Среда, 18 Декабрь 2013 12:52

Основоположник клинической медицины в России Мудров Матвей Яковлевич

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

Р.Г. Сайфутдинов

 

Сайфутдинов Рафик Галимзянович

доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой терапии Казанской государственной медицинской академии

420073, г. Казань, ул. Муштари, д. 11, тел. (843) 236-87-86, e-mailrgsbancorp@mail.ru

 

В статье представлена краткая биография профессора Мудрова Матвея Яковлевича. Описаны основные этапы его жизни от рождения до окончания Московского университета, работа врачом и педагогическая деятельность. Представлен его вклад в медицину.

Ключевые слова: профессор, медицина, Мудров, биография.

 

R.G. Saifutdinov

Kazan State Medical Academy

 

The founder of clinical medicine in Russia Mudrov Matvei Yakovlevich

 

The short biography of professor Mudrov Matvei Yakovlevich is presented in article. The main stages of his life from the birth, before the graduation of the Moscow university, work as the doctor and pedagogical activity are described. Its contribution to medicine is presented.

Key words: professor, medicine, Mudrov, biography.

  

 

 

«Лечить не болезнь, а больного!»

(М.Я. Мудров)

 

Годы жизни. От рождения до университета


(рис. 1)

Матвей Яковлевич Мудров родился 23 марта (3 апреля) 1776 года в Вологде в семье священника девичьего монастыря.

 

Отец приучил детей к грамоте, научил латыни и на всю жизнь привил любовь к книге. Будучи семинаристом, Матвей обучал русскому и латинскому языку сыновей штабс-лекаря Осипа Ивановича Кирдана. Роясь в его библиотеке, Матвей познакомился с трудами Гиппократа и Цельсия, которые, возможно, подтолкнули его на мысль стать медиком. В 1794 году он окончил курс гимназии и народного училища и решил поступать в Московский университет. Узнав о решении семинариста ехать в Москву учиться медицине, Осип Иванович предложил ему взять своих детей. Затем он написал письмо старому товарищу, профессору Московского университета Францу Францевичу Керестури, венгру по происхождению, с просьбой помочь Матвею с поступлением в университет.

 

(рис. 2)

Официально открытие Московского университета с тремя факультетами, в числе которых был и медицинский, состоялось в 1755 году, но разделения на факультеты не было. Произошло оно только в 1764 году. Именно этот год считают датой организации первого Московского медицинского института.

 


В то время директором Московского университета был Павел Иванович Фонвизин. Он доброжелательно принял молодых людей. Долго говорил с Матвеем о древних языках, которые он знал хорошо. Директор остался доволен умом и эрудицией парня из глубинки. По существующей процедуре каждый, прежде чем поступить в университет, должен был пройти испытания в университетской гимназии. Матвея, в виде исключения, определили сразу в старший класс. Мало того, он произвел такое впечатление, что приняли его с оплатой из университетского фонда и бесплатным проживанием в университете.

 

В 1795 году Матвей Яковлевич поступил в Московский университет, где тогда училось 100 студентов. Инспектор Петр Иванович Страхов познакомил их с Университетом. На втором этаже жили студенты, на третьем был зал для торжеств с хорами, здесь же помещался кабинет естественной истории, а напротив — залы для занятий математикой и физикой. Четвертый этаж занимала гимназия. В левом крыле находились аудитории философского, юридического и медицинского факультетов, где была также гимназия.

 

(рис. 3)

В конце первого курса за глубокое познание теоретических наук Матвей Яковлевич получил свою первую золотую медаль и право ношения шпаги. Вручение производил куратор гимназии Михаил Матвеевич Херасков — старейшина русских литераторов, автор «Россияды». Ношение шпаги было привилегией. Студенты часто получали ее после окончания университета. Но, из всех университетов России, только в Московском студент получал право на ношение шпаги уже при зачислении.

 


В 1796 году Матвей был допущен к курсу врачебных наук и начал изучать медицину. Это происходило на третьем этаже левого крыла университета, где размещался медицинский факультет. Клиник в университете еще не было, и вся медицина преподавалась теоретически. Кафедр было мало, каждый профессор читал несколько предметов. Схоластика отталкивала студентов от медицинского факультета. Попечитель университета М.Н. Муравьев, пытавшийся изменить систему обучения, описывая университет, признавал: «Медицинский факультет оставался без действия по малой склонности студентов к сему учению».

 

Матвей любил лекции С.Г. Забелина, который читал медицину по книге Людвига, химию — по Фогелю, рецептуру — по медицинскому учебнику Миза. Семен Герасимович Забелин был одним из первых воспитанников Московского медицинского факультета и одним из первых, кто по окончании его был командирован учиться за границу и, наконец, первым, кто читал лекции на русском языке. Курс врачебных наук вели Фома Иванович Борецк-Моисеев и европейски образованный врач Федор Герасимович Политковский, преподававшие терапию, семиотику, гигиену и диетику. С этих врачей началась истинно русская медицина.

 

С большим интересом слушал Матвей Яковлевич лекции М.И. Скидана, читавшего патологию, общую терапию, физиологическую семиотику, диетику, историю и энциклопедию медицины, и с величайшим удовольствием посещал лекции Ф.Ф. Керестури, первого своего знакомого в Москве. Ф.Ф. Керестури прошел большой путь практического врача, работал в Лефортовском госпитале. Показывая и проводя вивисекции, он не просто ограничивался перечитыванием того или иного анатомического строения, но и рассказывал, что происходит при тех или иных болезнях.

 

урсы врачебных наук, как и все преподавание медицины, велись в отрыве от практики. Студенты не видели больных, редко работали на фантомах. Признавая прекрасные лекторские способности и знания профессора Виля Михайловича Рихтера, читавшего хирургию и повивальное искусство, студенты справедливо роптали, что профессора не знакомят их с повседневными буднями врача, диагностикой и лечением. Матвей Яковлевич впоследствии говорил: «Мы учились танцевать, не видя, как танцуют».

В жизни М.Я. Мудрова было много случайностей, которые диаметрально изменяли его судьбу. Одной из них было знакомство с известным в Москве семейством Тургеневых. И.П. Тургенев, в свое время, заменил П.И. Фонвизина на посту директора университета. Он часто посещал университетскую церковь, где пел в хоре религиозный Мудров. Пение юноши ему понравилось, и он пригласили Матвея к себе в дом. В тот вечер Мудров познакомился с В.А. Жуковским, сенатором И.В. Лопухиным, А.Ф. Мерзляковым и дядей великого А.С. Пушкина — Василием Львовичем Пушкиным. Послушав разговоры, юноша понял, что мало быть знающим врачом, надо быть еще широко образованным человеком.

 

Однажды Ф.Г. Политковский попросил способного студента Мудрова вскрыть оспенные нарывы на лице Софьи, дочери университетского профессора Харитона Андреевича Чеботарева. Впоследствии эта одиннадцатилетняя девочка стала женой Матвей Яковлевича и родила ему троих детей. Женитьба на дочери одного из самых известных профессоров Московского университета, в совокупности с его талантом и трудолюбием, открыла путь М.Я. Мудрову в московское общество, дала возможность продвинуться по научной стезе, значительно облегчила вхождение в высокопоставленные круги общества, дала богатую клиентуру.

 

После университета

В 1800 году Матвей Яковлевич окончил Московский университет со второй золотой медалью. Император Павел повелел отправить наиболее одаренных выпускников университета за границу для совершенствования в науках. М.Я. Мудров должен был поехать в медицинские школы Берлина, Парижа и Вены.

 

 

В марте 1801 года Мудров отправился за границу. Попасть туда можно было только из Санкт-Петербурга. Матвей Яковлевич по дороге заехал к родному брату Алексей Яковлевичу, который работал чиновником одного из министерств. Приехав, Матвей застал его на смертном одре. Брат скончался, оставив на руках Матвея свою малолетнюю дочь без каких-либо средств к существованию. Матвей Яковлевич подошел с рекомендательным письмом будущего тестя Х.А. Чеботарева к Андрею Федоровичу Лобзину, конференц-секретарю Академии художеств. Семейство Лобзиных приютило Матвея и малолетнюю Софью Мудрову у себя. Ожидая отправки за границу, Матвей устроился работать в Морской госпиталь. Там он на моряках, болевших цингой, познал первые азы практической медицины. Вначале из любопытства, а потом и для пополнения своих знаний он стал посещать лекции Медико-хирургической академии. Сравнивал московских и петербургских профессоров, их знания и стиль преподавания. В академии работали тогда известные профессора П.А. Загорский, И.Ф. Буш. К сожалению, темная мартовская ночь 1802 года оказалась не только трагичной для императора Павла, задушенного в своем замке, но и перечеркнула планы М.Я. Мудрова. В связи со смертью императора отъезд стипендиатов за границу на неопределенное время отложили. Полтора года провел Мудров в Санкт-Петербурге, бегая по госпиталям и слушая лекции хирургов Загорского и Буша, которые помогли ему в дальнейшем, находясь за границей, понять достижения лучших клиник Берлина, Вены, Парижа в области медицины. До 1802 года он был ординатором морского госпиталя в Санкт-Петербурге.

 

В 1802-1804 гг. Матвей Яковлевич стажируется за границей. Слушает лекции и работает в Берлинском университете у профессора Христиана Гуфеланда, в Бомберге — у Решлауба. Однако Мудров быстро понял, что только в опыте, в практике может быть истинная суть медицины, что теории, которые существуют в настоящее время, еще далеки от истины.

 

Летом 1803 года М.Я. Мудров знакомиться с Лейпцигским, а потом и с Дрезденским университетами. Осенью 1803 года он направляется в Геттинген, где жил его друг Александр Тургенев. Здесь была одна из лучших в Европе клиник повивального искусства, которой руководил Озиандр. Заплатив 30 талеров, Мудров все дни проводил в клинике, изучая акушерство. В Вюрцбурге Мудров совершенствовался в анатомии и хирургии. Он оперировал вместе с Зибельтом, профессором этой клиники. В Вене он задержался в глазной клинике Беера.

 

 

Занятия в Париже были очень дорогими для Мудрова, поэтому ему пришлось подрабатывать в семье князя Голицына, обучая его детей русскому языку. Он слушал лекции профессоров Пинеля, Порталя, Бойе и других. Весной 1804 года Мудров завершает диссертацию «О самопроизвольном отхождении плаценты» и посылает ее в Московский университет. Совет университета утверждает ее, и он получает степень доктора медицины. За его работу и труды, опубликованные за рубежом и присланные в Россию, Совет медицинского факультета в 1805 году заочно присваивает ему звание экстраординарного профессора (второй профессор кафедры). В этом же году его будущий тесть, Х.А. Чеботарев избирается первым ректором Московского университета.

 

По просьбе попечителя университета Михаила Никитовича Муравьева М.Я. Мудров направляет в Москву программу реорганизации системы медицинского обучения. На основании опыта работы лучших университетов Европы он предлагает конкретные меры улучшения методов преподавания, чтобы приблизить обучение студентов к задачам практической медицины, высказывая при этом свой взгляд на эту проблему: «Заблаговременное соединение теории с практикой составляет особый круг в медицине. Как науки, они имеют свои идеальные начала, почерпнутые из существа вещей. Как науки практические, они преосуществляются в искусство. Кто соединил науки с искусством, тот художник». Предложения понравились М.Н. Муравьеву, и в своих новых формах преподавания в Московском университете он многое из них применил.

 

Служба в действующей армии

В начале 1807 года вместе с побежденной русской армией при Аустерлице М.Я. Мудров возвращается на родину. Проезжая через Вильно, он получил просьбу правительства поработать в Главном госпитале действующей армии. Этот госпиталь, как и другие в Вильно, был переполнен больными солдатами. Использование недоброкачественных продуктов вызвало среди солдат вспышку острых кишечных заболеваний. В Вильно не хватало врачей. Эпидемия «заразительных кровавых поносов», как в то время называли дизентерию, охватила значительную часть армии.

 

В 1807 году М.Я. Мудров издает руководство о военно-полевой хирургии на французском языке «Принципы военной патологии». Этот труд был первым по военно-полевой хирургии, написанный русским врачом. Он сыграл важную роль в подготовке военных врачей и организации медицинской службы в ходе Отечественной войны 1812 года.

 

Эпидемия закончилась. М.Я. Мудров выполнил поставленные перед ним задачи и возвратился в Москву. Работа Мудрова и его печатные труды были высоко оценены не только медицинским сообществом, но и правительством. Он был награжден чином надворного советника, единовременно из кабинета самого императора ему было выдано две тысячи рублей. Руководство университета пожаловало М.Я. Мудрову квартиру в университетском доме на Никитской улице.

 

М.Н. Муравьев пригласил из Германии 11 профессоров. Немецкая методичность, точность и добросовестность пользовались всеобщим уважением. Однако новый ректор университета Ф.Г. Баузе из-за прибытия новых профессоров никак не находит места М.Я. Мудрову. Военный министр граф А.А. Аракчеев вместе с Генеральным инспектором военной медицины, лейб-медиком царя Я. Виллье, представили предложение о подготовке врачей, и государь одобрил его. Ф.Ф. Керестури предложил Баузе организовать специальный курс по данному вопросу и дать его вести Мудрову, тем более, что по поручению Санкт-Петербурга, он специально изучал этот вопрос на Западе. Так как все кафедры были заняты, Мудрова назначили профессором академического курса по преподаванию гигиены и военных болезней.

 

(рис. 4)

17 августа 1808 года М.Я. Мудров впервые пришел в стены Московского университета как профессор, руководитель кафедры, преподаватель и первым в России начал читать курс военной гигиены. Он автор первого руководства по военной гигиене, или науки сохранения здоровья военнослужащих, которое было опубликовано в 1809, 1813 и 1826 годах. Он был одним из основоположников русской военно-полевой хирургии и терапии. Примечательно то, что его учеником в университете был будущий великий хирург Н.И. Пирогов. Матвей Яковлевич любил говорить молодым врачам: «Держитесь сказанного Гиппократом. С Гиппократом вы будете и лучшие люди, и лучшие врачи».

 

 

М.Я. Мудров сам неплохо оперировал. Но интересно его отношение к хирургическим вмешательствам: «Операция – это молчащие упреки нашему невежеству; где не действует химия живительной экономии, там мы употребляем огонь и железо. Операции будут совершаться тем реже к утешению человечества, чем пристальнее мы будем исследовать ход раздраженной натуры».

 

15 апреля 1809 года М.Я. Мудров утвержден в звании ординарного профессора кафедры патологии и терапии Московского университета (заведующий кафедрой), а через четыре года в октябре − московского отделения Медико-хирургической академии (1813-1817 гг.).

 

В декабре 1811 года М.Я. Мудрова награждают орденом Владимира IV степени. Весной 1812 года его избирают деканом медицинского факультета Московского университета.

 

В 1812 году во время пожара в Москве сгорел Московский университет. Матвей Яковлевич дает собственные деньги на строительство нового здания и передает свою и своего тестя библиотеки взамен сгоревших книг. В январе 1817 года был назначен новый попечитель Московского университета — Андрей Петрович Оболенский, хороший знакомый Матвея Яковлевича. Мудров просит князя Оболенского, чтобы он добился у императора Александра I ассигнований на строительство Медицинского института. В это же время Александра Ивановича Голицына назначают министром народного просвещения, с ним Мудрова связывали долгие годы знакомства.

 

(рис. 5)

В 1819 году было закончено сооружение нового анатомического театра, которое курировал при строительстве лично М.Я. Мудров. Одновременно было подписано императором Александром I предложение московского генерал-губернатора и министерства просвещения о выделении денег на строительство университетской учебной больницы. Матвей Яковлевичу не терпелось как можно скорее получить учебную больницу и медицинский институт — первый медицинский институт в России. Небольшой клинический институт существовал с 1805 года, но в нем было всего 12 коек, да и те больше использовались для амбулаторных больных. К сентябрю 1820 года были готовы и новое здание больницы, и новое здание университета. Ученый совет единодушно просил вышестоящие инстанции о назначении М.Я. Мудрова первым директором Медицинского института при университете. С этого времени началась новая глава в жизни Мудрова — руководителя клиники, на базе которой образовалась целая терапевтическая школа, давшая многих известных профессоров и практических врачей. С его именем связана реорганизация преподавания медицинских наук, были введены практические занятия для студентов и преподавание патологической и сравнительной анатомии, усилено оснащение кафедр учебно-вспомогательными пособиями. Он создал первую школу русских терапевтов, рассматривавших болезнь как страдание всего организма, подчеркивал, что основная задача врача — распознавание и определение причин заболевания, проведение комплексных лечебно-профилактических мероприятий. Он первым заявил о медицине профилактической.

 


В лекции, прочитанной при открытии Московского медицинского института, называемой «Слово о способе учить и учиться медицине практической при постелях больных», Матвей Яковлевич первым высказал идею о болезни как процессе, поражающем весь организм. Его научные изыскания были началом разработки русскими врачами проблем этиологии и патогенеза заболеваний, подходов к их лечению, положили начало разработки диагностики внутренних болезней. Он впервые в русской медицине ставит вопрос о возможности возникновения болезни в связи с «нервными процессами». Мудров высказался в пользу индивидуализации лечения.

 

Матвей Яковлевич был великолепным клиницистом. Об этом говорит то, что он был семейным врачом графов Голицыных, Муравьевых, Чернышевых, Трубецких, Лопухиных, Оболенских, Тургеневых и др. Что же способствовало такому авторитету? С самых первых дней своей практики Матвей Яковлевич начал собирать истории болезни пациентов. Он записывал имена больных, которых посещал. Тяжелобольных он подчеркивал одной, двумя или тремя черточками, в зависимости от того, как часто должен был их посещать. По истечении года истории болезней переплетались, на обложке золотом наносился год работы. За 22 года врачебной практики он собрал 40 томов. Это собрание историй болезней будет его величайшим богатством. В них были подробные записи о диагнозе, особенностях течения болезней и тех средствах, которые применялись для лечения, а также об их эффективности. Мудрову это позволяло в любой момент найти историю болезни того или иного больного и воскресить в памяти способ лечения, который использовался в данном конкретном случае. Ни один врач Москвы, даже самый знаменитый, не располагал таким собранием практических наблюдений. Матвей Яковлевич дорожил и берег это бесценное сокровище. К сожалению, эти богатейшие материалы были утеряны. Его ученик Петр Страхов, которому он поручил после своей смерти издать их, не выполнил просьбу учителя.

 

В 1826 году М.Я. Мудров издает первую часть книги «Практическая медицина», в которой представляет новую классификацию болезней. Вторая ее часть появляется спустя три года. В ней он излагает конкретные принципы диагностики, в частности план обследования больного. Детально обсуждает значимость и возможности новых методов диагностики — перкуссии Леопольда Ауэнбруггера и аускультации Рене Лаэннека.

 

В 1828 году Матвей Яковлевич подал прошение об отставке с поста директора Медицинского института по состоянию здоровья.

 

В 1829 году началась эпидемия холеры. В конце 1829 года болезнь, двигавшаяся из Персии, достигла Поволжья. Течение ее было крайне тяжелым, половина заболевших умирала.

 

(рис. 6)

Вечером 4 сентября министр назначил М.Я. Мудрова председателем центральной комиссии по борьбе с холерой, и ему необходимо было в 24 часа выехать в Саратов. В течение 1830-1831 годов М.Я. Мудров принимал активное участие в борьбе с холерой.

 

Весной 1831 года холера появилась в Петербурге. Первые случаи заболевания вызвали всеобщую панику. Пригласили Мудрова М.Я. как специалиста, имеющего опыт борьбы с эпидемиями.


(рис. 7)

К большому сожалению, М.Я. Мудров заразился и умер от холеры в Санкт-Петербурге 8 июля 1831 года. Последний приют он нашел на холерном кладбище, которое было создано на Выборгской стороне за церковью Святого Самсона.

 

«Жизнью жертвую ради жизни других» — этот латинский афоризм абсолютно точно отражает суть Матвея Яковлевича Мудрова.

 

Работы М.Я. Мудрова

1. «Слово о пользе и предметах военной гигиены или науки сохранять здоровье военнослужащих» (М., 1808 г.).

2. «Слово о благочестии и нравственных качествах гиппократова врача" (М., 1814 г.).

3. «О пользе и предметах военной гигиены» (М., 1826 г.).

4. «Слово о способе учить и учиться медицине практической при постелях больных» (М., 1826 г.).

5. «О пользе врачебной пропедевтики, т.е. медицинской энциклопедии, методологии и библиографии. /Нарочитая лекция 3 октября 1828 г. в Московском университете/» (М., 1828 г.).

6. «Краткое наставление, как предохранять себя от холеры, излечивать ее и останавливать распространение оной» (М., 1830 г.).

 

Основные вехи

- Первый директор медицинского факультета Московского университета.

- Впервые в России ввел опрос больного и составление истории болезней, разработал схему клинического исследования больного.

- С его именем связана реорганизация преподавания медицинских наук: были введены практические занятия для студентов и преподавание патологической и сравнительной анатомии, усилено оснащение кафедр учебно-вспомогательными пособиями.

- Создал первую школу российских терапевтов, рассматривавших болезнь как страдание всего организма; подчеркивал, что основная задача врача — распознавание и определение причин заболевания, проведение комплексных лечебных мероприятий.

- Первым заявил о профилактической медицине.

- Один из основоположников русской военно-полевой хирургии и военно-полевой терапии.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Воспоминания о Мудрове «Москов. Ведомости» 1854 г. — № 100.

2. Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Московского университета за истекшее столетие со дня учреждения января 12-го 1755 года, по день столетнего юбилея января 12-го 1855 года, составленный трудами профессоров и преподавателей кафедры в 1854 году и расположенный по азбучному порядку. Ч. I—П. — М., 1855.

3. Аяликов Ф.А. Студенческие воспоминания. 1818—1822 // Русский архив. — 1875. — Т. II, № 11. — С. 378-379.

4. Смотров В.Н. Мудров М.Я. 1776-1831. — М., 1947.

5. Лебедев В.В. Матвей Яковлевич Мудров // Имена вологжан в науке и технике. — Сев.-Зап. кн. изд-во, 1968. — С. 241-244.

6. Кузьмин М.К. Матвей Яковлевич Мудров — основатель клинической медицины в России // Терапевтический архив. — 1977. — № 1. — С. 137-140.

7. Коновалов Ф. Мудров Матвей Яковлевич // Вологда в минувшем тысячелетии: Человек в истории города. – Вологда, 2007.

 

 

 

8. Шойфет М.С. 100 великих врачей. —М.: Вече, 2004. – 528 с.

Прочитано 11624 раз