Вторник, 27 Июнь 2017 15:19

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом: анализ эпидемиологической ситуации в республике Татарстан за период 2003 - 2015 гг.

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

УДК: 632.937.16

1Шакирова В.Г., 1Гайфуллина Э.Г., 1Хаертынова И.М., 2Карпова И.А., 2Садреева Л.Ф.

1Казанская государственная медицинская академия - филиал ФГБУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации, кафедра инфекционных болезней – 420012 г. Казань, ул. Бутлерова, д.36.

2ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Татарстан (Татарстан)» – 420061 г. Казань, ул. Сеченова, д.13.

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом: анализ эпидемиологической ситуации в республике Татарстан за период 2003 - 2015 гг.

Цель работы. Изучение эпидемиологических особенностей ГЛПС в РТ.

Ключевые слова: геморрагическая лихорадка с почечнымсиндромом,природныеочаги,заболеваемость, сезонность, эндемичнаятерритория.

Контактное лицо:

Шакирова Венера Гумановна

к.м.н., доцент кафедры инфекционных болезней КГМА – филиал ФГБУ ДПО РМАНПО МЗ России. 420066, г. Казань, ул. Бондаренко, д. 15а, кв. 58. Тел.: 89872241080. E-mail:Vene- Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

1Shakirova   V.G.,   1Gaifullina   E.G.,  1Khaertynova I.M.,

2Sadreeva L.F., 2Karpova I.A.

1KSMABranchCampusoftheFSBEIFPERMACPEMOHRussia(Kazan)– 420012, Kazan city, Butlerova str, 36.

2FBHI «Center of Hygiene and Epidemiology in the Republic of Tatarstan(Tatarstan)"»–420012,Kazancity,Sechenovastr, 13.

Hemorrhagicfeverwith renal syndrome: analysis of the epidemiological situation in Tatarstan during 2003-2015years

Aim. The study of the epidemiological features of HFRS in RT.

Keywords: hemorrhagic fever with renal  syndrome,  the natural focues, morbidity, seasonal prevalence, rodent migration, endemicarea.

Сontact person:

Shakirova Venera Gusmanovna

Ph. D., docent of infectious disease department – KSMA Branch Campus of the FSBEI FPE RMACPE MOH Russia. 420066, Kazan city, Bondarenko str, 36, apartment 58.

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС)является одной из наиболее распространенных природно-очаговых инфекций в мире [1,4,5,11]. Актуальность проблемы связана с расширением ареалов природных очагов, ростом заболеваемости, наличием тяжелых форм, высокой летальностью и большими экономическими затратами [2,4,3,5].

В Российской Федерации ГЛПС является наиболее значимой из вирусных геморрагических лихорадок. Республика Татарстан (РТ) относится к зоонозным очагам ГЛПС, где инфекционным агентом является хантавирус Пуумала, вызывающий легкую  форму  заболевания с летальным исходом менее 0,4% [5,6,9].

В Китае ежегодно регистрируется до 100 000 случаев ГЛПС [13] и примерно 900 случаев в Корее и на Дальнем Востоке России [13]. В Европе, большая часть случаев ГЛПС диагностирована в России (3000 случаев), Финляндии (3000 случаев), Швеции (2000 случаев) и менее 100 лучаев приходится на другие европейские страны [10,12].

В России территория между Волгой и Уралом является наиболее напряженным зоонозным очагом ГЛПС. Самые высокие показатели заболеваемости зарегистрированы в республиках Татарстан,Башкортостан, Удмуртии, Самарской и Оренбургской областях[6,8].

Другими очагами неблагоприятной эпидемиологической ситуации являются территории на Дальнем Востоке (Приморский, Хабаровский края, Амурская область) и Западной Сибири (Омская, Тюменская, Новосибирская области)[5].

Кроме того, последние годы выявлены новые природные очаги в Центральном Федеральном округе (Тульская, Рязанская, Воронежская, Липецкая, Тамбовская, Орловская, Курская области), что привело к росту общей заболеваемости ГЛПС в России в 3 раза [9].

В течение последнего десятилетия наблюдается снижение числа регистрируемых случаев на Дальнем Востоке, Урале и Сибири. В то же время, недавно был обнаружен уникальный природный очаг ГЛПС в субтропической зоне Краснодарского края на территории Большого Сочи [7].

 Целью настоящего исследования явилось изучение эпидемиологических особенностей ГЛПС вРТ.

 Материалы и методы. Проведен анализ заболеваемости ГЛПС на территории РТ за период 2003- 2015 годы. Для анализа были использованы форма статистической отчетности №2 ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Татарстан (Татарстан)» за период 2003-2015 годы. Статистическая обработка данных  производилась  с использованием пакета прикладных программ«Statistica-5.5».

 Результаты и обсуждение. Многолетняя динамика заболеваемости ГЛПС носила волнообразный характер. За последние 13 лет в РТ крупные вспышки ГЛПС в показателях на 100 тыс. населения наблюдались в 2005-2006,   2008-2009,  20014-2015 годы [рисунок 1].

На территории РТ располагается ряд эндемичных природных очагов ГЛПС.  Наиболее  выраженные природные очаги выявлены в Черемшанском, Сабинском, Нурлатском, Бавлинском, Алексеевском, Альметьевском районах [рисунок 2].

 

На их долю приходится 55% всей заболеваемости по республике. Заболеваемость преобладала главным образом в районах с широколиственными лесами, в которых обитают рыжие полевки – основные источники инфекции на нашей территории.

Наиболее высокие показатели заболеваемости регистрировались в Черемшанском и Бавлинском районах (от 100 и выше на 100 тыс. населения), превышающие среднереспубликанские в 6-7 раз. В 7 районах Нурлатском, Алексеевском, Альметьевском, Лениногорском, Сабинском, Нижнекамском, Мамадышском, постоянная регистрация ГЛПС была менее 100 на 100 тыс. населения, но превышала среднегодовые показатели в 2-5 раз. В большинстве районов РТ среднегодовые уровни заболеваемости сохранялись низкими (до 10 на 100 тыс. населения) [рисунок 2].

По многолетним данным заболеваемость ГЛПС имела ярко выраженный сезонный характер. В летне–осеннее время она составляла 65-75% всех случаев  ГЛПС. Рост заболеваемости  начинался, как правило, с июня, наибольшее количество регистрировалось в августе-ноябре, снижаясь к декабрю. В годы эпидемии высокие показатели оставались в декабре, январе и даже в феврале, что вероятно связано с теплыми зимами, отсутствием спячки у части грызунов и их миграцией в жилища и хозяйственные постройки [рисунок 3].

Самым благополучным  периодом  года  по заболеваемости в РТ являлась ранняя весна   ̶   с марта по май, составляя 3% от средней заболеваемости за год [рисунок 3].

 

Анализ возрастной структуры заболеваемости ГЛПС показал, что преимущественно болели лица в возрасте от 20 до 50 лет. На данный возраст в среднем по республике приходилось 75,6% заболевших ГЛПС. Лица более пожилого воз- раста  (50-59  лет)  составили 19,2%, подростки   (15-17   лет)      ̶      2,7%, школьники (7-14 лет) - 1,4%. Дети дошкольного возраста и лица старше 59 лет болели крайне редко.

 

Социальный состав заболевших за исследуемый период представлен в значительной степени рабочими (работники промышленных предприятий, водители, строители, работники сельского хозяйства и лесхозов)   ̶  до 60,2%.

 

Преимущественно болели мужчины (в 6-7 раз чаще, чем женщины), что связано с их большей активностью в природе (охота, рыбалка, заготовка дров и т.д.), с трудовым процессом в лесу (строительные, нефтедобывающие, лесозаготовительные работы). В сред- нем по РТ доля мужчин из общего числа заболевших ГЛПС составила 82,4%.

 

Среди больных ГЛПС преобладали городские жители; на их долю приходится 60-70% случаев болезни. Горожане заражались преимущественно за пределами города, при посещении пригородных лесов и работе на садово-огородных участках. Особенно высокая заболеваемость наблюдалась в крупных городах, расположенных в лесистых зонах.

 

В Республике Татарстан различают шесть основных типов нозоочагов ГЛПС, выделяемых по условию, в которых оно произошло (лесной, производственный, садово-дачный, лагерный, аграрный, бытовой). Распределение по нозоочагам представлено на рисунке 4.

Лесной тип нозоочага являлся превалирующим для заражения ГЛПС в РТ (33,2%). Как правило, заражение при этом типе связано с профессиональной деятельностью лесозаготовителей, работников лесного хозяйства, рабочих новостроек (в лесистой местности), а также с временным (эпизодическим) пребыванием в лесах туристов, охотников и т.д. Он труден для профилактики, так как невозможно предусмотреть все места контакта  с природой неорганизованного на- селения.

 

Бытовой тип заражения чаще наблюдался у сельских жителей и жителей частного сектора при работе в погребах, гаражах, сборе и транспортировке сена, в условиях жизни непосредственно в лесу (кордоны, железнодорожные будки); вследствие миграции мышевидных грызунов поздней осенью из леса   в ближайшие поселки. На их долю приходилось в среднем 31,4% от всех случаев. При бытовом типе нозоочага чаще заболевали женщины и дети.

 

Производственные заражения связаны с работой в лесу или вблизи него (строительство, заготовка леса,  работа  на   нефтепромыслах и др.) и занимали 5,1% от всех случаев. Заражение в коллективных садах, огородах, относящихся к садово-огородному типу, были весьма обычны для РТ и составляли 15,2%. Садово-дачные заражения довольно пестры по  профессиональному и возрастному составу заболевших, нередко заболевали женщины.

 

Заражение во время сельскохозяйственных работ ̶ аграрный (сельскохозяйственный) тип в РТ составило 6,0%. Чаще инфицирование происходило осенью – в разгар уборочных работ, при перевозке сена, соломы, особенно с лесных полян, где имелась концентрация мышевидных грызунов.

 

Лагерный тип заражения наблюдался крайне редко и составлял 0,1% - 0,2% случаев, в виде небольших вспышек среди персонала и взрослых отдыхающих.

 

Выводы. Проведенный анализ заболеваемости ГЛПС в РТ позволил выявить следующие особенности:

 

Территория РТ является стабильным природным очагом ГЛПС. Наиболее выраженные природные очаги ГЛПС выявлены в центральных районах Закамья. На территории республики  находятся очаги со стабильно высокими показателями заболеваемости (100 и более на 100 тыс. населения). Для ГЛПС характерна сезонность с максимальными подъемами заболеваемости в летне-осенний период, а в годы эпидемиологического подъема высокие показатели сохраняются и в зимние месяцы (декабре, январе и даже в феврале).

 

Преимущественно болеют мужчины трудоспособного возраста. Превалирует лесной, бытовой и садовый тип заражения.


Список литературы.


1.   Магазов Р.Ш. Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (актуальные проблемы эпидемиологии, патогенеза, диагностики, лечения ипрофилактики)/Р.Ш.Магазов(подред.Акад.АНРБМагазоваР.Ш.).–Уфа: Изд-во «Гилем», 2006. – 250с.

2.  Онищенко Г.Г. Распространение вирусных природно-очаговыхинфекцийвРоссийскойФедерацииимерыпоихпрофилактике/ОнищенкоГ.Г.// Эпидемиология и инфекционные болезни – 2000. – №4. – С.4-8.

3.  СлоноваР.А.Особенностиэпидемиологиихантавируснойинфекциив очагах циркуляции разных генотипов вируса / Слонова Р.А., Компанец Г.Г., КушнареваТ.В.,идр.//Материалы1ВсероссийскогоЕжегодногоКонгресса по инфекционным болезням. – Москва, 2009. – С.199.

4.  ТкаченкоЕ.А.СовременноесостояниепроблемыГЛПС/ТкаченкоЕ.А., Слонова Р.А., Иванов Л.И., и др. // Природно-очаговые болезни человека.– Омск, 2001. – С.22-23.

5.   Шакирова В.Г. Клинико-эпидемиологическая характеристика ГЛПС при различных формах тяжести на территории республики Татарстан / Шакирова В.Г., Хаертынова И.М., Гайфуллина Э.Г., и др. // Практическая медицина – 2011. –№3 (51). – С. 181-183.

 

6.  Davidyuk, N.Y. Genetic Diversity of Puumala Virus Isolates in the Republic ofTatarstanandtheRepublicofMordovia/DavidyukY.N.,KabweE.,Khaiboullina S.F. et al. // BioNanoSci. – 2016. –doi:10.1007/s12668-016-0331-9.

7.    Dzagurova T.K. Discovery, clinical and etiological characteristic of hemorrhagic fever with renal syndrome in the subtropical zone of Krasnodar region / Dzagurova T.K., Tkachenko E.A., Iunicheva V., et al. // Zh Mikrobiol Epidemiol Immunobiol. – 2008  ̶  № 1. – P. 12-16.

8.  GaraninaS.B.Geneticdiversityandgeographicdistributionofhantaviruses in Russia / Garanina S.B., Platonov A.E., Zhuravlev V.I., et al. // Zoonoses Public Health. – 2009. – Vol. 56, № 6-7. – P.297-309.

9.KhismatullinaN.A.Epidemiologicaldynamicsofnephropathiaepidemicain theRepublicofTatarstan,Russia,duringtheperiodof1997-2013/Khismatullina N.A., Karimov M.M., Khaertynov K.S., et al. // Epidemiol Infect. – 2015. – P.1-9.

10.    OlssonG.E.PredictinghighriskforhumanhantavirusinfectionsSweden/ OlssonG.E.,HjertqvistM.,LundkvistA.,etal.//Emerg.Infect.Dis.–2009.–Vol. 15, № 1. – P. 104-106.

11.    Schmaljohn C. Hantaviruses: a global disease problem / Schmaljohn C., Hjelle B. // Emerg. Infect. Dis. – 1997. – V. 3. ̶   № 2. – P. 95-104.

12.      Tkachenko E.A. Actual problems of hemorrhagic fever with renal syndrome / Tkachenko E.A., Вernshtein A.D., Dzagurova T.K., et al. // Zh Mikrobiol Epidemiol Immunobiol. – 2013. ̶ № 1. – P. 51-58.

 

13.     Zhang Y.Z. Hantavirus infections in humans and animals, China / Zhang Y.Z., Zou Y., Fu Z.F., et al. // Emerg. Infect. Dis. – 2010. – Vol.16, №8. – P. 1195- 1203.


Прочитано 138 раз