Понедельник, 07 Ноябрь 2016 13:37

Показатели иммунного статуса в крови у больных атрофическим гастритом

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

УДК 612.017.1:616.33-002.27

 

Показатели иммунного статуса в крови у больных атрофическим гастритом

 

Синяков А.А., Смирнова О.В., Цуканов В.В., Каспаров Э.В. Васютин А.В.

 

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера». 660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, 3-г

 

Резюме. Цель. Изучить особенности клеточного звена иммунитета в крови у больных атрофическим гастритом тела желудка. Методы. Проведено сравнительное исследование 85 больных с умеренным атрофическим гастритом тела желудка, 25 пациентов с выраженным атрофическим гастритом тела желудка и 90 практически здоровых лиц в возрасте от 25 до 65 лет. Атрофический гастрит диагностирован с помощью определения пепсиногена-1, пепсиногена-2 и антител к Helicobacter pylori в сыворотке крови и морфологического исследования слизистой оболочки желудка. Клеточное звено иммунитета в крови оценено методом непрямой иммунофлюоресценции с применением моноклональных антител (CD3, CD4, CD8, CD16). Результаты. У больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка, в сравнении со здоровыми лицами, определялось снижение содержания Т-лимфоцитов, субпопуляции Т-хелперов и соотношения CD4+/CD8+ в крови. Заключение. У больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка регистрировались признаки вторичного иммунодефицита.

Ключевые слова: Атрофический гастрит, клеточный иммунитет, лимфоциты.

 

Контактное лицо: Цуканов Владислав Владимирович - д.м.н., профессор, заведующий клиническим отделением патологии пищеварительной системы у взрослых ФГБНУ «НИИ медицинских проблем Севера». 660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, 3-г. Тел. +7-913-170-87-82, (391)256-81-71. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Indicators of immune status in the blood in patients with atrophic gastritis

 

Sinyakov A.A., Smirnova O.V., Tsukanov V.V., Kasparov E.V. Vasyutin A.V.

Scientific Research Institute of medical problems of the North. 3-G Partizana Zheleznyaka St., 660022, Krasnoyarsk, Russian Federation

 

Abstract. Aim. To study the features of cellular immunity indexes in the blood in patients with atrophic gastritis of the stomach body. Methods. It was performed comparative study of 85 patients with moderate atrophic gastritis of the stomach body, 25 patients with severe atrophic gastritis of the stomach body and 90 healthy individuals aged from 25 to 65 years. Diagnosis of atrophic gastritis performed by determining the pepsinogen-1, pepsinogen-2, Helicobacter pylori antibodies in blood serum and morphological study of the gastric mucosa. Evaluation of cellular immunity in the blood was performed by indirect immunofluorescence method using monoclonal antibodies (CD3, CD4, CD8, CD16). Results. In patients with severe atrophic gastritis of the stomach body was determined decrease of T-lymphocytes, T-helpers and the ratio CD4+/ CD8+ levels in blood compared with healthy persons. Conclusion. In patients with severe atrophic gastritis of the stomach body were registered indications of secondary immunodeficiency.

Keywords: atrophic gastritis, cellular immunity, lymphocytes.

 

Contact: Tsukanov Vladislav Vladimirovich - DM, Professor, Head of the department of clinical pathology of the digestive system in adults, Scientific Research Institute of medical problems of the North, 3-G Partizana Zheleznyaka St., Krasnoyarsk, Russian Federation, 660022. Tel. +7-913-170-87-82, (391) 256-81-71. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

 

Введение. Каждыйгодвмиредиагностируется около 900 000 новых случаев рака желудка, являющегося одной из ведущих причин смертности от онкологической патологии [11]. Значительные успехи в понимании канцерогенеза в желудке были достигнуты после предложения Correa каскада, объясняющего патогенетическую цепочку этой патологии [9]. Несмотря на тенденцию снижения заболеваемости раком желудка в Западной Европе и Северной Америке, борьба с онкологической патологией продолжает оставаться одной из ведущих целей в гастроэнтерологии [6, 12]. Следует подчеркнуть, что механизмы патогенеза рака желудка до настоящего времени остаются недостаточно ясными [1]. В этой связи изучение предраковых изменений в желудке является одной из наиболее актуальных задач в клинике внутренних болезней [5, 19, 20].

 

Материалы и методы. Обследовано 200 пациентов в возрасте от 25 до 65 лет, рандоминизированные на 3 группы. В первую вошли 90 практически здоровых лиц (46 мужчин и 44 женщин, средний возраст 46,8+2,2 года), во вторую - 85 пациентов с умеренным атрофическим гастритом тела желудка (42 мужчин и 43 женщин, средний возраст 47,2+4,4 лет), и третью - составили 25 пациентов с выраженным атрофическим гастритом тела желудка (14 мужчин и 11 женщин, средний возраст 45,1+3,1 лет).

Исследование проводилось с разрешения этического комитета ФГБНУ «НИИ медицинских проблем Севера». Каждый участник подписывал форму информированного согласия на обследование, согласно Хельсинской Декларации Всемирной Медицинской Ассоциации, регламентирующей проведение научных исследований.

Всем обследованным пациентам проводилась серологическая диагностика атрофического гастрита тела желудка и определение показателей иммунного статуса в крови. Кровь забиралась утром натощак из локтевой вены в пробирки Vacutainer с разделительным гелем и двойным активатором свертывания (кремнезем) и Vacutainer с раствором гепарина натрия (5 ЕД/ мл).

Серологическая диагностика атрофического гастрита тела желудка, с помощью определения пепсиногенов в сыворотке крови, осуществлялась в клинико-диагностической лаборатории ФГБНУ «НИИ медицинских проблем Севера». Пепсиноген-1, пепсиноген-2 и антитела к Helicobacter pylori, в сыворотке крови, определялись с помощью иммуноферментного анализа на ИФА-анализаторе «СтатФакс-3000», используя тест-систему «Гастропанель» («Биохит», Финляндия). Диагноз выраженного атрофического гастрита слизистой оболочки тела желудка (ХАГ) ставили на основании уровня пепсиногена-1 менее 25 мкг/л и значения отношения пепсиноген-1/пепсиноген-2 меньше 3. Показатели концентрации пепсиногена-1 от 25 до 50 мкг/л со значением отношения пепсиноген-1/пепсиноген-2 больше 3 – относили к слабо и средне выраженной атрофии тела желудка (ХГ). Здоровыми лицами служили пациенты с отсутствием жалоб со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта, гастроэнтерологического анамнеза, уровнем пепсиногена-1 более 50 мкг/л в сыворотке крови и соотношением пепсиноген-1/пепсиноген-2 больше 3. При определении H. pylori титры антител к ним от 30 EIU и более считали положительным результатом, менее 30 EIU – отрицательным [2, 4].

Для верификации серологически диагностированного выраженного атрофического гастрита пациентам выполнялись фиброэзофагогастродуоденоскопия и морфологическое исследование слизистой оболочки большой и малой кривизны тела желудка с использованием модифицированной Сиднейской классификации [10].

Оценка клеточного звена иммунитета осуществлялась методом непрямой иммунофлюоресценции с помощью моноклональных антител (Сорбент, Москва) в плазме крови [8] в лаборатории клинической патофизиологии ФГБНУ «НИИ медицинских проблем Севера».

Статистическая обработка данных проводилась с помощью пакета прикладных программ Statistica 7.0 (StatSoft, USA). Для анализа соответствия вида распределения признака закону нормального распределения использовали критерий Шапиро - Уилка. При описании выборки вычислялись медианы (Me) и интерквартильный размах процентилей (С25 75). Достоверность различий между показателями независимых выборок оценивали по критерию Манна - Уитни (p<0.05).

 

Результаты и обсуждения. Частота инфекции H. pylori не имела существенных отличий в обследованных группах и составила 77,8% в группе контроля, 82,3% у больных ХГ (р=0,45) и 88,0% у лиц с ХАГ (р=0,26).

Как абсолютные, так и относительные показатели CD3+-клеток (зрелые Т-лимфоциты) и CD4+-клеток (Т-хелперы) у больных с ХГ и ХАГ были значительно снижены, в сравнении со здоровыми лицами (табл. 1).

При исследовании CD8+ (Т-киллеры) и CD16+-клеток (лимфоциты, обладающие функцией киллеров против опухолевых клеток) подобная закономерность была менее выраженной (табл. №1). У пациентов с ХГ и ХАГ было снижено абсолютное содержание CD8+-клеток, по сравнению с контрольной группой, в то время как по относительным показателям этих клеток не было достоверных различий с группой контроля. У больных ХАГ в сравнении с группой контроля были снижены абсолютные показатели CD16+-клеток, в то время как по относительным показателям не было достоверных различий (табл. №2).

Важное значение в исследовании показателей иммунного статуса имеет иммунорегуляторный коэффициент, определяемый по соотношению CD4+/CD8+ (Т-хелперы/Т-киллеры). Этот коэффициент был равен у лиц в контрольной группе 1,67, у пациентов с ХГ – 1,43 (р1-2=0,04), а у больных ХАГ – 0,85 (р1-3<0,001). Полученные нами данные свидетельствуют о том, что при хроническом гастрите происходит угнетение в первую очередь Т-хелперов.

В настоящее время иммунологические аспекты гастрита продолжают активно изучаться [7]. Учитывая классические представления о роли H. pylori в развитии патологии желудка [3, 9, 16], особенное внимание уделяется возможности модулирования бактериями иммунных реакций в эпителии желудка. Была показана возможность ингибирования пролиферации Т-лимфоцитов [18] и механизмов ускользания бактерий от иммунного ответа [14]. Сейчас установлено, что хеликобактерный гастрит является следствием взаимодействия бактерии с различными субпопуляциями Т-лимфоцитов, модификации баланса провоспалительных и противовоспалительных цитокинов, смещения иммунного ответа в сторону Th1-реакции [15] и хронических изменений в системе иннатного иммунитета [13]. В этой связи не возникает сомнений, что хронический активный гастрит является иммунно-опосредованным заболеванием [17].

 

Заключение. У больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка регистрируются изменения иммунного статуса в крови, проявляющиеся в развитии вторичного иммунодефицита и выраженном снижении содержания CD3+- и CD4+-клеток и иммунорегуляторного индекса (CD4+/CD8+). Выявленные закономерности могут иметь значение для определения пациентов с повышенным риском прогрессирования атрофического гастрита.

 

Литература

1.        Агеева Е.С. Молекулярно-генетические факторы, влияющие на исход инфицирования Helicobacterpylori у жителей Республики Хакасия / Агеева Е.С., Штыгашева О.В., Рязанцева Н.В., Цуканов В.В.// Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2010. №4. С.25-30.

2.        Котелевец С.М. Перспектива серологического скрининга атрофического гастрита в России / Котелевец С.М. // Дневник Казанской медицинской школы. – 2013. - №1. – С. 24-26.

3.        Маев И.В. Оценка эффективности включения препарата висмута в схемы лечения больных с инфекцией Helicobacter pylori в амбулаторных условиях / Маев И.В., Самсонов А.А. Гречушников В.Б., Сайфутдинов Р.Г. и др. // Дневник Казанской медицинской школы. – 2014. - №5. – С.10-14.

4.        Маев И.В. Результаты открытого мультицентрового исследования эффективности дыхательных тестов в диагностике H.pylori / Маев И.В., Сайфутдинов Р.Г., Самсонов А.А., Гречушников В.Б. // Дневник Казанской медицинской школы. – 2013. - №1. – С. 21-23.

5.        Цуканов В.В. Распространенность атрофического гастрита тела желудка у населения г. Красноярска старше 45 лет / Цуканов В.В., Третьякова О.В., Амельчугова О.С. и др. // Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2012. №4. С.27-31.

6.        Цуканов В.В. Роль эрадикации Helicobacterpylori в профилактике рака желудка / Цуканов В.В., Амельчугова О.С., Каспаров Э.В. и др. // Терапевт. арх. 2014. №8. С.124-127.

7.        Coati I. Autoimmune gastritis: Pathologist's viewpoint / Coati I., Fassan M., Farinati F. et al. // World J. Gastroenterol. 2015. – Vol.21, №42. – P.12179-12189.

8.        Coons A.H. The demonstration of pneumococcal antigen in tissues by the use of fluorescent antibody / Coons A.H., Creech H.J., Jones R.N., Berliner E. // J. Immunol. 1942. Vol.45. P.159-170.

9.        Correa P. Gastric cancer: overview / Correa P. // Gastroenterol. Clin. North. Am. –2013. –Vol.42, №2. – P.211-217.

10.     Dixon M.F. Classification and grading of gastritis. The updated Sydney System. International Workshop on the Histopathology of Gastritis, Houston 1994 / Dixon M.F., Genta R.M., Yardley J.H., Correa P. // Am. J. Surg. Pathol. 1996. Vol.20, 10. P.1161-1181.

11.     Ferlay J. Estimates of worldwide burden of cancer in 2008: GLOBOCAN 2008. / Ferlay J., Shin H.R., Bray F. et al. // Int. J. Cancer. – 2010. – Vol.127, №12. – P.2893-2917.

12.     Graham D.Y. Helicobacter pylori update: gastric cancer, reliable therapy, and possible benefits / Graham D.Y.// Gastroenterology. – 2015. – Vol.148, №4. – P.719-731.

13.     Ieni A. Morphological and Cellular Features of Innate Immune Reaction in Helicobacter pylori Gastritis: A Brief Review / Ieni A., Barresi V Rigoli., L. et al. // Int. J. Mol. Sci. 2016. Vol.17, №1. pii: E109.

14.     Kao J.Y. Helicobacter pylori immune escape is mediated by dendritic cell-induced Treg skewing and Th17 suppression in mice / Kao J.Y., Zhang M., Miller M.J. et al. // Gastroenterology. 2010. – Vol.138, №3. – P.1046-1054.

15.     Larussa T. Helicobacter pylori and T Helper Cells: Mechanisms of Immune Escape and Tolerance / Larussa T., Leone I., Suraci E. et al. // J. Immunol. Res. 2015. – Vol.2015. – ID: 981328.

16.     McMahon B.J. The diagnosis and treatment of Helicobacter pylori infection in Arctic regions with a high prevalence of infection: Expert Commentary / McMahon B.J., Bruce M.G., Koch A., Goodman K.J., Tsukanov V. et al. // Epidemiol. Infect. 2016. Vol.144, №2. P.225-233.

17.     Moyat M. Immune responses to Helicobacter pylori infection / Moyat M., Velin D.// World J. Gastroenterol. 2014 – Vol.20, №19. – P.5583-5593.

18.     Schmees C. Inhibition of T-cell proliferation by Helicobacter pylori gamma-glutamyl transpeptidase / Schmees C., Prinz C., Treptau T.et al. // Gastroenterology. 2007. Vol.132, №5. – P.1820-1833.

19.     Sugano K. Kyoto global consensus report on Helicobacter pylori gastritis / K. Sugano, J. Tack, Kuipers E.J. et al. // Gut. – 2015. – Vol.64, №9. – P.1353-1367.

20.     Tsukanov V.V. Helicobacter pylori Infection, Intestinal Metaplasia, and Gastric Cancer Risk in Eastern Siberia / Tsukanov V.V., Butorin N.N., Maady A.S. et al. // Helicobacter. 2011. Vol.16, №2. P.107-112.

 

 

 

 

 

 

Таблица №1.

Содержание CD3+ и CD4+-клеток в плазме крови у больных гастритом.

Показатели

CD3+, (%)

CD3+, (109/л)

CD4+, (%)

CD4+, (109/л)

Ме

С2575

Ме

С2575

Ме

С2575

Ме

С2575

1. Контроль, n=90

66,0

60,0-72,0

1,43

0,93-2,41

45,0

34,0-48,75

0,97

0,52-1,63

2. ХГ, n=85

28,0

21,0-34,0

0,58

0,21-0,59

30,0

25,0-34,0

0,68

0,63-0,77

3. ХAГ, n=25

31,0

28,0-40,0

0,40

0,54-0,82

30,0

20,0-36,0

0,39

0,25-0,56

Р

P1-2<0,001

P1-3<0,001

P2-3=0,097

P1-2<0,001

P1-3<0,001

P2-3=0,2

P1-2<0,001

P1-3<0,001

P2-3=0,9

P1-2<0,001

P1-3<0,001

P2-3=0,02

Примечание: достоверность различий показателей вычислена при помощи критерия Манна – Уитни.

 

Таблица №2.

Содержание CD8+ и CD16+-клеток в плазме крови у больных гастритом.

Показатели

CD8+, (%)

CD8+, (109/л)

CD16+, (%)

CD16+, (109/л)

Ме

С2575

Ме

С2575

Ме

С2575

Ме

С2575

1. Контроль, n=90

27,0

20,0-33,75

0,58

0,31-1,13

20,0

17,0-23,0

0,43

0,26-0,77

2. ХГ, n=85

28,0

21,0-32,0

0,47

0,35-0,56

24,0

16,0-26,0

0,41

0,24-0,48

3. ХAГ, n=25

24,0

16,0-36,0

0,46

0,41-0,75

19,0

8,0-26,0

0,24

0,1-1,0

Р

P1-2=0,37

P1-3=0,4

P2-3=0,02

P1-2=0,01;

P1-3=0,04

P2-3=0,12

P1-2=0,1

P1-3=0,8

P2-3=0,23

P1-2=0,39

P1-3=0,03

P2-3=0,08

Примечание: достоверность различий показателей вычислена при помощи критерия Манна – Уитни.

 

 

Прочитано 690 раз