столом. Необходимо постепенно выработать определенный ритуал приема пищи, который бы развивал и удовлетворял эстетические запросы пациента и препятствовал незаметному, машинальному перееданию.

Важно помнить, что долговременность терапевтического эффекта напрямую связана с тем, насколько привычным станет для пациента принципиально новый, правильный стиль питания, а лучше – новый образ жизни [3].


Литература

1.         Александер Ф. Психосоматическая медицина: принципы и применение / Александер Ф. // М.:Канон+ РООИ «Реабилитация»,2016. -349с.

2.         Гройсман А.Л. Клиническая психология, психосоматика и психопрофилактика/Гройсман А.Л. // Монография. М.: Издательский дом «Магистр-Пресс», 2002. - С. 333-340.

3.         Дедов И.И. Морбидное ожирение/Дедов И.И//М.: ООО «Медицинское информационное агенство», 2014. - 608с.

4.         Дедов И.И. Ожирение: этиология, патогенез, клинические аспекты / Дедов И.И., Мельниченко Г.А. // М.: «Медицинское информационное агенство», 2004.- 456 с.

5.         Дробижев М.Ю. Ожирение среди больных, обратившихся за медицин- ской помощью (данные крупного отечественного эпидемиологического исследования) / Дробижев М.Ю. // Ожирение и метаболизм. - 2009. - №2. - С. 35-40.

6.         Кунцевич А.К. Риск метаболического синдрома и питание населения / Кунцевич А.К. // Ожирение и метаболизм. - 2015. - №1. - Т12. - С. 3-10.

7.         Мазов В.К. Разработка подходов по оценке влияния диетотерапии на психоэмоциональное состояние и адаптационные возможности боль- ных с заболеванием сердечно – сосудистой системы и ожирением / Мазов В.К., Богданов А.Р., Гладышев О.А. и др. // Вопросы диетологии. - 2012. - №2. - Т2. - С. 10-13.

8.         Малкина–Пых И.Г. Исследование влияния индивидуально – психологи- ческих характеристик на результаты коррекции пищевого поведения и алиментарного ожирения / Малкина–Пых И.Г. // Сибирский медицин- ский журнал. - 2008. - №30. - С. 90-94.

9.         Малкина–Пых И.Г. Терапия пищевого поведения / Малкина–Пых И.Г. // Справочник практического психолога. – М:Эксмо.- 2007. – 1047 с.

10.       Митрошина Е.В. Пищевое поведение у молодых мужчин с ожирением, манифестировавшим в пубертатный период / Митрошина Е.В., Вербова А.Ф. // Ожирение и метаболизм. - 2010. - №3. - С. 31–33.

11.       Михайличенко Т.Г. Тревожно-астенические соотношения у больных с метаболическим синдромом / Михайличенко Т.Г. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.

- 2008. - №51. - С. 253-257.

12.       Симаненков В.И. От теории психосоматической медицины – к терапевтической практике / Симаненков В.И., Успенский Ю.П. // Руководство для врачей. – Спб.:Медлайн-экспресс., 2006. - №4. - С. 3-7.

13.       Соловьева А.В. Факторы риска формирования нарушений пище- вого поведения у лиц с избыточной массой тела и ожирением / Соловьева А.В. // Медицинский альманах. - 2013. - №6. - С. 178-180.

14.       Старостина Е.Г. Ожирение как психосоматическое заболевание / Старостина Е.Г. // Ожирение и метаболизм. - 2005. - №3. - С. 18-23.

15.       Третьяков С.В. Алекситимия и депрессия у мужчин с артериальной ги- пертонией в зависимости от степени ожирения и возраста / Третьяков С.В. // Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. - 2014. - №3. - С. 82-83.

16.       Успенский Ю.П. Метаболический синдром – депрессия-аддиктивное поведение: причинно-следственные взаимоотношения / Успенский Ю.П., Балукова Е.В. // Экология человека. - 2010. - №4. - С. 23-28.

17.       Ayyad C. Long – term efficacy of dietary treatment of obesity: a systematic review of studies published between 1931 and 1999 / Ayyad C., Andersen T.// Obesy Rev. -2000. - v.1(2). - Р. 113-119.

18.       Bjontorp P. The metabolic syndrome – a neuroendocrine disorder? / Bjontorp P., Rosmond R. // Br.J.Nutr. - 2005. - v.83. - P. 49-57.

19.       Glazer G. Long-term pharmacotherapy of obesity 2000: a rewie of efficacy and safety / Glazer G. // Arch Intern Med. - 2001. - v.161 (15): 1814. - 4р.

 20.       Obesity and overweight. Who Fact sheet №311. Update March 2013. Avaiable at: http.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/Accessed by: 15.04.2014.


 

Прочитано 132 раз