Понедельник, 18 Февраль 2019 15:40

Современные кардиоспецифические биомаркеры при разных вариантах инфаркта миокарда

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

УДК: 616.127-005.8
1ХАМИТОВА А.Ф., 1ДОЖДЕВ С.С., 1ЗАГИДУЛЛИН Ш.З.,
2ЛАКМАН И.Р., 1ГАРЕЕВА Д.Ф., 1,2 ЗАГИДУЛЛИН Н.Ш.
1ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России, 450000, г. Уфа, ул. Ленина 3, Россия.
2Уфимский государственный авиационный технический университет, 450000, г. Уфа, ул. Карла Маркса, 12, Россия.

 

Современные кардиоспецифические биомаркеры при разных вариантах инфаркта миокарда

 

Резюме. Актуальность проблемы. Острый коронарный синдром (ОКС) и ее осложнения являются одной из основных причин смертности и инвалидизации в Российской Федерации. Появление новых биомаркеров, таких как ST2, BNP и Pentraxin-3 предоставляет больше возможностей в диагностике заболевания и в стратификации риска развития неблагоприятных сердечно-сосудистых осложнений.

Ключевые слова: ST2, NT-proBNP, пентраксин-3, кардиоваскулярные исходы, инфаркт миокарда.

Контактное лицо:

Хамитова Айсылу Фаризовна
аспирант кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО БГМУ, Россия, 450000, г. Уфа, ул. Ленина 3
тел. +79874738117, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


1KHAMITOVA A.F., 1DOZHDEV S.S., 1ZAGIDULLIN S.Z., 2LAKMAN I.A., 1GAREEVA D.F., 1,2ZAGIDULLIN N.S.
1 Bashkir state Medical University, Russia, 450008, Ufa, Lenin Str. 3
2 Ufa State Aviation University, Russia, 450000, Ufa, K. Marx Str.12

 

Cardiospecific biomarkers in different variants of myocardial infarction

 

Abstract. Background. Acute coronary syndrome and its complications are one of the main reasons of mortality and invalidization in Russian Federation. New modern biomarkers such as ST2, NTproBNP and Pentraxin-3 (Ptx-3) provide more opportunities in the diagnostics of disease and in calculation of future cardiovascular events.

Keywords: ST2, NT-proBNP, pentraxin-3, cardiovascular events, myocardial infarction.

Contact person:

Khamitova Aisylu Farizovna
cardiologist, post-graduate student of the department of propaedeutics of internal diseases Federal State
Educational Institution of Higher Education BSMU, Russia, 450008, Ufa, Lenin Str. 3, phone: 89874738117,
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Список сокращений
NT-proBNP — N-концевой фрагмент предшественника мозгового натрийуретического пептида,
Ptx-3 - пентраксин – 3,
ДИ – доверительный интервал,
ИМ — инфаркт миокарда,
ИБС – ишемическая болезнь сердца,
ЛЖ — левый желудочек,
ОКС – острый коронарный синдром,
СН — сердечная недостаточность,
ФВ ЛЖ — фракция выброса левого желудочка,
ЧКВ – чрескожное коронарное вмешательство,
КАГ- коронароангиография,
ПМЖА – передняя межжелудочковая артерия,
ОА – огибающая артерия,
ПКА – правая коронарная артерия,
ЛКА – левая коронарная артерия,
ХС - холестерин,
ЛПНП – липопротеиды низкой плотности,
ТГ – триглицериды,
АСТ - аспартатаминотрансфераза,
АЛТ - аланинаминотрансфераза,
КФК МВ – креатинфосфокиназа МВ фракция.


Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и от ишемической болезни сердца (ИБС), в частности, является ведущей в Российской Федерации [3]. ИБС и её самое грозное проявление – инфаркт миокарда (ИМ) могут привести как к немедленным (кардиогенный шок, фибрилляция желудочков и др.), так и к отдалённым осложнениям. В частности, ИМ увеличивает частоту смертей от сердечно-сосудистых событий, повторных ИМ, инсультов и развитие сердечной недостаточности.

Кардиоспецифические биомаркеры, после электрокардиограммы, являются основным методом диагностики ИМ. Их концентрация также коррелирует с тяжестью события, и возможно определение риска развития сердечно-сосудистых событий в будущем. Наряду с классическими биомаркерами, такими как КФК-МВ, АСТ и, уже вошедшего в клиническую практику кардиоспецифическим тропонином, появляются новые. ST2, стимулирующий фактор роста, является членом семейства рецепторов интерлейкина-1 (IL-1). Повышенная концентрация циркулирующего в крови ST2 указывает на высокий риск развития СН и смерти у пациентов с ИМ как с подъемом, так и без подъема сегмента ST [8, 9, 11, 13]. Он является надежным биомаркером стратификации риска не только для пациентов с СН, но и для больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, так и в популяции в целом [2, 5,17]. Пентраксин-3 (Pentraxin-3, Ptx-3), относится к суперсемейству пентраксинов. Есть данные о том, что
повышенная секреция Рtx-3 характерна для пациентов с ИБС, в том числе связана с острым коронарным синдромом, а высокие плазменные уровни Рtx-3 являются предикторами неблагоприятных клинических исходов у пациентов с сердечной недостаточностью [14]. Повышение уровня Рtx-3 в периферической крови ассоциировано с наличием диастолической дисфункции как у пациентов без признаков ХСН, так и при ХСН с сохранённой фракцией выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) [19].
BNP и NT-proBNP, это пептидные гормоны, декретирующиеся в ответ на растяжение кардиомиоцитов из-за повышенного давления или объема. Определение уровня натрийуретических пептидов, в особенности NT-proBNP, является надежным скрининговым тестом для диагностики ХСН, стратификации риска развития ХСН и ее прогноза [1, 2, 12]. По данным многих исследователей, по динамике концентрации NT-proBNP можно судить об эффективности проводимой терапии и подбирать дозу лекарственных препаратов. Данные исследования CONSENSUS II и SAVE [15] подтвердили, что уровень NTproBNP является прогностическим фактором, указывающим на риск смерти, рецидива острого ИМ или развития ХСН не только у больных с ИМ, но также у пациентов с нестабильной стенокардией, у которых отсутствовали признаки некроза кардиомиоцитов, определяемые по повышению уровня тропонина

I. По результатам многочисленных исследований повышение уровня NT-proBNP является независимым прогностическим фактором смертности при ХСН [1]. В соответствие с современной топической классификацией ИМ [3], существуют разные варианты развития ИМ, а именно Q/non-Q ИМ, c подъёмом и без подъёма ST. Поскольку биомаркеры связаны с различными звеньями повреждения миокарда, то представляется важным проанализировать биомаркерный профиль в зависимости от
вариантов инфаркта миокарда.

Цель. Исследовать особенности биомаркерного профиля у пациентов с разными вариантами инфаркта миокарда.

Материалы и методы. На базе отделений кардиологии и интенсивной терапии ГБУЗ РБ ГКБ №21 г. Уфы, было исследовано 180 пациентов (61,4±1,7 лет), госпитализированных с диагнозом «ОКС». Диагноз устанавливали по клиническим, электрокардиографическим, эхокардиографическим, лабораторным и рентгенхирургическим методам исследования.
Критерии включения:
• Возраст старше 18 лет;
• диагноз ОКС при поступлении устанавливался на основании наличия маркеров повреждения (тропонин I и/или КФК МВ), клинической симптоматики в виде загрудинных болей длительностью более 20 мин, не купирующихся приемом нитроглицерина, присутствие на ЭКГ подъема сегмента ST и/или изменении зубца Т в двух смежных отведениях, или впервые возникшая полная блокада ЛНПГ;
• информированное согласие.

Критерии невключения:
• более 10 дней с момента развития ОКС;
• врожденные и приобретенные пороки сердца;
• нарушения проводимости сердца: синдром слабости синусового узла, атриовентрикулярная блокада II и III степеней;
• хроническая болезнь почек 2а
и более степеней тяжести;
• тромбоэмболия легочной артерии и злокачественные новообразования в анамнезе;
• хроническая обструктивная болезнь легких и другие заболевания органов дыхания;
• острые инфекционные заболевания и обострение хронических заболеваний на момент включения в исследование;
• беременность, ранний послеродовой период, период лактации.

Терапия была проведена в соответствии с клиническими рекомендациями. Исследование выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики и принципами Хельсинской Декларации, и одобрено локальным этическим комитетом при ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России и ГБУЗ РБ ГКБ №21 г. Уфы. До включения в исследование у всех участников было получено письменное информированное согласие. При поступлении пациентов в стационар осуществлялся забор
крови. Концентрация биомаркеров NT-proBNP, ST2 и пентраксина-3 определяли иммуноферментным методом с помощью тест-систем фирм Critical diagnostics (США), Biomedica (Словакия) и Hycult biotech (США), соответственно.
Статистический анализ проведён с помощью программы “Statistica 10.0”. Данные представлены в виде средних значений (М), и ошибки средней квадратичной (m). В качестве статистических критериев для определения различий в подгруппах использовался параметрический критерий Стьюдента для парных переменных и, в случае неправильного распределения непараметрический критерий Манна-Уитни. Качественные признаки анализировались с помощью параметра Хи-квадрат. Нулевая гипотеза об отсутствии различий отвергалась при уровне значимости p <0,05. Для определения взаимосвязи между показателями в группах использовалась корреляционная взаимосвязь по Пирсону, где коэффициент больше 0,70 демонстрировал сильную связь между показателями, от 0,30 до 0,70 – связь умеренную, меньше 0,30 – связь слабую.

Результаты. В ходе исследования все пациенты были разделены на несколько пар сравнения: для 1-ой - основным критерием было выбрано наличие отсутствие подъема сегмента ST, для 2-ой – наличие/отсутствие патологического зубца Q, для 3-ей и 4-ой парах – значение в норме/ выше нормы биомаркеров ST2 и NT-proBNP. Среди исследуемых пациентов преобладали мужчины (136), в сравнении с женщинами (44). Из сопутствующих заболеваний встречались артериальная гипертензия (АГ,
n=167, 92%), ИМ (42, 23%), сахарный диабет (СД, 31, 17%). На всем протяжении наблюдения в стационаре проводилась стандартная терапия ИМ. Первичное чрезкожное вмешательство (ЧКВ) на инфарктзависимой артерии применялось у 132 (73,3%) пациентов, а при наличии противопоказаний – тромболитическая терапия – 26 (14,4%). ST2, NTproBNP, Ptx-3 оценивались в момент поступления в стационар. В таблице 1 представлена характеристика пациентов в группе (таблица 1).

В момент поступления в стационар была взята кровь на биохимический и иммуноферментный анализы. В таблице 2 представлены средние значения показателей (Таблица 2).

NT-proBNP нормальные значения в диапазоне от 0-200 пг/мл, повышение более 200 пг/ мл характерно для сердечной недостаточности. Для ST2 диапазон нормальных значений для мужчин составляет 8,5 - 49,3 нг/мл и для женщин - 7,1-33,5 нг/мл. Для Ptx-3 в настоящее время нормальные показатели не разработаны. Затем полученные данные были последовательно проанализированы в парах в зависимости наличия Q/non-Q инфаркта миокарда; ОКСпST / ОКС без ST и в зависимости от превышения нормальных показателей ST2 и NT-proBNP. В зависимости от Q/non-Q инфаркт миокарда пациентов с Q-ИМ составило 149 человек (82,1%), с non-Q ИМ – 31 человек (17,2 %) – таблица 3. Женщины в группе nonQ-ИМ встречались чаще, чем в группе с Q-ИМ ИМ, а инсульты, в анамнезе – примерно, с одинаковой частотой. Высокий уровень ХС и ЛПНП были факторами риска для Q-ИМ (p=0,0275 и p=0,042 соответственно), но не с nonQ-ИМ. Также концентрация стандартных маркеров повреждения (тропонин Т, КФК МВ, AСТ и АЛТ) была значительно больше в группе с Q-ИМ (p<0,05). В тоже время биомаркеры ST2 и Ptx-3 не различались между группами, в отличие от NT-proBNP (p=0,013), который был больше в группе с Q-ИМ. В группе с non-Q ИМ выявлена сильная корреляционная взаимосвязь по Пирсону между ST2 и NT-proBNP (r=0,75, p=0,034), средней силы – между NT-proBNP и P-3 (r=0,52, p=0,023), также средней силы и обратная между NT-proBNP и ФВ ЛЖ (r=0,56, p=0,034), умеренная - между ST2 и Ptx-3 (r=0,45, p=0,066) и сывороточным уровнем глюкозы и NT-proBNP (r=0,48, p=0,013).

В зависимости наличия / отсутствия подъёма сегмента ST. Далее пациенты были разделены на группы с ОКСпST и ОКСбST и, сравнены межу собой. ИМ в анамнезе встречался чаще в группе с ОКСбST (p=0,024), при этом пациенты данной группы были старше, чем в группе с ОКСпST (p=0,011). В тоже время ХС, ЛПНП и ЛПВП не были факторами риска ни для одной из групп (p>0,05). Стандартные ферменты также не отличались между собой, включая тропонин (p>0,05). В тоже время, в группе c ОКСпST ST2 и NT-proBNP были выше (оба p<0,001), в отличие от Рtx-3 (p=0,068) (Таблица 4). При проведении корреляционного анализа между ST2 и NT-proBNP (r=0,45, p=0,023) и между ST2 и Ptx-3 в группе с ОКСпST была выявлена умеренная
корреляционная связь (p=0,056).


В зависимости от нормального / патологического ST2. Больные с высоким ST2 встречались чаще в более старшем возрасте (p=0,01) и, достоверно чаще у женщин (p=0,0031). Частота ИМ и инсультов не различалась между группами (p>0,05), также,
как и «стандартные» биомаркеры (AСТ, AЛТ, КФК МВ), холестерин и его фракции (p>0,05), но различия определялись в “новых” биомаркерах - ST2 (p<0,001) и Ptx-3 (p<0,001) (Таблица 5). В группе с повышенным уровнем ST2 между ST2 и NT-proBNP выявлена прямая корреляционная связь средней силы (r=0,51, p<0,001) и обратная - между NT-proBNP и ФВ ЛЖ (r=-0,51, p<0,001). В группе c нормальными значениями ST2 определена корреляция умеренной силы между NT-proBNP и сывороточной глюкозой (r=0,5, p<0,001).

В зависимости от нормального / патологического NT-proBNP. В группе с патологическим NTproBNP пациенты были значительно старше, чем в группе с нормальным показателем (55,94±2,16 против 64,98±2,24 лет, p<0,001) и, чаще встречались у женщин. ХС и ЛПНП и ЛПВП были сравнимы между группами (p>0,05). Глюкоза была выше в группе с высокой NT-proBNP (p=0,015), что соответствует разнице в частоте встречаемости частоте СД между группами (9,84% против 22,01%, p=0,172). Если среди «стандартных» биомаркеров только AСТ был больше в группе высокого NTproBNP, то все 3 «новых» биомаркера достоверно отличались между собой (p<0,05) (Таблица 6). В группе с высоким NT-proBNP определена умеренная корреляционная взаимосвязь между ST2 и NT-proBNP (r=0,45, p=0,018).

Обсуждение. Биомаркеры являются краеугольным камнем диагностики ОКС. Они способны оценить риск развития осложнений в раннем и отдалённом периоде. При сравнении групп с Q/non-Q ИМ факторами риска развития Q-ИМ оказались мужской пол, высокий уровень ХС и ЛПНП. Значение стандартных биомаркеров, таких как тропонин, КФК МВ, АСТ и АЛТ также было достоверно выше для пациентов в группе с Q-ИМ. Как известно, Q-ИМ характеризуется большим объёмом повреждения миокарда [3, 16]. Значимый уровень NT-proBNP в группе с Q-ИМ вероятно связан как с ишемическим повреждением кардиомиоцитов, так и с началом процессов ремоделирования в миокарде. ST2 и Ptx-3 в данной группе не различались между подгруппами, и NT-proBNP оказался более чувствительным и специфичным для характеристики данной группы. В группе ИМсST по сравнению с группой ИМ без ST более значимы оказались такие факторы как уровень глюкозы, наличие СД, уровень
ST2 и NT-proBNP. Поскольку подъем сегмента ST характерен для более раннего периода развития ИМ, предполагается, что уровни данных биомаркеров связаны с процессами воспаления и развития эндотелиальной дисфункции.
В группе с высоким ST2 значимыми оказались факторы большего возраста (p=0,003), мужской пол, высокий уровень глюкозы и Ptx-3. Умеренное увеличение концентрации ST2 носит, вероятно, защитный характер, что ярче проявляется у больных с благоприятным течением заболевания [2,8]. Однако при выраженном повышении уровня ST2 развиваются неблагоприятные эффекты. Известно, что трансмембранная форма ST2 защищает миокард от перегрузки, в то время как растворимая его форма препятствует этому защитному механизму, связывая интерлейкин-33, блокируя его кардиопротекторное действие [10,16]. Вероятно, увеличение концентрации ST2 при неблагоприятном течении ИМ связано с повышением содержания растворимой формы маркера, образующейся при повреждении кардиомиоцитов. В то же время, при ИМ происходит активация гуморального и клеточного звеньев иммунного ответа, являющегося необходимым условием для рубцевания зоны некроза и способствующего увеличению уровня ST2 [17,18]. Увеличение концентрации стимулирующего фактора, по-видимому, обусловлено выраженной декомпенсацией гемодинамики и активацией провоспалительного статуса в условиях ишемии/реперфузии [11].
По той же причине, значение Ptx-3 оказалось значимым в этой подгруппе. Кроме того, исследования у пациентов с инфарктом миокарда или сердечной недостаточностью также показали, что уровни ST2 коррелировали с глюкозой и, были выше у пациентов с диабетом, по сравнению с теми, у которых диабет отсутствовал [7]. Повышенный уровень биомаркеров ST2 и NT-proBNP в данной группе лишь подтверждает тот факт, что ST2 является маркером не только гемодинамического стресса, но может отражать воспаление, фиброз, так и процессы неблагоприятного ремоделирования миокарда [8]. Следует отметить, что ST2, коррелирует как с маркерами резистентности к инсулину / эндотелиальной дисфункции, так и дисфункцией ЛЖ, что было отражено в различных исследованиях [4, 8, 9, 12].
В группе с высоким уровнем NTproBNP значимыми оказались возраст, пол, уровень глюкозы, AСT, ST2, Ptx-3 и NT-proBNP. Такая корреляция в группе NT-proBNP скорее всего, говорит о том, что он является более специфичным и чувствительным биомаркером, уровень которого изменяется совместно с новыми и традиционными биомаркерами. В литературе отмечали низкую специфичность ST2 [17]. Так, например, в исследовании CLARITY-TIMI 28 сравнивали NT-proBNP и уровень ST2: ST2 лишь умеренно коррелировал с NT-proBNP (r=0,14). При совместном анализе ST2 с NT-proBNP статистическая достоверность повысилась с 0,82 (95 % ДИ 0,77-0,87) до 0,86 (95 % ДИ 0,81-0,90, p = 0,017). Комбинация ST2 с NT-proBNP достоверно усиливала стратификацию риска [17]. Хотя есть данные, что оценка уровня ST2 позволяет прогнозировать риск развития дезадаптивного ремоделирования с большей чувствительностью и специфичностью по сравнению с NT-proBNP [2].


Использование в мультимаркерном анализе двух или более биомаркеров из различных патогенетических классов дает возможность получить дополнительную прогностическую информацию, и способствует рациональной и надежной риск стратификации пациентов с ОКС [5, 6, 12]. Большинство мультимаркерных подходов включает добавление новых перспективных биомаркеров к хорошо изученным факторам риска [6,15]. В дальнейшем, определение сердечно-сосудистых конечных точек через 1-2 года с учетом, полученных в данном исследовании результатов, позволит сформировать мультимаркерную шкалу оценки риска развития неблагоприятных сердечно-сосудистых конечных точек (смерти, инфаркты, инсульты, госпитализации).

Выводы
1. Высокие уровни глюкозы, ST2, NT-proBNP и наличие СД являлись факторами риска для развития ИМ с подъёмом сегмента ST.
2. Мужской пол, высокие уровни ХС и ЛПНП были характерны для Q-ИМ.
3. Для группы с высоким ST2 был характерен мужской пол, больший возраст, высокий уровень глюкозы и Ptx-3 и в группе с повышенным NT-proBNP – аналогичные факторы и повышение «новых» биомаркеров и AСТ.
4. Долгосрочное наблюдение с определением конечных сердечно-сосудистых конечных точек будет способствовать созданию прогностической шкалы оценки краткосрочного и долгосрочного риска.

Благодарности: выполнено при поддержке гранта «Умник Хелснет НТИ».


Литература
1. Бугримова М.А. Мозговой натрийуретический пептид как маркер и фактор прогноза при хронической сердечной недостаточности / Бугримова М. А., Савина Н. М., Ваниева О. С., Сидоренко Б. А. // Кардиология. – 2006. –№ 1. – С. 51–57.
2. Груздева О.В. Значение стимулирующего фактора роста ST2 и NTproBNP в оценке постинфарктного ремоделировании сердца / Груздева О.В., Дылева Ю.А., Учасова Е.Г. и др. // Российский кардиологический журнал. – 2015. -№12(128). –С. 63-71.
3. Редакционная статья. Третье универсальное определение инфаркта миокарда // Российский кардиологический журнал. -2013.-№2. – С. 3-16.
4. Bayes-Genis A. ST2 pathogenetic profile in ambulatory heart failure patients / Bayes-Genis A., Januzzi J.L., Gaggin H.K., et al. // J Card Fail. – 2015. - №21 (4). – С. 355-361.
5. Bayes-Genis A. Multimarker testing with ST2 in chronic heart failure / BayesGenis A., Richards A.M., Maisel A.S., et al. // Am J Cardiol.- 2015. - №115 (7 Suppl). - С. 76B-80B.
6. Chow S.L. Role of Biomarkers for the Prevention, Assessment, and Management of Heart Failure / Chow S.L. Maisel A.S., Anand I., et al. // A Scientific Statement from the American Heart Association. – 2017. -№135 (22). - С.1054-1091.
7. Fousteris E. Toll/interleukin-1 receptor member ST2 exhibits higher soluble levels in type 2 diabetes, especially when accompanied with left ventricular diastolic dysfunction / Fousteris E., Melidonis A., Panoutsopoulos G. et al. // Cardiovasc Diabetol. – 2011. -№10. - 101.
8. Jenkins W.S. Prognostic Value of Soluble ST2 after Myocardial Infarction: A Community Perspective / Jenkins W.S., Roger V.L., Jaffe A.S. // Am J Med. - 2017. - №130 (9). - 1112.e9-1112.e15.
9. Yu J. Improved early risk stratification of patients with ST-segment elevation myocardial infarction undergoing primary percutaneous coronary intervention using a combination of serum soluble ST2 and NT-proBNP / Yu J., Oh P.C., Kim M., et al. // PLoS One. -2017. - №12 (8). - e0182829.
10. Kischkel F.C. Apo2L/TRAIL-dependent recruitment of endogenous FADD and caspase-8 to death receptors 4 and 5 / Kischkel F.C., Lawrence D.A., Chuntharapai A., et al. // Immunity. – 2000. –№12. - P. 611-620.
11. Kohli Т.Р. Role of ST2 in Non–ST-Elevation Acute Coronary Syndrome in the MERLIN-TIMI 36 / Kohli Т.Р., Bonaca M.P., Kakkar R. et al. // Clinical Chemistry. – 2012. - №58. – Р.257–266.
12. Ky B. Multiple biomarkers for risk prediction in chronic heart failure / Ky B., French B., Levy W.C., et al. // Circ Heart Fail. – 2012. - №5 (2). - P. 183-90.
13. Lupón J. Combined use of the novel biomarkers high-sensitivity troponin T and ST2 for heart failure risk stratification vs conventional assessment / Lupón J., de Antonio M., Galán A. // Mayo Clin Proc. – 2013. - №88 (3). – Р. 234-243.
14. Matsubara J. Pentraxin 3 is a new inflammatory marker correlated with left ventricular diastolic dysfunction and heart failure with normal ejection fraction / Matsubara J., Sugiyama S., Nozaki T. et al. // J Am Coll Cardiol. - 2011. - №57 (7). – Р. 861–869.
15. Mukherjee R. Selective spatiotemporal induction of matrix metalloproteinase-2 and matrix metalloproteinase-9 transcription after myocardial infarction / Mukherjee R., Mingoia J.T., Bruce J.A., et al. // Am J Physiol Heart Circ Physiol. - 2006. - №291. – Р.2216-2228.
16. Nilsson L. Soluble TNF receptors are associated with infarct size and ventricular dysfunction in ST-elevation myocardial infarction / Nilsson L., Szymanowski A., Swahn E., et al. // PLoS One. – 2013. - №8. - e55477.
17. Sabatine M.S. Complementary roles for biomarkers of biomechanical strain ST2 and N-terminal prohormone B-type natriuretic peptide in patients with ST-elevation myocardial infarction / Sabatine M.S., Morrow D.A., Higgins L.J. et al. // Circulation. – 2008.-№117. – Р. 1936–1944.
18. Soejima H. Increased serum matrix metalloproteinase-1 concentration predicts advanced left ventricular remodeling in patients with acute myocardial infarction / Soejima H., Ogawa H., Sakamoto T. et al. // Circ J. – 2003. - №67. – Р. 301-304.
19. Suzuki S. Pentraxin 3, a new marker for vascular inflammation, predicts adverse clinical outcomes in patients with heart failure / Suzuki S., Takeishi Y., Niizeki T. et al. // Am Heart J. – 2008. - №155 (1). – Р. 75–81.

Прочитано 42 раз