Super User

Super User

УДК: 614.4: 616-036.22: 616.98

Туленков А.М., Пономарев С.Б.

ФКУ«Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний РоссийскойФедерации». 119991,г.Москва,ГСП-1,ул.Житная,14

 

К вопросу актуальности ВИЧ-инфекции в учреждениях уголовно- исполнительной системы России

Цель работы. Определение значимости проблемы ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях, основанная на анализе эпидемической ситуации по ВИЧ-инфекции в учреждениях уголовно- исполнительной системы за период 2008-2016 гг., а также оценка некоторых организационных аспектов профилактики ВИЧ в пенитенциарных учреждениях.

Ключевые слова: эпидемиология, ВИЧ-инфекция, СПИД, осужденные.

Контактное лицо:

Туленков Алексей Михайлович

кандидат медицинских наук, начальник отдела филиала (г. Ижевск) ФКУ НИИ ФСИНРоссии, 119991,г.Москва,ГСП-1,ул.Житная,14.Тел.8(3412)63-19-38,email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Tulenkov A.M., Ponomarev S.B.

Federalstate institution «research institute of Federal penitentiary service of the russian Federation». 14, Zhitnyaya street, 119991, moscow, Russia

 

To the question of the relevance of hiv infection intheprisonsofrussia

Aim. Determine the importance of the problem of HIV infection in prisons, based on the analysis of the HIV epidemic situation in prisons for the period 2008-2016, as well as the assessment of some organizational aspects of HIV prevention in prisons.

Keywords: epidemiology, HIV infection, AIDS, prison.

Contact person:

Tulenkov Aleksey Mihailovich
k.m.s  ,head of department in the branch (Izhevsk) Federal state institution «Research Institute of Federal Penitentiary Service of the Russian Federation». 14, Zhitnyaya street, 119991, Moscow, Russia. Tel. 8 (3412) 63-19-38,

 

email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Актуальность проблемы. Лица, содержащиеся в  местах  лишения свободы представляют собой особую группу населения, отличающиеся особой уязвимостью в отношении к ВИЧ-инфекции, что обусловлено рядом особенностей: большой долей представителей маргинальных слоев населения, злоупотребление курением и алкоголем, широкое распространение наркомании, рискованный тип по- ведения, низкий уровень медицинской активности [3].

Оценка значимости проблемы ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях, в первую очередь, основывается на изучении особенностей течения эпидемического процесса среди лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Полученные результаты являются не только основой совершенствования системы эпидемиологического надзора за ВИЧ-инфекцией в учреждениях уголовно-исполнительной системы, но и определяют перечень и объем необходимых мероприятий, направленных на профилактику распространения ВИЧ в условиях пенитенциарных учреждений [2].

 

Цель работы. Оценка эпидемической ситуации по ВИЧ-инфекции в учреждениях уголовно-исполнительной системы за период 2008- 2016 гг., а также рассмотрение некоторых организационных аспектов профилактики ВИЧ в пенитенциарных учреждениях.

Материалы и методы. Для достижения поставленной цели был проведен ретроспективный анализ статистических показателей заболеваемости и пораженности ВИЧ лиц, содержащихся в местах лишения свободы. На основании данных эпидемиологического расследования вновь выявленных случаев ВИЧ, получена структура основных путей заражения ВИЧ лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Выявлены региональные особенности заболеваемости и пораженности ВИЧ в учреждениях УИС.

Статистический анализ проводился с помощью методов описательной статистики: определение среднего, минимального, максимального значения, медианы, 95% доверительного интервала. При параметрическом   распределении данные сравнивали методом проверки статистических гипотез

–          t-критерий Стьюдента для независимых выборок. Достоверность различий средних сравниваемых величин определялась по коэффициенту Стьюдента. Различия считали достоверными при р<0,05.

 Результаты и обсуждение. Число лиц, прошедших обследование на ВИЧ в пенитенциарных учреждени- ях за исследуемый период умень- шилось на 23,0% (с 550063 чел. в 2008 г. до 423758 чел. в 2016 г.), что обусловлено существенным снижением числа лиц, содержащихся в местах лишения свободы [4].

Основанием проведения тестиро- вания на наличие ВИЧ-инфекции у лиц, содержащихся в местах лишения свободы в 2016 г. стали:

•       эпидемиологическое расследование – 0,14%;

•     беременность – 0,15%;

•     обследование гомо- и бисексуа- листов – 0,34%;

•            обследование больных заболеваниями, передающимися половым путем – 1,67%;

•                    обследование иностранных граждан – 1,97%;

•        по клиническим показаниям – 10,2%;

•         обследование больных нарко- манией – 17,71%;

•            прочие причины, основу ко- торых составили арестованные, подследственные и осужденные желающие пройти добровольное тестирование на ВИЧ – 67,83%.

По результатам тестирования в 2016 г. было выявлено 10914 новых случаев ВИЧ, а уровень заболеваемости составил 1822,0 на 100 тыс. чел., что на 55,7% выше показателя 2008 г. (1170,5 на 100 тыс. чел.) и более чем в 30 раз выше показателя населения страны (59,6 на 100 тыс. чел. в 2015 г.) [5].

Долевой вклад впервые выяв- ленных ВИЧ-инфицированных лиц в учреждениях уголовно-испол- нительной системы в показатель общего числа всех впервые выявленных ВИЧ-инфицированных лиц в Российской Федерации за исследуемый период снизился с 31,0% в 2008 г. до 11,9% в 2016 г. (р<0,001).

Рассматривая показатель заболеваемости ВИЧ в региональном аспекте, наибольшее неблагополучными в 2016 г. остаются Санкт-Петербург и Ленинградская область (6107,4 на 100 тыс. чел.), Самарская область (5061,9 на 100 тыс. чел.), г. Москва (4407,6 на 100 тыс. чел.), Кемеровская область (4251,6 на 100 тыс. чел.).

Необходимо отметить, что следственные изоляторы по-прежнему остаются основным противоэпидемическим «фильтром», в котором выявляется абсолютное большинство ВИЧ-инфицированных лиц (86,7% в 2016 г.). 

Среди впервые выявленных ВИЧ- инфицированных лиц в 2016 г. наибольшую долю составили больные наркоманией – 51,6% и прошедшие добровольное тестирование – 38,4%. Следует отметить и актуальность вертикального пути передачи от матери к ребенку – в 2016 г. родилось два ВИЧ-инфицированных ребенка.

Среди общего числа впервые вы- явленных ВИЧ-инфицированных наиболее значительную долю представляют больные с бессимптомными формами заболевания, при этом за исследуемый период отмечается стабильное снижение их долевого вклада (с 79,7% в 2008 г. до 65,6% в 2016 г.) и, соответственно, рост чис- ла имеющих заболевания, связан- ные с ВИЧ-инфекцией. Число лиц со стадией СПИД среди общего числа впервые выявленных существенно снизилось (с 0,5% в 2008 г. до 0,06% в 2016 г.) (р<0,001).

Рост числа выявляемых ВИЧ- инфицированных и поступление в пенитенциарные учреждения лиц, с установленным ранее диагнозом обусловили высокую пораженность лиц, содержащихся в местах лише- ния свободы.

Так, на конец 2016 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 62836 ВИЧ- инфицированных лиц, а показатель пораженности ВИЧ-инфекцией со- ставил 10489,9 на 100 тыс. чел., что в 1,9 раза выше  показателя  2008  г. (5513,9 на 100 тыс. чел.) и более чем в 27 раз выше показателя населения страны (397,3 на 100 тыс. чел. в 2015 г.) [3].

Рассматривая показатель пораженности ВИЧ в региональном аспекте, наибольшее неблагополучными остаются Самарская (33405,0 на 100 тыс. чел.) и Кемеровская области (26168,2 на 100 тыс. чел.), Ханты-Мансийский автономный округ (25273,5 на 100 тыс. чел.), Санкт-Петербург и Ленинградская область (21744,8 на 100 тыс. чел.).

В долевом отношении, численность ВИЧ-инфицированных лиц с бессимптомным статусом (50,3%) и, имеющих болезнь, вызванную ВИЧ (49,7%) в 2016 г. разделились практически поровну Больные СПИДом составили всего 0,3% от общего числа ВИЧ-инфицированных лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Выявлены и гендерные отличия динамики пораженности ВИЧ- инфекцией в пенитенциарных учреждениях. Так, показатель пораженности ВИЧ-инфекцией мужчин в 2016 г. составил 10100,1 на 100 тыс. чел., что на 91,3% выше уровня 2008 г. (5280,1 на 100 тыс. чел.). Уровень пораженности ВИЧ-инфекцией женщин в 2016 г. был на 71,8% выше показателя мужчин и составил 17984,3 на 100 тыс. чел., что в 2,1 раза выше показателя 2008 г. (8432,7 на 100 тыс. чел.) (р<0,01).

Региональные особенности пораженности ВИЧ женщин во многом зависит от наличия и мощности специализированных исправительных учреждений для их содержания. Среди женщин, своих максимальных значений, пораженность ВИЧ за 2016 г. достигла в Самарской области (41472,9 на 100 тыс. чел.), Ре- спублике Башкортостан (34558,8 на 100 тыс. чел.) и Мурманской области (31182,8 на 100 тыс. чел.).

Обращает на себя и высокий уровень смертности от ВИЧ-инфекции (1,7 на 1000 чел. в 2016 г.), что со- ставило 32,0% от всех случаев смерти в пенитенциарных учреждениях. При этом, как и среди населения [1], основной причиной смерти являлся туберкулез, заболеваемость которым среди ВИЧ-инфицированных лиц, составила 369,6 на 100 тыс. чел., что в 2,1 раза выше показателя 2008 г. (176,4 на 100 тыс. чел.) (р<0,01).

Не смотря на множество причин, которые оказывают влияние на эпидемиологический процесс распространения туберкулеза среди ВИЧ-инфицированных, на наш взгляд одним из ключевых факто- ров является недостаточность охвата высокоактивной антиретровирусной терапией, который в 2016 г. составил всего 29,7% от всех ВИЧ- инфицированных лиц, содержащихся в учреждениях УИС.

 Выводы. Таким образом, высо- кая значимость проблемы ВИЧ- инфекции в пенитенциарных учреждениях определяется:

—    ростом эпидемиологической напряженности по ВИЧ-инфекции в пенитенциарных учреждениях;

—   ростом числа лиц с заболеваниями, обусловленными ВИЧ- инфекцией, в первую очередь туберкулезом;

—  широким вовлечением марги- нальных слоев населения, а также распространением эпидемиологического процесса на другие категории населения.

В результате проведенного анализа показана необходимость усиления работы по раннему выявлению ВИЧ-инфицированных, совершенствованию мер по ограничению распространения ВИЧ/СПИД, а также увеличение охвата антиретровирусной терапией с целью оказания влияния на эпидемиологический процесс и повышения качества жизни ВИЧ-инфицированных лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Литература

1.      Ленок Г.В. Туберкулез у больных с ВИЧ-инфекцией / Ленок Г.В., Былкова О.К., Кушеверская М.Ю., Холмогорова Г.Н // Сиб. мед. журн. (Иркутск). – 2012. – №7. – С.93-95.

2.      Нечаева О.Б. Эпидемическая ситуация по туберкулезу и ВИЧ-инфекции в учреждениях уголовно-исполнительной системы России / Нечаева О.Б., Одинцов В.Е. // Туберкулёз и болезни лёгких. – 2015. – Т. 93. – № 3. – С. 36-41.

3.      Туленков А.М. Основные принципы  организации  медико-санитарно- го обеспечения лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях России и за рубежом / А.М. Туленков, С.Б. Пономарев // Монография – Ижевск: Изд-во ИжГТУ имени М.Т.Калашникова, 2014. – 136 с.

4.      Туленков А.М. Медико-демографическая ситуация в пенитенциарных учреждениях Приволжского федерального округа в период реформирования уголовно-исполнительной системы / Туленков А.М., Дюжева Е.В., Романов К.А. // Казанский медицинский журнал. – 2016. – Т. 97. – № 1. – С.124-130. DOI: 10.17750/KMJ2016-124.

 5.      Федеральная служба государственной статистики. Электронный ресурс:URL:http://www.gks.ru/ (Дата обращения 14.02.2017)

 

 



УДК: 616.248-058.86:615.847.8

Асирян Е.Г., Новиков П.Д.

Учреждение образования «Витебский государственный медицинский университет». 210023, г. Витебск, Беларусь, пр-т Фрунзе, 27

 

Клинико- иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапииудетей

с атопической бронхиальной астмой

Цель. Клинико-иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапии у детей с атопической бронхиальной астмой.

Ключевые слова: бронхиальная астма, магнитолазерная терапия, базофилы, эозинофилы.

Контактное лицо:

Асирян Елена Геннадьевна
кандидат медицинских наук,  доцент кафедры педиатрии УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов  медицинский  университет»,    210023,     г.Витебск,   Беларусь,    пр-т   Фрунзе, 27,   тел. +375295150486;  E-mail:   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Asiryn E.G., Novikov P.D.

vitebsk state medical university, vitebsk, Belarus, 210023, ave. Frunze, 27

Clinical and immunological rationale for the use of magnetic laser therapy in children with atopic asthma

 

Aim. Clinico-immunological rationale  for the use of magnetolaser therapy in children with atopic bronchial asthma.

Key words: bronchial asthma, magnetolaser therapy, basophils, eosinophils.

Contact person:

 

Asiryn E.G

PhD, Associate Professor, Department of Pediatrics, 210023, Vitebsk, Ave.Frunze, 27, Vitebsk State Medical University, Department of Pediatrics, Republic of Belarus, +375295150486; E-mail:l Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Введение. Бронхиальная астма является заболеванием, которое требует постоянного длительного противовоспалительного медикаментозного лечения, которое за- висит от тяжести заболевания [13]. Необходимость использования длительной базисной противовоспалительной терапии обусловлено наличием хронического воспаления в дыхательных путях, которое является причиной их повышенной чувствительности [1, 2]. При бронхиальной астме под влиянием различных триггеров наблюдается нарушение проходимости бронхов, что вызывает ограничение воздушного потока [1, 13].

Однако в ряде случаев длительное применение базисной противовоспалительной терапии не приводит к достижению контроля над астмой и стойкой ремиссии заболевания. Поиск новых способов патогенетического воздействия на организм обуславливает необходимость рационального сочетания медикаментозных и немедикаментозных способов лечения [4]. Ис- пользование физических факторов в комплексной терапии пациентов с бронхиальной астмой является эффективным и перспективным методом лечения и профилактики заболевания [9]. 

Низкоэнергетическое лазерное излучения является электромагнитным излучением оптического диапазона. Использование этого физического фактора с лечебно- профилактическими целями лежит в основе лазеротерапии. Установлено, что под влиянием лазерного излучения наблюдается стимуляция репаративных и обменных процессов в различных тканях, изменяется уровень перекисного окисления липидов [8]. В настоящее время низкоинтенсивное лазерное излучение применяется для коррекции иммунных нарушений, улучшения клинической картины у пациентов с различными заболеваниями. Положительные результаты установлены при использовании лазеротерапии при бронхиальной астме [7, 15].

Известно, что в результате облучения зон тимуса, Захарьина-Геда, надпочечников, симпатической нервной системы, каротидного синуса (1-2 мин) при бронхиальной астме наблюдалось уменьшение рецидивов заболевания, нормализовался иммунный статус [5]. Лазерное излучение способствовало уменьшению продукции Th2- цитокинов, а также приводило к снижению активности воспаления при аллергической бронхиальной астме [12, 16]. Под воздействием данного физического фактора наблюдалось снижение  уровня  IL-4 и увеличение IFN-γ в бронхоальвеолярной жидкости и сыворотке крови, а также снижение уровня  IgE в сыворотке крови [18]. В тоже время существует необходимость дальнейшего изучения влияния физических факторов на систему иммунитета и клеточное звено аллергической реакции с целью выяснения механизмов действия и обоснования клинического применения физиотерапевтических методов лечения бронхиальной астмы.

 Цель работы: клинико-иммунологическое обоснование применения магнитолазерной терапии у детей с атопической бронхиальной астмой.

 

Материалы и методы. В ходе работы обследовано 66 детей в возрасте от 6 до 18 лет. Все они наблюдались по поводу атопической бронхиальной астмы легкого персистирующего течения. Диагноз бронхиальной астмы и оценка степени ее тяжести у детей установлен и подтвержден в стационаре на основании международных рекомендаций [2, 13], обоснован данными анамнеза, клиническими проявлениями заболевания. Исследование проходило по протоколу открытого контролируемого исследования в параллельных группах пациентов на фоне стандартной терапии основного заболевания. У всех детей, включенных в обследование, получено информированное согласие родителей на участие в исследовании. Базисная терапия назначалась согласно международным консенсусам и протоколам лечения, включала ингаляционные глюкокортикостероиды (и-ГКС) в низких дозах, а также короткодействующие β2- агонисты по потребности.

 

В оценке клинических данных изучали динамику уровня контроля над бронхиальной астмой. С этой целью использовали тест по контролю над астмой (АСТ – Asthma Control Test). Для детей старше 12 лет пользовались стандартным тестом по контролю над астмой, который включает 5 вопросов. Для детей до 12 лет применяли тест из по контролю над астмой, включающий 7 вопросов (С-АСТ – Сhildhood Asthma Control Test). Оценка теста для детей старше 12 лет: 25 баллов –   полный контроль, 20-24 баллов хороший контроль, сумма менее 20 баллов – неконтролируемое течение заболевания, требуется вмешательство врача для пересмотра плана лечения. Оценка теста по контролю над астмой для детей от 6 до 12 лет: 20-27 баллов – контролируемое течение, сумма менее 20 баллов – неконтролируемое тече-ние заболевания, требуется вмешательство врача для пересмотра плана лечения.

Фенотипирование клеток проводили на проточном цитометре Cytomics FC 500 (Beckman Coulter Inc., США) с использованием моноклональных антител производства ОДО «НИКП РЕСАН», Беларусь. Для лизиса эритроцитов применяли лизирующий раствор OptiLyse С. Опре- деление показателей иммунного статуса проводили перед началом исследования, через 12-15 и 82-90 дней от начала терапии.

Изучались следующие иммунологические показатели:

-    фенотип базофилов: CD203с+, CD203с+CD63+ (активированные базофилы), CD203с+IgE+;

показатели субпопуляций эози- нофилов: FcεRI+ (высокоаффинный рецептор к IgE), CD23+IgE+.

Для проведения процедур магнитолазеротерапии использовали аппарат, имеющий следующие характеристики: лазер красной области спектра с длиной волны 0,67±0,02 мкм, лазер ближней инфракрасной области спектра, длина волны 0,78±0,02 мкм, постоянная магнитная насадка с магнитной индукцией 70 мТл. Количество облучаемых точек в области грудной клетки за один сеанс 10-12. Пациентам,вклю- ченнымвисследование,проводили 8-10 процедур магнитолазерной терапии.

Статистическую обработку данных проводили с использованием стандартного пакета прикладных программ «Statistica 6.0». Для принятия решения о виде распределения количественного признака использовали критерий Шапиро- Уилка. Для описания признака, распределение которого отличается от нормального, использовали медиану и интерквартильный интервал. Использовались непараметрические методы статистического исследования: критерий Манна-Уитни (для анализа различий в двух независимых группах по количественному признаку), критерий Вилкоксона (для анализа различий в двух зависимых группах по количественному признаку). При количестве независимых сравниваемых групп больше двух использовали однофакторный дисперсионный анализ. Различия считали достоверными при р<0,05.

Результаты. Все дети, включенные в обследование, были разделены на 2 группы: группа А – пациенты, получающие магнитолазерную терапию одновременно с базисной терапией, группа В – дети, получающие только базисную терапию. Перед включением в обследование обе группы пациентов были репрезентативны по полу и возрасту (р>0,05) (таблица 1). Статистически значимых отличий в уровне контроля над заболеванием, а также в показателях иммунного статуса между группами не установлено (р>0,05) (таблица 1).

 

При анализе результатов теста по контролю над астмой (АСТ) в группе А у детей старше 12 лет установлены достоверные  отличия  через  1 и  3  месяца  от  начала  лечения (р1-2<0,001;  р2-3<0,001).  В  группе  В результат   теста   также увеличивался в процессе наблюдения, статистически значимые отличия установ- лены у детей старше 12 лет через   1 и 3 месяца от начала лечения (р1-2<0,01;  р2-3<0,0001).  При сравнении результатов  теста  между группами выявлены статистически значимые различия. Через 3 месяца у детей старше 12 лет в группе А результат был достоверно выше (р<0,05) (таблица 2). У детей младше 12 лет результаты теста по контролю над астмой (С-АСТ) в группе А статистически значимо  выше  уже  через  1 месяц от начала лечения (р<0,01), улучшение результатов установлено и через 3 месяца (р<0,05). В группе   В статистически значимые отличия установлены в течение периода наблюдения (р1-2<0,05; р2-3<0,01), однако в группе А результат  теста достоверно выше, чем в группе В уже через 1 месяц от начала исследования (рС-АСТ2<0,05), что установлено и при дальнейшем определении (рС- АСТ3<0,05) (таблица 3). Полученные данные свидетельствуют о том, что при назначении детям с бронхиальной астмой процедур магнитолазерной терапии, наряду с базисным лечением, контроль над заболеванием достигается в более короткие сроки. 

В последние годы активно изучается роль базофилов в иммунной защите, а также их значение в патогенезе аллергических заболеваний. Одним из новых методов выявления аллергии является определение количества активированных базофилов [6, 14].

Уровень CD203с+ базофилов статистически  значимо  не   менялся  в течение периода наблюдения в обеих группах. В группе А статистически значимые отличия установлены в динамике абсолютного уров- ня CD203c+CD63+ базофилов через 82-90 дней от начала исследования в сравнении с исходным уровнем (p1-3абс.<0,05). Следует отметить, что относительный уровень этого показателя достоверно ниже в группе А через 12-15 и 82-90 дней от начала исследования в сравнении с группой В (pА2-В2отн. <0,01; p А3-В3отн. <0,01).

Относительный и абсолютный уровень CD203с+IgE+ базофилов статистически значимо снижался через 12-15 дней от начала исследования в группе А (p1-2отн.<0,05; p1-2абс.<0,05).

В  группе  В  наблюдался  рост этого показателя, однако достоверных отличий не установлено. При сравнении показателей в двух группах статистически значимые отличия выявлены между относительным уровнем CD203с+IgE+ базофилов через 12-15 дней от начала исследования, в группе А уровень достоверно ниже (pА2-В2отн.<0,05). Несмотря на то, что в группе А через 82-90 дней наблюдался рост абсолютного уровня CD203с+IgE+ базофилов, в сравнении с группой В, этот показатель статистически значимо ниже (pА3-В3абс.<0,05) (таблица 4).

 

При  изучении  динамики  уровня эозинофилов, а также эозинофилов, несущих различные рецепторы, в течение периода наблюдения выявлены следующие особенности. В группе А статистически значимое снижение относительного и абсолютного уровня эозинофилов установлено через 12-15 дней от начала исследования (p1-2отн.<0,05; p1-2абс.<0,05).   Достоверных отличий в группе В, а также между группами не выявлено. Уровень эозинофилов,   несущих   FcεRIрецептор, в группе А снижался после прове- дения магнитолазеротерапии (p1- 2абс.<0,05),  статистически  значимые отличия  установлены  между группами через 12-15 дней от начала исследования (pА2-В2<0,05) (таблица 5). В группе А относительный уровень CD23+IgE+ эозинофилов снижался  в  течение  трех  месяцев наблюдения (p1-3отн.<0,05), тогда как в группе В выявлено статистически значимое повышение уровня этого показателя (p1-3отн.<0,05). В группе  А, в которой проводилось магнитолазерное лечение в сочетании с базисной терапией, как относительный, так и абсолютный уровень CD23+IgE+ эозинофилов через 12-15 и 82-90 дней статистически значимо меньше в сравнении с группой В, пациенты которой получали только базисную терапию (pА2-В2отн.<0,01; pА3-В3отн.<0,001;    pА2-В2абс.<0,01;     pА2- В2абс.<0,01) (таблица 5).

Обсуждение. В литературе представлены данные о клинической эффективности лазеротерапии при     бронхиальной     астме.    Так, установлено, что лазеропунктура способствует улучшению показателей функции внешнего дыхания, снижению реактивности бронхов, восстановлению чувствительности бронхов к симпатомиметикам [10]. В ходе нашего исследования также наблюдается положительный клинический эффект после проведения магнитолазерной терапии. Повышение контроля над заболеванием наблюдалось в обеих группах, однако через 3 месяца от начала исследования уровень контроля статистически значимо выше у детей, получавших магнитолазерную терапию, в группе детей младше 12 лет статистически значимые отличия установлены уже через 1 месяц. На сегодняшний день механизм действия данного физического фактора точно не установлен. Так, имеются данные о нормализации количества Т-клеток, Т-хелперов, Т-супрессоров,   В-лимфоцитов  при использовании лазерного облуче- ния на область грудной клетки [3].

Учитывая, что дисфункция системы иммунитета лежит в основе развития бронхиальной астмы, лечение, изменяющее иммунологические показатели, является патогенетическим, наиболее эффективным [2]. Известно, что тучные клетки и базофилы занимают одно из основных мест в индукции аллергических заболеваний [17], рост уровня активированных базофилов наблюдается при бронхиальной астме [11]. После проведения магнитолазеротерапии уровень CD203с+CD63+, CD203+IgE+ базофилов снижался. Помимо этого установлена положительная динамика уровня эозинофилов и эозинофилов, несущих FcεRI+ и CD23+IgE+ рецептор, клеток, являющихся ключевыми в развитии аллергического процесса. Следовательно, после магнитолазерной терапии изменялся фенотип клеток, ответственных за аллергическую реакцию.

 

Таким образом, полученные в ходе исследования данные позволяют сделать вывод о том, что включение в терапию детей с бронхиальной астмой магнитолазерного лечения способствует улучшению клинической картины, а также сопровождается положительной динамикой показателей иммунного статуса. Расширение знаний о механизме действия этого физического фактора позволит обосновано и направленно использовать магнито- лазерную терапию у детей с данной аллергической патологией. Применение у пациентов магнитолазерной терапии является эффективным методом иммунокоррекции аллергического ответа при бронхиальной астме.

 

Выводы. 1. Назначение магнитолазерной терапии одновременно с базисным лечением способствует повышению контроля  над  заболеванием, в более короткие сроки позволяет достичь наилучшего результата.

2. После проведения процедур магнитолазерной терапии в сочетании с базисным лечением изменяется фенотип лейкоцитов, снижается абсолютный уровень CD203+CD63+ активированных базофилов, относительный уровень CD23+IgE+эозинофилов, уровень CD203+IgE+ базофилов, относительный и абсолютный уровень эозинофилов, FcɛRI+ эозинофилов с высокоаффинным рецептором для IgE.

3.  Магнитолазерная терапия способствует угнетению проаллергических показателей при астме у детей и может использоваться как метод иммунокорригирующего лечения.


Литература

1.      Балаболкин И.И. Бронхиальная астма у детей. / Балаболкин И.И., Булга- кова В.А. – М.: МИА, 2015. – 141 с.

2.      Баранов А.А. «Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика». / Баранов А.А., Чучалин А.Г. – 2-ое издание. – М.: Издательский дом «Русский врач», 2006. – 100 с.

3.      Земсков А.М. Немедикаментозная иммунокоррекция. / Земсков А.М., Земсков В.М., Сергеев Ю.В. и др. // М.: Национальная академия мико- логии, 2002. – 264 с.

4.      Новикова В.И. Гетерогенность аллергии при бронхиальной астме у детей / Новикова В.И., Новиков П.Д., Титова Н.Д. // Вестник ВГМУ. – 2014. –

№ 13(4). – С. 110-116.

5.      Новиков Д.К. Клиническая иммунопатология: руководство. / Новиков Д.К., Новиков П.Д. – М.: Мед. лит., 2009. – 464 с.

6.      Синельникова Н.А. Особенности иммунного ответа и активации базофи- лов у детей с хронической крапивницей / Синельникова Н.А., Бычкова Н.В., Калинина Н.М. // Медицинская иммунология. – 2015. – № 17(1). – С. 39-46.

7.      Смирнова О.В. Иммунофизиотерапия бронхиальной астмы / Смирно- ва О.В., Выхристенко Л.Р.,  Янченко В.В. //  Рецепт. – 2011. – № 1(75). –  С. 67-78.

8.      УлащикB.C. Основы общей физиотерапии. / Улащик В.С. – Мн.: Книжный дом; 2008. – 640 с.

9.      Хан М.А. Принципы и современные технологии медицинской реабилита- ции в детской пульмонологии / Хан М.А., Мизерницкий Ю.Л., Лян Н.А. //


Детская и подростковая реабилитация. – 2012. – № 2(19). – С. 53–62.

10.    Щегольков А.М. Лазеротерапия в пульмонологии / Щегольков А.М. // Пульмонология. – 2000. – № 4. – С. 11-17.

11.    Abdullahi M. Expression of Basophil Activation Markers in Pediatric Asthma.

/ Abdullahi M., Ranjbaran R., Alyasin S., Keshavarz Z. et al. // Iran J Immunol.

– 2016. – № 13(1). – Р. 27-36.

12.    Bruurs M.L. The effectiveness of physiotherapy in patients with asthma: a systematic review of the literature / Bruurs M.L., van der Giessen L.J., Moed H. // Respir Med. – 2013. – № 107(4). – Р. 483-494.

13.    Global Initiative for asthma – NHLBI/WHO Workshop Report. National Heart Lung Blood Institute, updated 2016 //www.ginasthma.org.

14.    Kang M.G. Basophil Activation Test with Food Additives in Chronic Urticaria Patients. / Kang M.G., Song W.J., Park H.K., Lim K.H. et al. // Clinical Nutrition Research. – 2014. – № 3. – Р. 9-16.

15.    Löwhagen O. Physiotherapy in asthma using the new Lotorp method / Löwhagen O., Bergqvist P. // Complement Ther Clin Pract. – 2014. – № 20(4). – P. 276-279.

16.    Silva V.R. Low-level laser therapy inhibits bronchoconstriction, Th2 inflammation and airway remodeling in allergic asthma / Silva V.R., Marcondes P.,SilvaM.,VillaverdeA.B.etal.//RespirPhysiolNeurobiol.–2014.–№1(194).–   Р. 37-48.

17.    Übel С. Role of Tyk-2 in Th9 and Th17 cells in allergic asthma. / Übel С., Graser А., Koch S., Ralf J. et al. // Sci Rep. – 2014. – № 4. – Р. 5865.

 18.    Wang X.Y. Effect of low-level laser therapy on allergic asthma in rats / Wang X.Y., Ma W.J., Liu C.S., Li Y.X. // Lasers Med Sci. – 2014. – № 29(3). – Р. 1043- 1050.

 

 

 


 

 

 

 

УДК:616.61

1Дунаева А.Р., 2Плечев В.В., 1Хафизов Т.Н.,

1Загидуллин Ш.З., 1,3Загидуллин Н.Ш.

1ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. г. Уфа, ул. Ленина 3, 450008

2Республиканский Кардиологический Диспансер. г.Уфа,ул.СтепанаКувыкина,96,450000

3ФГБОУ ВО Уфимский государственный авиационныйтехническийуниверситет.ул.Карла Маркса,12,Уфа,450077

 

Возможности ишемического прекондиционирования в профилактике контрастиндуцированной нефропатии при ангиографии

 

Цельюисследованияявилосьизучениенефропротективныхэффектовишемического прекондиционирования (ИП) у больных с ишемической болезнью сердца (ИБС) при плановой КАГ с умеренным снижением СКФ.

Ключевые слова: контраст-индуцированная нефропатия, ишемическое прекондиционирование, цистатин С, липокалин-2.

Контактное лицо:

Загидуллин Науфаль Шамилевич

доктор медицинских наук, профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО БГМУ. г.Уфа, 450008, ул. Ленина 3, 450008, тел. +7(347)2720990, факс: +73472265467, Email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

1Alina Dunaeva, 1Vladimir Plechev, 2Timur Khafizov,

1Shamil Zagidullin, 1,3Naufal Zagidullin

1Bashkirstatemedicaluniversity.450008,leninstr.3,ufa, russia

2republican cardiological center. 450000 stepana Kyvikina str. 96, ufa, Russia

3ufa state aviation technical university. 450077, Karl marks str. 12, ufa, Russia

 

ischemic preconditioning to prevent contrast- inducednephropathyin coronary angiography

The aim of the study was to investigate the nephroprotective effects of remote ischemic preconditioning (IP) in coronary heart disease (CHD) patients with lower-average GFR decrease, who underwent planned CAG.

Keywords: Contrast-induced nephropathy, coronaroangi- ography, nephroprotection, biomarker, lipokalin-2, cystatin C.

 

Naufal Zagidullin

 

Prof.,    MD,   PhD,   Department  of Internal  Diseases,  Bashkir State Medical  University,   Lenin  Str. 3, 45000,  Ufa,Russian  Federation.Tel.:+7(347)2720990, Fax: +73472265467; Email:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Актуальность проблемы. Под контраст-индуцированной нефропатией (КИН) понимают уменьшение скорости клубочковой фильтрации (сКФ) после введения йодированного контрастного вещества. После внутрисосудистого введения контрастного вещества может наблюдаться повреждение почечной паренхимы, но явные клинические проявления в большинстве случаев отсутствуют [1, 12]. До 8% пациентов, с развившейся КИН, переводятся на гемодиализ, и до 35% умирают [9]. Риск развития данного состояния выше у больных, у которых отмечен повышенный уровень низкомолекулярных азотистых веществ и снижение скорости клубочковой фильтрации. в исследовании Cardiac Angiography in Renally Impaired Patients study [15] на большой выборке пациентов со сниженной сКФ было показано, что у тех больных, у которых развивается КИН, частота неблагоприятных сердечно-сосудистых осложнений удваивается.

КИН после введения йодсодержащего контрастного вещества определяется как относительное (≥25%) и/или абсолютное (≥44 мкмоль/л) повышение уровня креатинина по сравнению с исходным [14]. Функционально КИН считается острым повреждением почек, которое может сопровождаться определёнными осложнениями, вплоть до смертельного исхода [13], так что профилактика и ран- нее выявление КИН имеют большую клиническую значимость. в последнее время для этого используются как достаточно чувствительные методы оценки исходного функционального состояния почек, так и плазменные маркеры, обладающие лучшим прогностическим потенциалом в отношении развития хронической почечной недостаточности (ХПН) и перевода на гемодиализ в долгосрочном периоде, такие, как цистатин с или липокалин-2 (neutrophil gelatinase- associated lipokalin-2, NGAL). Изначально сниженная сКФ и повышенный уровень креатинина являются наиболее значимыми факторами, определяющими возможность развития КИН [9].

Разрабатываются различные методы профилактики КИН, в частности, гидратация пациентов перед вмешательством, введение некоторых вазоактивных препаратов, ацетилцистеина [5,17]. в последнее время интенсивно исследуются возможности отдалённого ишемического прекондиционирования (ИП) – повторяющихся эпизодов искусственно вызванной локальной ишемии, которые через каскад адаптивных реакций (рефлексов) защищают миокард от последующих периодов длительной ишемии [2, 3]. Отдалённое ИП проводится, например, путём использования прерывистых циклов окклюзии артерий предплечья с помощью манжетки [4].

Цель. Исследовать возможности нефропротективных эффектов отдалённого ишемического прекондиционирования для предотвращения развития контраст- индуцированной нефропатии у пациентов с умеренно сниженным уровнем клубочковой фильтрации при плановой коронароангиографии.

Материалы и методы. Дизайн исследования слепой, проспективный, рандомизированный с активным контролем (имитацией прекондиционирования). в исследование были включены пациенты с ИБс, направленные на КАГ в плановом порядке. У них выявлено заболевание почек и/или хроническая почечная недостаточность с пограничным, либо значительным снижением экскреторной функции почек или с сКФ менее 80 мл/ мин/1,73м2 (80 – 120 мл/мин). При этом у 90% пациентов сКФ была в пределах 45-70мл/мин/1,73м2, что соответствует стадиям ХПН с2.

Больные до начала проведения ИП подписывали информированное согласие на проведение исследования. во всех случаях использовалось контрастное вещество «Омнипак».

У всех больных за 1-2 дня до проведения КАГ и через 3 дня после процедуры проводилось определение уровня креатинина, мочевины и высокочувствительных показателей поражения почек – цистатина с и NGAL (Neutrophil Gelatinase-Associated Lipokalin, липокалин-2) в плазме крови. Первичной конечной точкой было развитие КИН, согласно принятым критериям, изменения уровня креатинина и рост/снижение концентрации других биомаркеров, в том числе в сравнении между группами.

 Ишемическое прекондиционирование проводилось не позже, чем за 1 час до КАГ в виде 3-5-минутных циклов, путём пережатия предплечья манжеткой и 2-5-минутных циклов отдыха между  ними (рис. 1).

При рандомизации методом случайных чисел (метод конвертов) определялся порядок ИП или имитации ИП (иИП). При ИП давление в манжете тонометра поддерживалось на уровне +50 мм рт.ст. к систолическому (сАД), при иИП оно соответствовало диастолическому (ДАД) для «заслепления»пациента. в исследовании участвовал 51 больной. Основные параметры исследуемой  группы  представлены в таблице 1. У 22 пациентов ХПН ранее не определялась (43%), у 29 больных она уже имелась в анамнезе (57%). в таблице также приведены данные о сопутствующих заболеваниях. Причиной поражения почек были гломерулонефрит, пиелонефрит, диабетическая нефропатия, единственная почка, поликистоз почек, аневризма аорты и почечных артерий, системные проявления подагры и ревматоидного артрита.

При КАГ в большинстве случаев выявлялось поражение правой коронарной артерии (ПКА),  реже в бассейне левой коронарной артерии (лКА), причём более чем в половине случаев определялось поражение 2 и более артерий. стентирование было выполнено у 25 пациентов (49% случаев).

статистическая обработка результатов проводилась с использованием пакета прикладных статистических программ STATISTICA v.7, Microsoft Exсel v.2000. в случае нормального распределения количественные переменные представляли в виде средней арифметической и среднеквадратичного отклонения (M±m). Достоверность различий средних величин в двух группах оценивали по t-критерию стьюдента для независимых выборок и парному t- критерию стьюдента для независимых выборок. Отличия считали статистически значимыми при р<0,05.

Результаты. Путем рандомизации пациенты были распределены в группу ИП (26 пациентов) и иИП (25 пациентов). в таблице 2 представлены характеристики обеих групп; достоверных различий между ними ни по одному из представленных параметров отмечено не было. в группе ИП базовый уровень креатинина был несколько выше, чем в группе иИП (124,8±11,0 против 106,9±10,0ммоль/л,  p=0,064 при норме 0,044-0,106 ммоль/л), однако сКФ оказалась выше в груп- пе иИП (62,2±5,3 против 71,9±6,1  мл/мин/1,73 м2, p=0,061), что можно объяснить большим средним возрастом пациентов  в  группе  иИП (63,0±1,7 против 60,5±1,9 лет, p=0,078). в группе ИП чаще определялось поражение лКА и ПКА, а   в группе иИП – ПКА. среднее значение объёма вводимого контраста в группе ИП было несколько выше, чем в группе иИП (155,8±16,9 против 148,3±16,7 мл, p=0,071). также группы были сравнимы по частоте курения, сахарного диабета и инфаркта миокарда в анамнезе. Общепринят расчёт риска развития КИН по Mehran, основанный на наличии следующих факторов: гипотензия, хроническая сердечная недостаточность, сахарный диабет, возраст >75 лет, объём вводимого контрастного вещества, баллонная контрапульсация и клиренс креатинина. У большинства пациентов, участвовавших в настоящем исследовании, по шкале риск был невысоким, они были сравнимы по количеству баллов, однако пациентов с риском ≤5 баллов было больше в группе иИП, чем в ИП (16 против 11, соответственно), а с умеренным риском (6-10 баллов) - больше в группе ИП (10 против 4).

У пациентов после проведения КАГ через 3 дня проводился биохимический анализ крови с определением содержания креатинина, мочевины, липокалина-2 и цистатина с (таблица 4). После проце- дуры ИП 1 или 2 из критерия КИН (возрастание уровня креатинина  на 44ммоль/л или рост на 25% от первоначального значения) был отмечен в одном случае (3,8 %), после иИП – в 7 случаях (28%), при чём в 4 случаях креатинин возрастал более чем на 44 ммоль/л, в 6 слу- чаях – более чем на 25%, а в одном случае креатинин вырос почти в 10 раз (29 - 285 ммоль/л). в среднем уровень креатинина у пациентов в группе ИП снизился со 124,8±11,5 до 121,3±9,7ммоль/л (p=0,089), а при имитации ИП - показал значительный рост (со 106,9±10,0 до 129,4±11,5, p=0,047). Разница из- менений концентрации креатинина до и после КАГ между группами также была достоверной (p=0,038). Уровень мочевины (в норме 2,5 – 8,3 ммоль/л) в группе ИП недосто- верно снизился (с 9,6±1,2 до 8,3±1,0 ммоль/л, p=0,087), при имитации ИП был отмечен недостоверный рост (с 7,4±0,6 до 8,5±0,8ммоль/л, p=0,093), а разница изменений между группами была высоко достоверной (p=0,007).

 

 

Как известно, липокалин-2 и цистатин с являются более чув- ствительными биомаркерами, чем креатинин и мочевина [6,11]. в 19 из 25 случаев (76%) в группе ИП по- сле КАГ отмечался рост цистатина  с (0,54-1,55 мг/л) и в 12 – липокалина-2 (48%, таблица 4), причем цистатин с превысил первоначальное значение на 25% в 3 случаях (11,5%), липокалин-2 – в 7 (27%). в одном случае (4%) уровень циста- тина с не изменился, а в 5 (20%) – вырос.

в некоторых исследованиях превышение цистатина с на 10% уже расценивается как КИН. если оценивать результаты таким образом, то в группе ИП КИН развился в 3 случаях (11,5%), при иИП – в 9 слу- чаях (36%). в группе иИП снижение уровня цистатина с произошло в 14   случаях   (53,8%)   и липокалина – в 16 случаях из 26 (61,5%). Кон- центрация цистатина с в группе ИП достоверно снизилась (с 4,2±0,5 до 3,2±0,3 мг/мл, p=0,041), а в группе иИП – имела тенденцию к повыше- нию (с 3,2±0,32 до 3,83±0,51 мг/мл, p=0,073). Более того, сравнение изменений в маркерах между группа- ми показало достоверную разницу (p=0,018). Аналогичной была динамика содержания липокалина-2, несмотря на то, что достоверной разницы данного биомаркера до и после КАГ в группах ИП и иИП от- мечено не было (p=0,078 и p=0,057, соответственно), при  сравнении  их изменений между собой различия оказались достоверными (p=0,0024).

 Обсуждение. Контраст-индуцированная нефропатия является весьма серьёзным осложнением КАГ, которое увеличивает общий риск смерти, инфаркта миокарда, инсульта, способствует развитию хронической почечной недостаточности и переводу на гемодиализ в отдалённом периоде [8,9].

Ишемическое прекондиционирование показало себя эффективным методом профилактики кардиоваскулярных осложнений при остром коронарном синдроме, кардиоваскулярных операциях, трансплантации органов и т.п. У пациентов с ИБс, которым проводится КАГ, может развиваться острое ишемическое повреждение почек, что делает ИП потенциально важной процедурой для предотвращения развития почечных осложнений у таких больных [16]. в слепом контролируемом рандомизированном исследовании изучен нефропротективный эффект ИП по сравнению с имитацией у пациентов ИБс с умеренным снижением сКФ. в результате у 26 пациентов было проведено ИП, а у 25 – его имитация (иИП). в нашем исследовании при иИП КИН развивалась в 28% случаев, а при проведении ИП – всего в 3,8%. Результаты в целом соответствуют данным в исследовании Er F. et al. [7], в котором после ИП отмечалось 28% урежение частоты развития КИН, даже с учётом того, что в вышеуказанном исследовании базовый порог сКФ для включения в исследование был выше – ≤60 мл/мин/1,73м2, в отличие от настоящего (≤80 мл/ мин/1,73м2). в недавнем исследовании Menting T.P. et al. [10] эффект ИП в отношении частоты развития КИН отсутствовал в общей группе больных с умеренным риском КИН, однако присутствовал в группе с очень высоким риском (≥11 баллов по шкале Mehran). цистатин с (при повышении концентрации на 10%) также проявил себя как маркер КИН с чувствительностью 100% и специфичностью 39% [11]. в нашем исследовании в группе ИП отмечена тенденция к снижению всех 4 биомаркеров, при иИП – к их повышению, причём для креатинина и мочевины различия были достоверны. сравнение изменения показателей «до/после КАГ» между группами иИП/ИП показало досто- верность различий.

 

следует отметить, что методика ИП доступна, легка в применении и практически не имеет осложнений или побочных эффектов. Более того, в последнее время разрабатываются устройства для автоматического выполнения процедуры на предплечье.

 Выводы. У пациентов с умеренным снижением скорости клубочковой фильтрации и высоким риском развития контраст-индуцированной нефропатии, ишемическое прекондиционирование оказывало нефропротективный эффект и в значительной степени предотвращало развитие повреждения почек. Представленное исследование было выполнено при поддержке гранта Президента РФ для молодых докторов наук 2016-2017 (загидуллин Н.ш.) и Российского гуманитарного научного фонда (15-36-01255) «создание модели оценки риска неблагоприятных исходов у пациентов с заболеваниями сердечно- сосудистой системы».

 

Литература

1.      Дунаева А.Р. Контраст-индуцированная нефропатия при ко- ронарографии / Дунаева А.Р., Щербакова А.с., Хафизов т.Н.,  загидуллин Н.ш. // Практическая медицина. – 2014. – №3. – с. 39 – 44.

2.      сайфутдинов Р.Г. влияние дистанционного ишемического артери- ального прекондиционирования на эКГ и некоторые клинические показатели у больных со стабильной  стенокардией  /  сайфутдинов  Р.Г., Галямов Н.в. // Паллиативная медицина и реабилитация. – 2005. –№ 2. – с. 37-39.

3. сайфутдинов Р.Г. Новые ишемические синдромы: ишемическое прекондиционирование, станнинг и гибернация / сайфутдинов Р.Г., Мухаметшина Г.А., Галямов Н.в. // Практическая медицина. – 2006. –№2. – с. 12-14.

4.      Щербакова   е.с.   Ишемическое   прекондиционирование   в    клини- ке внутренних болезней и сосудистой хирургии / Щербакова е.с., Дунаева А.Р., загидуллин Н.ш. // Мед. вест. Башк. – 2014. – т.9, №1. – с.118 – 123.

5.      Brar S.S. Sodium bicarbonate vs sodium chloride for the prevention of contrast medium-induced nephropathy in patients undergoing coronary angiography: a randomized trial / Brar S.S., Shen A.Y., Jorgensen M.B., et al./ JAMA. - 2008. - 300(9). - 1038–46.

6.      Dent C.L. Plasma neutrophil gelatinase-associated lipocalin predicts acute kidney injury, morbidity and mortality after pediatric cardiac surgery: a prospective uncontrolled cohort study / Dent C.L., Ma Q., Dastrala S., et al.// Crit Care. — 2007. – 11. - R127.

7.      Er F. Randomized Pilot RenPro Trial (Renal Protection Trial). Ischemic Preconditioning for Prevention of Contrast Medium-Induced Nephropathy/ Er F., Nia A.M., Dopp H., et al. // Circulation. – 2012. – 126. – p. 296 – 303.

8.      Harjai K.J. A comparison of contemporary definitions of contrast nephropathy in patients undergoing percutaneous coronary intervention and a proposal for a novel nephropathy grading system / Harjai K.J., Raizada A., Shenoy C., et al. // Am J Cardiol. 2008. – 101. – 812 – 819.

9.      McCullough P.A. Radiocontrast-induced acute kidney injury. Nephron Physiol 2008. —109. – p. 61 – 72.

10.      Menting T.P. Remote ischemic preconditioning to reduce contrast-induced Nephropathy: a randomized controlled trial / Menting T.P., Sterenborg T.B., de Waal Y. et al. // Eur J VascEndovasc Surg. — 2015. - 50(4). – p.527 – 532.

11.      Newman D.J. Serum  cystatin  C  measured  by  automated  immunoassay: A more sensitive marker of changes in GFR than serum creatinine / Newman D.J, Thakkar H., Edwards R.G., et al. // Kidney Int. — 1995. –      47. – 312 – 318.

12.      Pickard J.M.J. Remote ischemic conditioning: from experimental observation to clinical application: report from the 8th Biennial Hatter Cardiovascular Institute Workshop / Pickard J.M.J., Boetker H.E., Crimi G. et al. // Basic Res Cardiol. — 2015. – 110. – p. 453.

13.      Radovanovic D. Outcome of patients  with  acute  coronary  syndrome in hospitals of different sizes. A report from the AMIS Plus Registry / Radovanovic D., Urban P., Simon R., et al. // Swiss Med Wkly. – 2010. – 140(21–22). – 314 – 322.

14.      Sandler   C.M.   Contrast-agent-induced   acute   renal   dysfunction   –   is iodixanol the answer? / Sandler C.M. // N Engl J Med. – 2003. – 348(6). – p. 551 – 553.

15.      Solomon R.J. Cardiac Angiography in Renally Impaired Patients (CARE) study: a randomized double-blind trial of contrast-induced nephropathy in patients with chronic kidney disease / Solomon R.J., Natarajan M.K., Doucet S., et al. // Circulation. — 2007. – 115. – p. 3189 – 3196.

16.      Tehrani S. (2013) Contrast induced acute kidney injury following PCI. / Tehrani S., Laing C., Yellon D.M., Hausenloy D.J. // Eur J Clin Invest. — 2013. – 43. – 483 – 490.

17. Thiele H. Impact of high-dose N-acetylcysteine  versus  placebo  on  contrast induced nephropathy and myocardial reperfusion injury in unselected patients with ST-segment elevation myocardial infarction undergoing primary percutaneous coronary intervention. The LIPSIA-N- ACC (Prospective, Single-Blind, Placebo-Controlled, Randomized Leipzig Immediate PercutaneouS Coronary Intervention Acute Myocardial Infarction N-ACC) Trial / Thiele H., Hildebrand L., Schirdewahn C., et al. // J Am Coll Cardiol. – 2010. – 55(20). – 2201–2209.



УДК: 616-053.6-055.25:614.2:316

1, 2Саламатова Т.В., 1Мещеряков В.В.

1 Кафедра детских болезней медицинского института БУ ВО «Сургутский государственный университет», 628412, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Сургут, пр. Ленина, 1.

2 Отделение медико-социальной помощи подросткам БУ ХМАО-Югры «Сургутская городская клиническая поликлиника №2», 628400, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Сургут, пр. Комсомольский, 10/1.

 

Качество жизни девушек и социальный статус ихсемей в различных условиях функционирования службы медико- социальной помощи подросткам детской поликлиники

Целью исследования явилась сравнительная оценка качества жизни девушек подростков во взаимосвязи с социальным статусом их семей в различных условиях функционирования службы медико-социальной помощи подросткам.

Ключевые слова: подростковый возраст, девушки, качество жизни, организация медицинской помощи.

Контактное лицо:

Мещеряков Виталий Витальевич
доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой детских болезней медицинского института БУ ВО «Сургутский государственный университет», 628412, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра,

г. Сургут, пр. Ленина, 1, рабочий телефон: +7 (3462)763051, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

1, 2 Salamatova T.V., 1Meshcheryakov V.V.

1Children's diseases department of medical institute at surgut state university, 628412, russian Federation, Khanty- mansyisk autonomus district, surgut, lenin av., 1.

2socialmedicinehelpservicetoteenagersofficeatsurgut municipalclinicalpoliclinicno.2,628412,russianFedera- tion, Khanty-mansyisk autonomus district, surgut, Komso- molsky av.,10/1.

the comparative analyses of adolescent girls’ life quality in various operating conditions of the social medicine help servicetoteenagers

 

Aim. A research aim is a comparative evaluation test of adolescent girls’ life in variousoperatingconditionsofthesocialmedicinehelpservicetoteenagers.

Keywords: adolescence, girls, quality of life, organization of a medical care.

 

Contact person:

Meshcheryakov Vitaly

 

the doctor of medical sciences, professor, the head of the children's diseases department of medical institute at Surgut state university; 628412, Russian Federation, Khanty-Mansyisk autonomus district, Surgut, Lenin av., 1; tel +7(3462) 763051, e-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Актуальность проблемы. Охрана репродуктивного здоровья подростков является одной из приоритетных задач современного общества [1, 2, 3, 4, 5, 6]. Рост саморазрушающих форм поведения (раннее начало половой жизни, рост количества ранних беременностей и абортов, заболеваний репродуктивной системы и сексуальных расстройств; употребление психоактивных веществ)свидетельствуют о недостаточной эффективности существующих форм работы с подростками в функционирующих в соответствии с приказом №154 МЗ РФ от 5 мая 1999 г. «О совершенствовании медицинской помощи детям подросткового возраста» кабинетах и/или отделениях меди- ко-социальной помощи подросткам (ОМСПП). В связи с этим встает вопрос о необходимости внедрения новых медико-организационных форм работы, выходящих за рамки стандартной медицинской помощи [1, 2, 3, 4, 6, 7, 9, 10]. Такой формой деятельности может являться функционирование  учреждений для молодёжи в соответствии с принципами «Клиники, дружественной к молодёжи» (КДМ) - Добровольность, Доступность, Доброжелательность и Доверие, рекомендованной ЮНИСЕФ. Соблюдение этих принципов обеспечивает возможность управления здоровьем молодых людей через достижение взаимопонимания между подростками и  медицинскими работниками[6,7,9, 10]. В медицинских организациях работу можно организовать на базе ОМСПП детской поликлиники, работающего в тесной связи с отделениями организации медицинской помощи детям в образовательных учреждениях, педиатрическими отделениями, дневными стационарами и отделениями восстановительного лечения детских поликлиник. Но, несмотря на достаточно подробные и адаптированные к работе именно в России рекомендации по созданию и функционированию такого рода отделений, далеко не во всех медицинских организациях существует данная форма работы с молодежью. Это определяет необходимость исследования эффективности деятельности КДМ, в сравнении со стандартным регламентом работы ОМСПП. Индикатором такой сравнительной оценки может служить качество жизни (КЖ) дисциплинарной проблемой в контексте современных научных исследований в области экономики, педагогики, медицины, психологии и охватывает многие стороны жизни человека, в том числе и не связанные с состоянием здоровья. В понятие КЖ входят удовлетворенность здоровых лиц и пациентов условиями жизни, работой, учебой, домашней обстановкой и многие другие социальные и даже политические компоненты. Медицинское понятие КЖ включает показатели, которые связаны с состоянием здоровья человека. ВОЗ рекомендует определять КЖ как индивидуальное соотношение своего положения в жизни общества в контексте его культуры и систем ценностей с целями данного индивидуума, его планами, возможностями и степе- нью неустройства [8, 12]. Российские специалисты, занимающиеся проблемами КЖ, предлагают понимать под КЖ степень комфортности человека как внутри себя, так и в рамках своего общества [8]. Таким образом, КЖ представляет собой своего рода интегральный медико-социальный показатель. Исследование КЖ является простым и информативным способом опре- деления ключевых параметров, составляющих благополучия человека в целом. Сфера применения оценки КЖ сегодня включает общую оцен- ку состояния не только конкретного здорового или больного человека, но и определенной популяции лиц, изучение влияния различных производственных, социальных и других факторов, профилактических и реабилитационных программ, комплексную экспертизу трудоспособности.

 Цель исследования.Сравнительный анализ КЖ девушек 15-17-ти лет во взаимосвязи с социальным статусом их семей различных ме- дико-организационных условиях функционирования службы медико-социальной помощи подросткам: КДМ и стандартный регламент работы ОМСПП.

 

Материалы и методы. Для изучения КЖ было проведено одномоментное сплошное когортное сравнительное медико-социологическое исследование – анонимное анкетирование 2-х групп респондентов после их информированного согласия по принципу «весь школьный класс» (зарегистрировано 8 отказов от анкетирования в основной группе и 5 – в группе сравнения). Основная группа включала 202 девушки, получавших медико-социально-психологическую     помощь в КДМ и состояла из 2-х подгрупп: подгруппа А1 - 98 человек, достигших 15-ти лет (начало наблюдения в ОМСПП по принципу КДМ); подгруппа А2 - 104 девушки, достигших 17-ти лет (последний год наблюдения в КДМ). Группа сравнения включала 104 девушки, получавших медико-социально-психологическую помощь в функционирующем по стандартному регламенту ОМСППи также состояла из двух подгрупп:50 человек в возрасте 15-ти лет (под- группа Б1) и 54 17-тилетние девушки (подгруппа Б2). В основной группе анкетировались девушки в 13-ти классах школ, прикреплённых к детской поликлинике с КДМ, в группе сравнения – в 7-ми классах школ, прикреплённых к детской поликлинике с ОМСПП со стандартным регламентом работы. Репрезентативность выборок подтверждалась достаточным количеством респондентов обеих групп (основная группа – 28,9% всех прикреплённых к КДМ девушек, достигших 15 и 17 лет;в группе сравнения этот показатель составил 39,0%).

 

Для исследования КЖ использована руссифицированная версия анкеты MOS 36-Item Short-FormHealth Survey (SF-36), сертифицированная для детей 14 лет и старше [8]. Анкета оценивалась по 8-ми параметрам КЖ (максимальное число баллов по каждому параметру - 100): общее состояние здоровья (GeneralHealth — GH); физическое функционирование (Physical Functioning) — PF); ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (Role-Physical Functioning — RF); ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (Role-Emotional — RE); социальное функционирование (Social Functioning — SF); интенсивность боли (Bodilypain — BP); жизненная активность (Vitality — VT); психическое здоровье (Mental Health — MH).

 

Для оценки социального статуса семей девушек в описанную выше анкету включены связанные с этим понятием вопросы: состав семьи (полная, неполная), количество детей в семье, характеристика жилищных условий, образование и вредные привычки родителей, доходы семьи. Предлагаемые возможные ответы оценивались в баллах после их предварительного ранжирования. Например, ранжирование доходов семьи осуществлялось следующим образом: низкий уровень доходов – 1 балл, ниже среднего -2, средний – 3, выше среднего – 4, высокий -5. Определялась сумма баллов по всем 5-ти вопросам этого блока анкеты: большей сумме соответствовал более высокий социальный статус семьи девушки. Квалиметрическая оценка результатов анкетирования позволила исследовать связи между уровнями социального статуса семей и показателями качества жизни.

 

Статистическая обработка материала осуществлялась методами Манна-Уитни и ранговой корреляции. Критическим уровнем статистической значимости установленных закономерностей при обработке результатов анкет считали p < 0,01, что соответствует критерию достоверности при про- ведении социологических исследований.

 

 Результаты и обсуждение. К настоящему моменту  остро  назрела необходимость в применении таких новых форм работы с подростками, которые интересны для них и отвечают условиям нашего времени. Перспективным в этом смысле следует считать внедрение инновационной организационной формы в деятельность ОМСПП в соответствии с принципами «Клиники, дружественной к молодёжи» (КДМ-ИнициативаВОЗиЮНИСЕФ). В бюджетном учреждении ХМАО- Югры «Сургутская клиническая поликлиника №2» ОМСПП функционирует с декабря 2005 года, работа ОМСПП в соответствии с принципами КДМ организована с января 2007 года.

КДМ оказывают медико-социально-психологическую помощь подросткам в соответствии со спецификой возраста. В круг основных задач входят: оказание медико-психологической помощи на основе индивидуального подхода с учетом особенностей личности; осуществление мероприятий по сохранению и укреплению репродуктивного здоровья девушек и юношей гигиеническое воспитание, обеспечение мероприятий по подготовке молодежи к предстоящей семейной жизни, ориентации на здоровую семью; профилактическая работа, направленная на формирование потребности в здоровом образе жизни и ориентирующая молодых людей на осознание вреда «рисковых» форм поведения для здоровья и развития. Данный формат    деятельности   отделения позволяет, используя новые интерактивные формы работы, обеспечить доверительный, откровенный и, что немаловажно, продолжительный диалог между взрослым поколением (в лице сотрудников отделения) и подростками, уйдя от формальности и авторитарности, затрагивать наиболее животрепещущие и актуальные подростковые темы, в разговоре на равных предлагать продуктивные стратегии решения задач юности в заменразрушительных идевиантных.

 В соответствии с требованиями времени, одной из приоритетных задач ОМСПП является охрана репродуктивного здоровья девушек, работа по решению которой ведется в двух направлениях (лечебно-диагностическое и социально- психологическое) и осуществляется благодаря большому спектру форм работы. В отличие от ОМСПП со стандартным регламентом работы, КДМ в большей степени использует индивидуальные формы (лечебно- диагностическая помощь гинеколога и консультативная помощь психолога и социального работника) и работу в малых группах (психологические занятия по повышению компетентности подростков в области сохранения репродуктивного здоровья в рамках профилактических осмотров, школа репродуктивного здоровья – «Школа юной леди», тренинговый курс «Твоя жизнь – твой выбор», круглые столы, посвященные профилактике абортов, волонтерское движение по принципу «Равный – равному»).

 

При сравнительном анализе подгрупп А1 и Б1 отсутствовали статистически значимые различия по всем показателям КЖ (р > 0,05, метод Манна-Уитни). Сопоставимость сравниваемых подгрупп 15-летних девушек позволяет заключить о возможности сравнения изучаемых показателей качества жизни через 2 года (в 17 лет) в зависимости от вида организационной формы ме- дико-социальной помощи (КДМ и функционирующее по стандартно- му регламенту ОМСПП) [рис.1].

 

При сравнении подгрупп А1 и А2 отмечался статистически значимый рост таких показателей как GH, RF, RE, SF,  BP,  VT,  MH (р < 0,01 по  всем показателям, метод Манна-Уитни), в  то  же  время  не  установлен достоверный  рост   показателя   PF (р

> 0,05). Отсутствие статистически значимого роста показателя PF можно связать с тем, что в задачи отделения не входит осуществление физической подготовки наблюдаемых подростков, которая напрямую влияет на данный показатель [рис.2]. изучаемых показателей (р > 0,05, метод Манна-Уитни), что свидетельствует об отсутствии динамики показателей КЖ за 2 года наблюдения в ОМСПП со стандартным регламентом работы [рис.3].

 

При этом такие показатели качества жизни, как GH, RF, RE, SF, BP, VT, MH, у девушек подгруппы А2 оказались достоверно более высокими, чем в подгруппе Б2, (р < 0,01 по всем показателям, метод Манна- Уитни), кроме показателя PF, который не имел статистически значимой разницы в этих подгруппах (р = 0,75) [рис.4]. 

Нами установлена средней силы статистически значимая прямая связь между ранжированным уровнем социального статуса и КЖ (r =0,57; p = 0,00). Поэтому для исключения влияния возможных различий уровня социального статуса в сравниваемых подгруппах на установленные закономерности КЖ проведён сравнительный анализ ранжированного уровня социального статуса семей девушек, который показал отсутствие статистически значимых различий (p > 0,05, метод Манна-Уитни) средней суммы баллов по всем пяти вопросам анкеты о социальном статусе семьи между всеми подгруппами сравнения [табл.1].

Это доказывает объективность вывода о связи КЖ девушек с организационной формой деятельности ОМСПП: КДМ и ОМСПП со стандартным регламентом работы.

 Выводы. Сопоставимость подгрупп сравнения по всем показателям в начале наблюдения в ОМСПП и КДМ (15 лет), статистически значимый рост показателей GH, RF, RE, SF, BP, VT, MH за 2 года наблюдения в КДМ и отсутствие такового за тот же период в ОМСПП со стандартным регламентом работы, достоверно более высокие показатели качества жизни GH, RF, RE, SF, BP, VT, MH у 17-летних девушек из КДМ, чем из ОМСПП со стандартным регламентом работы позволяют заключить о влиянии вида медико- социальной помощи подросткам на КЖ девушек.

В условиях наблюдения в КДМ регистрируется рост уровня КЖ по большинству его параметров (кроме PF), в то время как в условиях наблюдения в ОМСПП со стандартным регламентом работы рост всех показателей качества жизни был статистически не значимым.

Отсутствие динамики показателя PF как в КДМ, так и в ОМСПП со стандартным регламентом работы можно связать со спецификой дея- тельности КДМ и ОМСПП – она не включает работу по физическому воспитанию подростков.

КЖ напрямую связано с уровнем социального статуса девушек, отсутствие статистически значимых различий ранжированного уровня социального статуса между всеми группами сравнения доказывает влияние вида организационной формы деятельности ОМСПП на установленную динамику КЖ.


 Литература

1.      Альбицкий В.Ю. Актуальные проблемы социальной педиатрии. Избран- ныеочерки/АльбицкийВ.Ю.–М.:«СоюзпедиатровРоссии»,2012.–344 c.

2.      Баранов А.А. Медико-социальные проблемы воспитания подростков / Баранов А.А., Кучма в.Р., Сухарева Л.М. . – М.: ПедиатрЪ, 2014. – 388с.

3.      Баранов А.А. Состояние здоровья современных детей и подростков и роль медико-социальных факторов в его формировании / Баранов А.А., Кучма В.Р., Сухарева Л.М. // Вестник РАМН. – 2011. – № 5. – С.6-11.

4.      Баранов A.A. Государственная политика в области охраны здоровья де- тей: вопросы теории и практика / Баранов А.А., Лапин Ю.Е.. - М.: Союз педиатров России, 2009. - 188с.

5.      Баранов А.А. Медицинское обеспечение детей подростковоговозраста/ Баранов А.А., Ильин А.Г., Антонова Е.В. // Проблемы социальной гигие- ны, здравоохранения и истории медицины. – 2010. - №4. – С. 28-32.

6.      Косунский А.А. Клиники, дружественные к подросткам и молодежи в Российской Федерации: инициатива, опыт, результат, сотрудничество, устремленность в будущее / Корсунский А.А., Кротин П.Н., Куликов А.М. и др. – М.: «Бэст принт», 2010. – 206с.


7.      КротинП.Н.Комплексныйанализдеятельностиклиники,дружественной к молодежи. Методические рекомендации / Кротин П.Н., Куликов А.М., Кожуховская Т.Ю. – СПб., 2008 – 62с.

8.      БарановА.А.Изучениекачестважизнивпедиатрии/БарановА.А.,Аль- бицкий В.Ю., Винярская И.В. - М.: Союз педиатров России.- 2010. - 272с.

9.      AchievementsoftheInternationalAdoGirlsprojectintheRussianFederation. Expert assessment of youth clinic in the west Siberian region. – Moscow: UNICEF Russian Federation,2003.

10.   Adolescent friendly health servise. An agenda for change. – WHO, 2002. –  44p.

11.   Payne D. Adolescent medicine in paediatric practice / Payne D., Martin C., Viner R., Skinner R. // Arch Dis Child. 2005. - Vol. 90. - P. 1133-1137.

12.   Bowling A. Measuring Disease: a review of disease-specific quality of life measurement scales. Open University Press / A. Bowling A. – Philadelphia, 1996. – 374p.

13.   Data and analysis on the lives of children in CEE/CIS and Baltic states. TRANSMONEE2007Features.–Florence:UNICEFInnocentiResearchCentre, 2007.

 

УДК 616.521- 022.7

1Абдрахимова Н.А., 2Хисматуллина З.Р., 2Мустафина Г.Р., 1Надырченко Р.М., 3Гареев Е.М.

1ГАУЗ РКВД, 450027, г. Уфа, ул. Индустриальное шоссе,42

2ИПО «Башкирский Государственный медицинский Университет», кафедра дерматовенерологии с курсами дерматовенерологии и косметологии. 450010, г.Уфа, ул. Союзная, 37

3Всероссийский центр глазной и пластической хирургии,

450075, г.Уфа, ул. Р.Зорге, 67/1

Иммунологическая эффективность применения препарата «Имунофан» в терапии больных микробной экземой

 

Реферат. Цель исследования провести сравнительный анализ влияния стандартной и комплексной терапии с применением иммуномодулятора имунофана на уровень интерлейкина 1β (IL-1β) при микробной экземе.

Ключевые слова: микробная экзема, иммуномодулятор «Имунофан», интерлейкин-1β

 

Контактное лицо:

Абдрахимова Надежда Алексеевна

Врач-дерматовенеролог ГАУЗ РКВД. 450027, г. Уфа, Индустриальное шоссе, 42. Тел.: 89625279834, e-mail  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

1Abdrakhimova N.A., 2Khismatullina N.A., 2Mustafina

Z.R., 1Nadyrchenko R.M., 3Gareev E.M.

1State Independent Healthcare Institution Republican Derma- tovenerologic Dispensary. 42, Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027

2InstituteofProfessionalTrainingattheBashkirStateMedical University,ChairofDermatologywiththecourseofDermatology and Cosmetology. 37, Soyuznaya Str., Ufa city,450010.

3All-Russian Center of Eye and Plastic Surgery. 67/1, Zorge Str, Ufa city, 450075.

Immunological ecacy of the drug «Imunofan» in the treatment of patients with microbial eczema

Abstract. Aim – to conduct a comparative analysis of the impact of standard and complex therapies the use of immunomodulator imunofana on the levels of interleukin   1β (IL-1β) when microbialeczema.

Key words: microbial eczema, immunomodulator “Immunofan”, interleukin 1β.

 

Contact person:

Abdrakhimova  Nadezhda Alekseevna

 

dermatologist, State Independent Healthcare Institution Republican Dermatovenerologic Dispensary. 42 Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027. Tel. 89625279834, e-mail   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.



В отечественной дерматологии термин «микробная экзема» возник в начале XX века [11]. Микробная экзема – хронический рецидивирующий дерматоз, характеризующий- ся эволюционным полиморфизом сыпи, мокнутием, зудом и своеобразной аллергической реакцией сенсибилизированной кожи на продукты распада микроорганизмов и их токсины, развивающейся на фоне длительно существующего пиогенного очага при нарушении важнейших регуляторных систем организма [7]. Микробная экзема в последние годы имеет тенденцию к более тяжелому течению с частыми продолжительными рецидивами, значительным распространением патологического процесса на коже, а также характеризуется резистентностью к общепринятым методам его лечения [9]. В настоящее время экземой страдают примерно 1-2% взрослых жителей Земли,  однако  в некоторых странах, например в США, распространённость экземы достигает 10% [4].

Патогенез микробной экземы сложный и до конца не изученный. Согласно современным представлениям, микробная экзема развивается как сенсибилизация к микробному антигену на фоне изменения нейроэндокринной, иммунной систем, нарушения функции желудочно- кишечного тракта [2,5,12,14]. Микробные аллергены обладают достаточно выраженной антигенной активностью, что ведет к сенсибилизации организма и способствует перестройке иммунного ответа [1,3].

Интерлейкин 1β, (IL-1β) – про- воспалительный цитокин, вызывающий эмиграцию лейкоцитов и активацию их фагоцитарной и  бактерицидной активности. Он влияет на сосудистый тонус, определяя особенности гемодинамики в очаге воспаления. IL-1β стимулирует выход из костного мозга лейкоцитов, в первую очередь нейтрофилов. [10]. Иммуномодулирующий препарат «Имунофан» синтезирован на основе естественного пептидного гормона иммунитета вилочковой железы – тимопоэтина II. Принципиально важным и отличительным свойством регуляторных пептидов является их способность оказывать выраженное действие только на клетки с резко изменёнными показателями их метаболической и функциональной активности. Результаты клинического изучения имунофана свидетельствуют о достижении коррекции иммунной системы [6].

 Цель исследования  –  провести сравнительный анализ влияния  стандартного  курса   терапии и комплексной схемы лечения с применением иммуномодулятора имунофана на уровень IL-1β при микробной экземе.

 Материалы и методы. Для изучения влияния имунофана на уровень IL-1β больные были разделены на 2 группы: 1-ю группу (основную)   составило   80 человек – 50 женщин (62,5%) и 30 мужчин (37,5%), в возрасте 35-56 лет, которые на фоне стандартной терапии применяли имунофан в виде ректальных суппозиториев по 100 мкг 1 раз в день в течение 20 дней; 2-ю группу наблюдения составило 104 больных - 62 женщины (59.6%) и 42 мужчины (40.4%) в возрасте 35-56 лет с микробной экземой, которых получали только традиционное лечение (раствор кальция глюконат 10%- 10.0 в/м №10 ч/д; раствор натрия тиосульфат 30%-10.0 в/в кап. на натрия хлориде   0.9%-200.0 №10     ч/д; таблетки лоратадин 0.01 на ночь № 20 дней; капс. доксициклин 100мг I день 2капс. одномоментно, II-X день по 1 капс. *1 раз в день; наружно: мазь Локойд* 2 раза в день № 14 дней, мазь Видестим *2 раза в день №11 дней; УФО общее №10 еж). У 76,1% больных микробная экзема имела длительное торпидное течение с многократными обострениями. Средняя продолжительность заболевания составила 12,3±6,3 лет. В контрольную группу вошли 50 человек, у которых в ходе осмотра и сбора анамнеза данных за микробную экзему выявлено не было. В группу наблюдения включали больных с микробной экземой, давших письменное информационное согласие на участие в клиническом исследовании. У всех пациентов была диагностирована стадия обострения микробной экземы. Клиническая картина дерматоза являлась типичной. В исследование не включали больных с сопутствующими тяжёлыми соматическими заболеваниями в стадии декомпенсации.

Все больные получали базовое лечение в соответствии с федеральными стандартами оказания специализированной медицинской помощи дерматологическим больным в дерматологическом отделении №1 ГАУЗ РКВД №1 г. Уфы

Определение уровня IL-1β проводили по классической методике иммуноферментного анализа на наборах фирмы «Вектор-Бест».

 

Последовательные измерения содержания цитокинов в основной и  контрольной  группах проводили пятикратно: до начала лечения, на 10-й день терапии, на 20-й день лечения (выписка), через 3 и 6 месяцев  после  окончания   терапии. В группе практически здоровых до- норов забор венозной крови производили 1 раз в ходе исследования.

 

Полученные данные были, прежде всего, подвергнуты двухфакторному дисперсионному анализу [8].

 

 Результаты. Динамика последовательных изменений уровня содержания цитокина IL-1β при лечении микробной экземы стандартным способом и комплексной терапией в сочетании с иммуномодулятором «Имунофан» представлены на рис.1

 

Превалирующее влияние на количественное содержание этого цитокина оказывал фактор  «этапы наблюдения»: η²=75%, F=297, p<<0.0001. Влияние фактора «способ лечения» и сочетания обоих факторов также оказалось значимым, но малозначным: η²=8%, F=134, p<<0.0001 и η²=8%, F=32.

 

Верхняя стандартная граница нормальной вариации цитокина IL-1β составляет 10 пг/мл. В нашей собственной «нормативной» группе вариация данного цитокина составляла 0.5 ÷ 2 8   пг/мл при  среднем значении 1.5 ± 0.6 пг/мл.

 

Как видно на рис. 1, до начала лечения средний уровень IL-1β в контрольной группе значимо выше, чем в основной, хотя это различие и не радикальное: 35.7 ± 6.6 пг/мл   и 28.9 ± 5.5 пг/мл соответственно. На десятый день лечения уровень IL-1β в основной и контрольной группе возрастает в 1.8 и в 1.4 раза соответственно, что в силу некоторой исходной разницы фактически приводит к их практическому выравниванию: 51.5 ± 4.9 пг/мл и 50.2 ± 5.8 пг/мл (p>0.51). К моменту завершения лечения (этап «25-й день лечения (выписка)») средние уровни IL-1β в основной и контрольной группах резко снижаются практически в 2.8 и 2.5 раза и достигают значений  18.7  ±  2.0  пг/мл  и  20. ± 4.2 пг/мл соответственно, которые значимо не различаются (p>0.19). То есть, до периода завершения лечения содержание IL-1β в группе с традиционным лечением и в группе с применением «Имунофана» изменяется абсолютно схожим образом.

 

Однако в отдаленные сроки характер этих изменений в основной и контрольной группах меняется кардинальным образом.На  рис.  1  хорошо  видно,  что  в основной группе средний уровень содержания IL-1β через три месяца и через полгода после завершения лечения последовательно и статистически значимо снижается, достигая  значений 15.2  ±  1.9  пг/мл и 9.0 ± 1.2 пг/мл соответственно. Таким образом, через полгода после завершения комплексной  терапии с применением иммуномодулятора «Имунофан» средний уровень содержания IL-1β становится в 3.4 раза ниже, чем при поступлении больного в клинику. Межиндивидуальный разброс IL-1β в этот период составляет 6.9 ÷ 11.2 пг/мл, причем 80% этих значений  не  превышают верхнюю стандартную границу нормальной вариации данного цитокина. Следовательно, в основной группе в отдаленные сроки уровень содержания IL-1β последовательно приближается к границам нормаль- ной вариации, а к полугоду даже практически совпадает с ними.

Принципиально иным образом в те же сроки развивались события в группе с стандартным лечением. На рис. 1 хорошо видно, что через три месяца после окончания лечения средний уровень содержания IL-1β в этой группе резко, боле, чем в 1.5 раза повышается до 36.4 ± 4.5 пг/ мл. Этот уровень, как видно, фактически совпадает (p>0.71) с тем,   который имел место при поступлении в клинику и без малого в 2.5 раза превышает уровень, наблюдаемый к тем же трем месяцам в основной группе. К полугоду после завершения лечения среднее значение содержания IL-1β в контрольной группе вновь снижается, но лишь до уровня 22.5 ± 3.6 пг/мл, который значимо не отличается от уровня, имевшего место при завершении лечения и опять-таки без малого   в 2.5 раза превышает уровень, д стигнутый к этому сроку в основной группе. К полугоду границы межиндивидуальной вариация содержания IL-1β в контрольной группе составляют 17.1 ÷ 30.1 пг/мл. Следовательно, даже нижняя граница варьирования IL-1β в этой группе примерно в полтора раза превышает верхнюю границу варьирования IL-1β в норме и в основной группе.

 

Выводы:

Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что при комплекс- ной терапии микробной экземы с использованием иммуномодулятора «Имунофан» имеет место четко выраженная тенденция к нормализации уровня IL-1β, прослеживающаяся даже в отдалённые периоды после курса лечения. В связи с этим можно предположить, что в случае включения в комплексную терапию иммуномодулятора «Имунофан» происходит полное подавление патогенных микроорганизмов, вы- звавших микробную экзему и необходимости в поддержании или, тем более, активации иммунного ответа организма уже нет. При стандартной терапии уровень IL-1β после кратковременной   стабилизации на фоне проводимой стандартной терапии начинает вновь нарастать, достигая исходных высоких значений. Это заставляет полагать, что после курса стандартной терапии патогенный фактор сохраняет свою активность, то есть радикального подавления микробной инфекции все-таки не произошло.

Иммунная реакция при экземе является первичной и определяющей. Выраженность аллергической реакции зависит от степени наследственного предрасположения, функциональных нарушений нервной системы, длительности существования и силы воздействия на кожу эндо- и экзогенных разрешающих факторов в форме достаточно длительного антигенного влияния [13]. В связи с этим становится очевидной необходимость иммунокоррекции макроорганизма, что является одной из приоритетных задач патогенетической терапии микробной экземы.

Литература

1.   Антоньев A.A., Прохоренков В., Антоньев A.A. О дифференциальной диагностике профессиональных дерматитов и экземы. / Профессиональные болезни кожи. - JL, Медицина, 1971, с.70-76.

2.   Глухенький Б.Т. Иммунозависимые дерматозы: экзема, атопический дерматит, истинная пузырчатка. / Киев, Здоровья, 1990. - 230с.

3.  Данилова A.A. Экзема. Consilium medicum. - 2004. - T.l, №4. - С.165-168.

4.  Корсунская И.М., Лукашова H.A., Невозинская З.А., Агафонова Е.Е. Ре- зультаты исследования эффективности негалогенизированных кортико-стероидоввтерапиихроническойэкземы.//Клиническаядерматологияивенерология. - №4. - с.101-105.

5.  Остапенко А.Н. Дифференцированная иммунокорргирующая терапия больных микробной экземой. / Дисс... канд., Москва,1991.

6.  Покровский, В.И. Имунофан. Опыт применения в клинической практике / В.И. Покровский // М.- 2010.-С.1-2.

7.  Потекаев,Н.С.Экзема:ремаркиисовременныепредставления.Клини- ческаядерматовенерология/Н.С.Потекаев//М.-2009.-№1.-С.67-73.

8.   Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных.     Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва // M.: Медиа Сфера. - 2002.- С. 312.

9.  Скрипкин Ю.К., Кубанова A.A. Экзема. Кожные и венерические болезни. / Руководство для врачей. // М. - Медицина. - 2000. - Т.2. - с.28-44.

10.   Ярилин, А.А. Иммунология. /А.А. Ярилин// Учебник. Гэотар-Медиа.- 2010.-С.207-210.

11.   Holden C., English J., Hoare C. et al. Advised best practice for the use      of em- ollientsin eczema and other dry skin conditions. // J. Dermatol. Treat. - 2007. - 13(3).-p.103-106.

12.  StrangeP.etal.StaphylococcalenterotoxinBappliedonintactnormaland intactatopicskininducesdermatitis/P.Strange,L.Skov,S.Lisbyetal.//ActaDerm. Venerol. (Stockh.).- 2001. - Vol. 132, 1. -P.27-33.

13.  Trautmann A., Akdis M., Kleeman D., Altznauer F., Simon H.-U., Graeve T. etal.Tcell-mediatedFas-inducedkeratinocyteapoptosisplaysakeypathogenetic role in eczematous dermatitis. // J. Clin. Invest. - 2005. - 106. - p.25-35.

14. TrillaA.,MirroI.M.IdentifyinghighriskpatientsforStaphylococcusaureus infections,skinandsofttissueinfection//ContactDermat.-2000.-Vol.7,Suppl.3.- P.37-43.

УДК 616.521- 022.7

1Абдрахимова Н.А., 2Хисматуллина З.Р., 2Мустафина Г.Р., 1Надырченко Р.М., 3Гареев Е.М.

1ГАУЗ РКВД, 450027, г. Уфа, ул. Индустриальное шоссе,42

2ИПО «Башкирский Государственный медицинский Университет», кафедра дерматовенерологии с курсами дерматовенерологии и косметологии. 450010, г.Уфа, ул. Союзная, 37

3Всероссийский центр глазной и пластической хирургии,

450075, г.Уфа, ул. Р.Зорге, 67/1

Иммунологическая эффективность применения препарата «Имунофан» в терапии больных микробной экземой

 

Реферат. Цель исследования провести сравнительный анализ влияния стандартной и комплексной терапии с применением иммуномодулятора имунофана на уровень интерлейкина 1β (IL-1β) при микробной экземе.

Ключевые слова: микробная экзема, иммуномодулятор «Имунофан», интерлейкин-1β

 

Контактное лицо:

Абдрахимова Надежда Алексеевна

Врач-дерматовенеролог ГАУЗ РКВД. 450027, г. Уфа, Индустриальное шоссе, 42. Тел.: 89625279834, e-mail  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

1Abdrakhimova N.A., 2Khismatullina N.A., 2Mustafina

Z.R., 1Nadyrchenko R.M., 3Gareev E.M.

1State Independent Healthcare Institution Republican Derma- tovenerologic Dispensary. 42, Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027

2InstituteofProfessionalTrainingattheBashkirStateMedical University,ChairofDermatologywiththecourseofDermatology and Cosmetology. 37, Soyuznaya Str., Ufa city,450010.

3All-Russian Center of Eye and Plastic Surgery. 67/1, Zorge Str, Ufa city, 450075.

Immunological ecacy of the drug «Imunofan» in the treatment of patients with microbial eczema

Abstract. Aim – to conduct a comparative analysis of the impact of standard and complex therapies the use of immunomodulator imunofana on the levels of interleukin   1β (IL-1β) when microbialeczema.

Key words: microbial eczema, immunomodulator “Immunofan”, interleukin 1β.

 

Contact person:

Abdrakhimova  Nadezhda Alekseevna

 

dermatologist, State Independent Healthcare Institution Republican Dermatovenerologic Dispensary. 42 Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027. Tel. 89625279834, e-mail   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.



В отечественной дерматологии термин «микробная экзема» возник в начале XX века [11]. Микробная экзема – хронический рецидивирующий дерматоз, характеризующий- ся эволюционным полиморфизом сыпи, мокнутием, зудом и своеобразной аллергической реакцией сенсибилизированной кожи на продукты распада микроорганизмов и их токсины, развивающейся на фоне длительно существующего пиогенного очага при нарушении важнейших регуляторных систем организма [7]. Микробная экзема в последние годы имеет тенденцию к более тяжелому течению с частыми продолжительными рецидивами, значительным распространением патологического процесса на коже, а также характеризуется резистентностью к общепринятым методам его лечения [9]. В настоящее время экземой страдают примерно 1-2% взрослых жителей Земли,  однако  в некоторых странах, например в США, распространённость экземы достигает 10% [4].

Патогенез микробной экземы сложный и до конца не изученный. Согласно современным представлениям, микробная экзема развивается как сенсибилизация к микробному антигену на фоне изменения нейроэндокринной, иммунной систем, нарушения функции желудочно- кишечного тракта [2,5,12,14]. Микробные аллергены обладают достаточно выраженной антигенной активностью, что ведет к сенсибилизации организма и способствует перестройке иммунного ответа [1,3].

Интерлейкин 1β, (IL-1β) – про- воспалительный цитокин, вызывающий эмиграцию лейкоцитов и активацию их фагоцитарной и  бактерицидной активности. Он влияет на сосудистый тонус, определяя особенности гемодинамики в очаге воспаления. IL-1β стимулирует выход из костного мозга лейкоцитов, в первую очередь нейтрофилов. [10]. Иммуномодулирующий препарат «Имунофан» синтезирован на основе естественного пептидного гормона иммунитета вилочковой железы – тимопоэтина II. Принципиально важным и отличительным свойством регуляторных пептидов является их способность оказывать выраженное действие только на клетки с резко изменёнными показателями их метаболической и функциональной активности. Результаты клинического изучения имунофана свидетельствуют о достижении коррекции иммунной системы [6].

 Цель исследования  –  провести сравнительный анализ влияния  стандартного  курса   терапии и комплексной схемы лечения с применением иммуномодулятора имунофана на уровень IL-1β при микробной экземе.

 Материалы и методы. Для изучения влияния имунофана на уровень IL-1β больные были разделены на 2 группы: 1-ю группу (основную)   составило   80 человек – 50 женщин (62,5%) и 30 мужчин (37,5%), в возрасте 35-56 лет, которые на фоне стандартной терапии применяли имунофан в виде ректальных суппозиториев по 100 мкг 1 раз в день в течение 20 дней; 2-ю группу наблюдения составило 104 больных - 62 женщины (59.6%) и 42 мужчины (40.4%) в возрасте 35-56 лет с микробной экземой, которых получали только традиционное лечение (раствор кальция глюконат 10%- 10.0 в/м №10 ч/д; раствор натрия тиосульфат 30%-10.0 в/в кап. на натрия хлориде   0.9%-200.0 №10     ч/д; таблетки лоратадин 0.01 на ночь № 20 дней; капс. доксициклин 100мг I день 2капс. одномоментно, II-X день по 1 капс. *1 раз в день; наружно: мазь Локойд* 2 раза в день № 14 дней, мазь Видестим *2 раза в день №11 дней; УФО общее №10 еж). У 76,1% больных микробная экзема имела длительное торпидное течение с многократными обострениями. Средняя продолжительность заболевания составила 12,3±6,3 лет. В контрольную группу вошли 50 человек, у которых в ходе осмотра и сбора анамнеза данных за микробную экзему выявлено не было. В группу наблюдения включали больных с микробной экземой, давших письменное информационное согласие на участие в клиническом исследовании. У всех пациентов была диагностирована стадия обострения микробной экземы. Клиническая картина дерматоза являлась типичной. В исследование не включали больных с сопутствующими тяжёлыми соматическими заболеваниями в стадии декомпенсации.

Все больные получали базовое лечение в соответствии с федеральными стандартами оказания специализированной медицинской помощи дерматологическим больным в дерматологическом отделении №1 ГАУЗ РКВД №1 г. Уфы

Определение уровня IL-1β проводили по классической методике иммуноферментного анализа на наборах фирмы «Вектор-Бест».

 

Последовательные измерения содержания цитокинов в основной и  контрольной  группах проводили пятикратно: до начала лечения, на 10-й день терапии, на 20-й день лечения (выписка), через 3 и 6 месяцев  после  окончания   терапии. В группе практически здоровых до- норов забор венозной крови производили 1 раз в ходе исследования.

 

Полученные данные были, прежде всего, подвергнуты двухфакторному дисперсионному анализу [8].

 

 Результаты. Динамика последовательных изменений уровня содержания цитокина IL-1β при лечении микробной экземы стандартным способом и комплексной терапией в сочетании с иммуномодулятором «Имунофан» представлены на рис.1

 

Превалирующее влияние на количественное содержание этого цитокина оказывал фактор  «этапы наблюдения»: η²=75%, F=297, p<<0.0001. Влияние фактора «способ лечения» и сочетания обоих факторов также оказалось значимым, но малозначным: η²=8%, F=134, p<<0.0001 и η²=8%, F=32.

 

Верхняя стандартная граница нормальной вариации цитокина IL-1β составляет 10 пг/мл. В нашей собственной «нормативной» группе вариация данного цитокина составляла 0.5 ÷ 2 8   пг/мл при  среднем значении 1.5 ± 0.6 пг/мл.

 

Как видно на рис. 1, до начала лечения средний уровень IL-1β в контрольной группе значимо выше, чем в основной, хотя это различие и не радикальное: 35.7 ± 6.6 пг/мл   и 28.9 ± 5.5 пг/мл соответственно. На десятый день лечения уровень IL-1β в основной и контрольной группе возрастает в 1.8 и в 1.4 раза соответственно, что в силу некоторой исходной разницы фактически приводит к их практическому выравниванию: 51.5 ± 4.9 пг/мл и 50.2 ± 5.8 пг/мл (p>0.51). К моменту завершения лечения (этап «25-й день лечения (выписка)») средние уровни IL-1β в основной и контрольной группах резко снижаются практически в 2.8 и 2.5 раза и достигают значений  18.7  ±  2.0  пг/мл  и  20. ± 4.2 пг/мл соответственно, которые значимо не различаются (p>0.19). То есть, до периода завершения лечения содержание IL-1β в группе с традиционным лечением и в группе с применением «Имунофана» изменяется абсолютно схожим образом.

 

Однако в отдаленные сроки характер этих изменений в основной и контрольной группах меняется кардинальным образом.На  рис.  1  хорошо  видно,  что  в основной группе средний уровень содержания IL-1β через три месяца и через полгода после завершения лечения последовательно и статистически значимо снижается, достигая  значений 15.2  ±  1.9  пг/мл и 9.0 ± 1.2 пг/мл соответственно. Таким образом, через полгода после завершения комплексной  терапии с применением иммуномодулятора «Имунофан» средний уровень содержания IL-1β становится в 3.4 раза ниже, чем при поступлении больного в клинику. Межиндивидуальный разброс IL-1β в этот период составляет 6.9 ÷ 11.2 пг/мл, причем 80% этих значений  не  превышают верхнюю стандартную границу нормальной вариации данного цитокина. Следовательно, в основной группе в отдаленные сроки уровень содержания IL-1β последовательно приближается к границам нормаль- ной вариации, а к полугоду даже практически совпадает с ними.

Принципиально иным образом в те же сроки развивались события в группе с стандартным лечением. На рис. 1 хорошо видно, что через три месяца после окончания лечения средний уровень содержания IL-1β в этой группе резко, боле, чем в 1.5 раза повышается до 36.4 ± 4.5 пг/ мл. Этот уровень, как видно, фактически совпадает (p>0.71) с тем,   который имел место при поступлении в клинику и без малого в 2.5 раза превышает уровень, наблюдаемый к тем же трем месяцам в основной группе. К полугоду после завершения лечения среднее значение содержания IL-1β в контрольной группе вновь снижается, но лишь до уровня 22.5 ± 3.6 пг/мл, который значимо не отличается от уровня, имевшего место при завершении лечения и опять-таки без малого   в 2.5 раза превышает уровень, д стигнутый к этому сроку в основной группе. К полугоду границы межиндивидуальной вариация содержания IL-1β в контрольной группе составляют 17.1 ÷ 30.1 пг/мл. Следовательно, даже нижняя граница варьирования IL-1β в этой группе примерно в полтора раза превышает верхнюю границу варьирования IL-1β в норме и в основной группе.

 

Выводы:

Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что при комплекс- ной терапии микробной экземы с использованием иммуномодулятора «Имунофан» имеет место четко выраженная тенденция к нормализации уровня IL-1β, прослеживающаяся даже в отдалённые периоды после курса лечения. В связи с этим можно предположить, что в случае включения в комплексную терапию иммуномодулятора «Имунофан» происходит полное подавление патогенных микроорганизмов, вы- звавших микробную экзему и необходимости в поддержании или, тем более, активации иммунного ответа организма уже нет. При стандартной терапии уровень IL-1β после кратковременной   стабилизации на фоне проводимой стандартной терапии начинает вновь нарастать, достигая исходных высоких значений. Это заставляет полагать, что после курса стандартной терапии патогенный фактор сохраняет свою активность, то есть радикального подавления микробной инфекции все-таки не произошло.

Иммунная реакция при экземе является первичной и определяющей. Выраженность аллергической реакции зависит от степени наследственного предрасположения, функциональных нарушений нервной системы, длительности существования и силы воздействия на кожу эндо- и экзогенных разрешающих факторов в форме достаточно длительного антигенного влияния [13]. В связи с этим становится очевидной необходимость иммунокоррекции макроорганизма, что является одной из приоритетных задач патогенетической терапии микробной экземы.

Литература

1.   Антоньев A.A., Прохоренков В., Антоньев A.A. О дифференциальной диагностике профессиональных дерматитов и экземы. / Профессиональные болезни кожи. - JL, Медицина, 1971, с.70-76.

2.   Глухенький Б.Т. Иммунозависимые дерматозы: экзема, атопический дерматит, истинная пузырчатка. / Киев, Здоровья, 1990. - 230с.

3.  Данилова A.A. Экзема. Consilium medicum. - 2004. - T.l, №4. - С.165-168.

4.  Корсунская И.М., Лукашова H.A., Невозинская З.А., Агафонова Е.Е. Ре- зультаты исследования эффективности негалогенизированных кортико-стероидоввтерапиихроническойэкземы.//Клиническаядерматологияивенерология. - №4. - с.101-105.

5.  Остапенко А.Н. Дифференцированная иммунокорргирующая терапия больных микробной экземой. / Дисс... канд., Москва,1991.

6.  Покровский, В.И. Имунофан. Опыт применения в клинической практике / В.И. Покровский // М.- 2010.-С.1-2.

7.  Потекаев,Н.С.Экзема:ремаркиисовременныепредставления.Клини- ческаядерматовенерология/Н.С.Потекаев//М.-2009.-№1.-С.67-73.

8.   Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных.     Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва // M.: Медиа Сфера. - 2002.- С. 312.

9.  Скрипкин Ю.К., Кубанова A.A. Экзема. Кожные и венерические болезни. / Руководство для врачей. // М. - Медицина. - 2000. - Т.2. - с.28-44.

10.   Ярилин, А.А. Иммунология. /А.А. Ярилин// Учебник. Гэотар-Медиа.- 2010.-С.207-210.

11.   Holden C., English J., Hoare C. et al. Advised best practice for the use      of em- ollientsin eczema and other dry skin conditions. // J. Dermatol. Treat. - 2007. - 13(3).-p.103-106.

12.  StrangeP.etal.StaphylococcalenterotoxinBappliedonintactnormaland intactatopicskininducesdermatitis/P.Strange,L.Skov,S.Lisbyetal.//ActaDerm. Venerol. (Stockh.).- 2001. - Vol. 132, 1. -P.27-33.

13.  Trautmann A., Akdis M., Kleeman D., Altznauer F., Simon H.-U., Graeve T. etal.Tcell-mediatedFas-inducedkeratinocyteapoptosisplaysakeypathogenetic role in eczematous dermatitis. // J. Clin. Invest. - 2005. - 106. - p.25-35.

14. TrillaA.,MirroI.M.IdentifyinghighriskpatientsforStaphylococcusaureus infections,skinandsofttissueinfection//ContactDermat.-2000.-Vol.7,Suppl.3.- P.37-43.

УДК 616.521- 022.7

1Абдрахимова Н.А., 2Хисматуллина З.Р., 2Мустафина Г.Р., 1Надырченко Р.М., 3Гареев Е.М.

1ГАУЗ РКВД, 450027, г. Уфа, ул. Индустриальное шоссе,42

2ИПО «Башкирский Государственный медицинский Университет», кафедра дерматовенерологии с курсами дерматовенерологии и косметологии. 450010, г.Уфа, ул. Союзная, 37

3Всероссийский центр глазной и пластической хирургии,

450075, г.Уфа, ул. Р.Зорге, 67/1

Иммунологическая эффективность применения препарата «Имунофан» в терапии больных микробной экземой

 

Реферат. Цель исследования - провести сравнительный анализ влияния стандартной и комплексной терапии с применением иммуномодулятора имунофана на уровень интерлейкина 1β (IL-1β) при микробной экземе.

Ключевые слова: микробная экзема, иммуномодулятор «Имунофан», интерлейкин-1β

 

Контактное лицо:

Абдрахимова Надежда Алексеевна

Врач-дерматовенеролог ГАУЗ РКВД. 450027, г. Уфа, Индустриальное шоссе, 42. Тел.: 89625279834, e-mail Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

1Abdrakhimova N.A., 2Khismatullina N.A., 2Mustafina

Z.R., 1Nadyrchenko R.M., 3Gareev E.M.

1State Independent Healthcare Institution Republican Derma- tovenerologic Dispensary. 42, Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027

2InstituteofProfessionalTrainingattheBashkirStateMedical University,ChairofDermatologywiththecourseofDermatology and Cosmetology. 37, Soyuznaya Str., Ufa city,450010.

3All-Russian Center of Eye and Plastic Surgery. 67/1, Zorge Str, Ufa city, 450075.

Immunological ecacy of the drug «Imunofan» in the treatment of patients with microbial eczema

Abstract. Aim – to conduct a comparative analysis of the impact of standard and complex therapies the use of immunomodulator imunofana on the levels of interleukin   1β (IL-1β) when microbialeczema.

Key words: microbial eczema, immunomodulator “Immunofan”, interleukin 1β.

 

Contact person:

Abdrakhimova  Nadezhda Alekseevna

 

dermatologist, State Independent Healthcare Institution Republican Dermatovenerologic Dispensary. 42 Industrialnoe shosse Str, Ufa city, 450027. Tel. 89625279834, e-mail  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.



В отечественной дерматологии термин «микробная экзема» возник в начале XX века [11]. Микробная экзема – хронический рецидивирующий дерматоз, характеризующий- ся эволюционным полиморфизом сыпи, мокнутием, зудом и своеобразной аллергической реакцией сенсибилизированной кожи на продукты распада микроорганизмов и их токсины, развивающейся на фоне длительно существующего пиогенного очага при нарушении важнейших регуляторных систем организма [7]. Микробная экзема в последние годы имеет тенденцию к более тяжелому течению с частыми продолжительными рецидивами, значительным распространением патологического процесса на коже, а также характеризуется резистентностью к общепринятым методам его лечения [9]. В настоящее время экземой страдают примерно 1-2% взрослых жителей Земли,  однако  в некоторых странах, например в США, распространённость экземы достигает 10% [4].

Патогенез микробной экземы сложный и до конца не изученный. Согласно современным представлениям, микробная экзема развивается как сенсибилизация к микробному антигену на фоне изменения нейроэндокринной, иммунной систем, нарушения функции желудочно- кишечного тракта [2,5,12,14]. Микробные аллергены обладают достаточно выраженной антигенной активностью, что ведет к сенсибилизации организма и способствует перестройке иммунного ответа [1,3].

Интерлейкин 1β, (IL-1β) – про- воспалительный цитокин, вызывающий эмиграцию лейкоцитов и активацию их фагоцитарной и  бактерицидной активности. Он влияет на сосудистый тонус, определяя особенности гемодинамики в очаге воспаления. IL-1β стимулирует выход из костного мозга лейкоцитов, в первую очередь нейтрофилов. [10]. Иммуномодулирующий препарат «Имунофан» синтезирован на основе естественного пептидного гормона иммунитета вилочковой железы – тимопоэтина II. Принципиально важным и отличительным свойством регуляторных пептидов является их способность оказывать выраженное действие только на клетки с резко изменёнными показателями их метаболической и функциональной активности. Результаты клинического изучения имунофана свидетельствуют о достижении коррекции иммунной системы [6].

 Цель исследования  –  провести сравнительный анализ влияния  стандартного  курса   терапии и комплексной схемы лечения с применением иммуномодулятора имунофана на уровень IL-1β при микробной экземе.

 Материалы и методы. Для изучения влияния имунофана на уровень IL-1β больные были разделены на 2 группы: 1-ю группу (основную)   составило   80 человек – 50 женщин (62,5%) и 30 мужчин (37,5%), в возрасте 35-56 лет, которые на фоне стандартной терапии применяли имунофан в виде ректальных суппозиториев по 100 мкг 1 раз в день в течение 20 дней; 2-ю группу наблюдения составило 104 больных - 62 женщины (59.6%) и 42 мужчины (40.4%) в возрасте 35-56 лет с микробной экземой, которых получали только традиционное лечение (раствор кальция глюконат 10%- 10.0 в/м №10 ч/д; раствор натрия тиосульфат 30%-10.0 в/в кап. на натрия хлориде   0.9%-200.0 №10     ч/д; таблетки лоратадин 0.01 на ночь № 20 дней; капс. доксициклин 100мг I день 2капс. одномоментно, II-X день по 1 капс. *1 раз в день; наружно: мазь Локойд* 2 раза в день № 14 дней, мазь Видестим *2 раза в день №11 дней; УФО общее №10 еж). У 76,1% больных микробная экзема имела длительное торпидное течение с многократными обострениями. Средняя продолжительность заболевания составила 12,3±6,3 лет. В контрольную группу вошли 50 человек, у которых в ходе осмотра и сбора анамнеза данных за микробную экзему выявлено не было. В группу наблюдения включали больных с микробной экземой, давших письменное информационное согласие на участие в клиническом исследовании. У всех пациентов была диагностирована стадия обострения микробной экземы. Клиническая картина дерматоза являлась типичной. В исследование не включали больных с сопутствующими тяжёлыми соматическими заболеваниями в стадии декомпенсации.

Все больные получали базовое лечение в соответствии с федеральными стандартами оказания специализированной медицинской помощи дерматологическим больным в дерматологическом отделении №1 ГАУЗ РКВД №1 г. Уфы

Определение уровня IL-1β проводили по классической методике иммуноферментного анализа на наборах фирмы «Вектор-Бест».

 

Последовательные измерения содержания цитокинов в основной и  контрольной  группах проводили пятикратно: до начала лечения, на 10-й день терапии, на 20-й день лечения (выписка), через 3 и 6 месяцев  после  окончания   терапии. В группе практически здоровых до- норов забор венозной крови производили 1 раз в ходе исследования.

 

Полученные данные были, прежде всего, подвергнуты двухфакторному дисперсионному анализу [8].

 

 Результаты. Динамика последовательных изменений уровня содержания цитокина IL-1β при лечении микробной экземы стандартным способом и комплексной терапией в сочетании с иммуномодулятором «Имунофан» представлены на рис.1

 

Превалирующее влияние на количественное содержание этого цитокина оказывал фактор  «этапы наблюдения»: η²=75%, F=297, p<<0.0001. Влияние фактора «способ лечения» и сочетания обоих факторов также оказалось значимым, но малозначным: η²=8%, F=134, p<<0.0001 и η²=8%, F=32.

 

Верхняя стандартная граница нормальной вариации цитокина IL-1β составляет 10 пг/мл. В нашей собственной «нормативной» группе вариация данного цитокина составляла 0.5 ÷ 2 8   пг/мл при  среднем значении 1.5 ± 0.6 пг/мл.

 

Как видно на рис. 1, до начала лечения средний уровень IL-1β в контрольной группе значимо выше, чем в основной, хотя это различие и не радикальное: 35.7 ± 6.6 пг/мл   и 28.9 ± 5.5 пг/мл соответственно. На десятый день лечения уровень IL-1β в основной и контрольной группе возрастает в 1.8 и в 1.4 раза соответственно, что в силу некоторой исходной разницы фактически приводит к их практическому выравниванию: 51.5 ± 4.9 пг/мл и 50.2 ± 5.8 пг/мл (p>0.51). К моменту завершения лечения (этап «25-й день лечения (выписка)») средние уровни IL-1β в основной и контрольной группах резко снижаются практически в 2.8 и 2.5 раза и достигают значений  18.7  ±  2.0  пг/мл  и  20. ± 4.2 пг/мл соответственно, которые значимо не различаются (p>0.19). То есть, до периода завершения лечения содержание IL-1β в группе с традиционным лечением и в группе с применением «Имунофана» изменяется абсолютно схожим образом.

 

Однако в отдаленные сроки характер этих изменений в основной и контрольной группах меняется кардинальным образом.На  рис.  1  хорошо  видно,  что  в основной группе средний уровень содержания IL-1β через три месяца и через полгода после завершения лечения последовательно и статистически значимо снижается, достигая  значений 15.2  ±  1.9  пг/мл и 9.0 ± 1.2 пг/мл соответственно. Таким образом, через полгода после завершения комплексной  терапии с применением иммуномодулятора «Имунофан» средний уровень содержания IL-1β становится в 3.4 раза ниже, чем при поступлении больного в клинику. Межиндивидуальный разброс IL-1β в этот период составляет 6.9 ÷ 11.2 пг/мл, причем 80% этих значений  не  превышают верхнюю стандартную границу нормальной вариации данного цитокина. Следовательно, в основной группе в отдаленные сроки уровень содержания IL-1β последовательно приближается к границам нормаль- ной вариации, а к полугоду даже практически совпадает с ними.

Принципиально иным образом в те же сроки развивались события в группе с стандартным лечением. На рис. 1 хорошо видно, что через три месяца после окончания лечения средний уровень содержания IL-1β в этой группе резко, боле, чем в 1.5 раза повышается до 36.4 ± 4.5 пг/ мл. Этот уровень, как видно, фактически совпадает (p>0.71) с тем,   который имел место при поступлении в клинику и без малого в 2.5 раза превышает уровень, наблюдаемый к тем же трем месяцам в основной группе. К полугоду после завершения лечения среднее значение содержания IL-1β в контрольной группе вновь снижается, но лишь до уровня 22.5 ± 3.6 пг/мл, который значимо не отличается от уровня, имевшего место при завершении лечения и опять-таки без малого   в 2.5 раза превышает уровень, д стигнутый к этому сроку в основной группе. К полугоду границы межиндивидуальной вариация содержания IL-1β в контрольной группе составляют 17.1 ÷ 30.1 пг/мл. Следовательно, даже нижняя граница варьирования IL-1β в этой группе примерно в полтора раза превышает верхнюю границу варьирования IL-1β в норме и в основной группе.

 

Выводы:

Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что при комплекс- ной терапии микробной экземы с использованием иммуномодулятора «Имунофан» имеет место четко выраженная тенденция к нормализации уровня IL-1β, прослеживающаяся даже в отдалённые периоды после курса лечения. В связи с этим можно предположить, что в случае включения в комплексную терапию иммуномодулятора «Имунофан» происходит полное подавление патогенных микроорганизмов, вы- звавших микробную экзему и необходимости в поддержании или, тем более, активации иммунного ответа организма уже нет. При стандартной терапии уровень IL-1β после кратковременной   стабилизации на фоне проводимой стандартной терапии начинает вновь нарастать, достигая исходных высоких значений. Это заставляет полагать, что после курса стандартной терапии патогенный фактор сохраняет свою активность, то есть радикального подавления микробной инфекции все-таки не произошло.

Иммунная реакция при экземе является первичной и определяющей. Выраженность аллергической реакции зависит от степени наследственного предрасположения, функциональных нарушений нервной системы, длительности существования и силы воздействия на кожу эндо- и экзогенных разрешающих факторов в форме достаточно длительного антигенного влияния [13]. В связи с этим становится очевидной необходимость иммунокоррекции макроорганизма, что является одной из приоритетных задач патогенетической терапии микробной экземы.

Литература

1.   Антоньев A.A., Прохоренков В., Антоньев A.A. О дифференциальной диагностике профессиональных дерматитов и экземы. / Профессиональные болезни кожи. - JL, Медицина, 1971, с.70-76.

2.   Глухенький Б.Т. Иммунозависимые дерматозы: экзема, атопический дерматит, истинная пузырчатка. / Киев, Здоровья, 1990. - 230с.

3.  Данилова A.A. Экзема. Consilium medicum. - 2004. - T.l, №4. - С.165-168.

4.  Корсунская И.М., Лукашова H.A., Невозинская З.А., Агафонова Е.Е. Ре- зультаты исследования эффективности негалогенизированных кортико-стероидоввтерапиихроническойэкземы.//Клиническаядерматологияивенерология. - №4. - с.101-105.

5.  Остапенко А.Н. Дифференцированная иммунокорргирующая терапия больных микробной экземой. / Дисс... канд., Москва,1991.

6.  Покровский, В.И. Имунофан. Опыт применения в клинической практике / В.И. Покровский // М.- 2010.-С.1-2.

7.  Потекаев,Н.С.Экзема:ремаркиисовременныепредставления.Клини- ческаядерматовенерология/Н.С.Потекаев//М.-2009.-№1.-С.67-73.

8.   Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных.     Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва // M.: Медиа Сфера. - 2002.- С. 312.

9.  Скрипкин Ю.К., Кубанова A.A. Экзема. Кожные и венерические болезни. / Руководство для врачей. // М. - Медицина. - 2000. - Т.2. - с.28-44.

10.   Ярилин, А.А. Иммунология. /А.А. Ярилин// Учебник. Гэотар-Медиа.- 2010.-С.207-210.

11.   Holden C., English J., Hoare C. et al. Advised best practice for the use      of em- ollientsin eczema and other dry skin conditions. // J. Dermatol. Treat. - 2007. - 13(3).-p.103-106.

12.  StrangeP.etal.StaphylococcalenterotoxinBappliedonintactnormaland intactatopicskininducesdermatitis/P.Strange,L.Skov,S.Lisbyetal.//ActaDerm. Venerol. (Stockh.).- 2001. - Vol. 132, 1. -P.27-33.

13.  Trautmann A., Akdis M., Kleeman D., Altznauer F., Simon H.-U., Graeve T. etal.Tcell-mediatedFas-inducedkeratinocyteapoptosisplaysakeypathogenetic role in eczematous dermatitis. // J. Clin. Invest. - 2005. - 106. - p.25-35.

14. TrillaA.,MirroI.M.IdentifyinghighriskpatientsforStaphylococcusaureus infections,skinandsofttissueinfection//ContactDermat.-2000.-Vol.7,Suppl.3.- P.37-43.

Injections of Platelet-Rich Plasma Improve Severe Knee Osteoarthritis

By Chris Berrie. March 29, 2017

[Presentation title: Efficacy of Platelet-Rich Plasma (PRP) in Severe Knee Osteoarthritis. Can PRP Injections Delay Arthroplasty? Abstract P981]

http://dgnews.docguide.com/injections-platelet-rich-plasma-improve-severe-knee-osteoarthritis?overlay=2&nl_ ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

FLORENCE, Italy -- March 29, 2017

Injectionsofplatelet-richplasmacanprovidesignicantly improved  clinical  status  and  quality  of  life  for    patients with severe knee osteoarthritis, according to results of a prospectivestudypresentedatthe2017WorldCongresson Osteoporosis, Osteoarthritis and Musculoskeletal Diseases (WCO). Injections of platelet-rich plasma are known to be effective for patients with early knee osteoarthritis, but the benets for severe knee osteoarthritis have been uncertain until now, noted Neze Ölmez Sarıkaya, MD, Katip Çelebi University Atatürk Training and Research Hospital, Izmir, Turkey, on March 25. Dr. Ölmez Sarıkaya and colleagues particularly wanted to know whether this procedure might delay arthroplasty, because treatment options are limited for these patients. The team randomised 60 patients with severe knee osteoarthritis to receive a home exercise programme with no active treatment (control; n = 30) or 3 injections of platelet-rich plasma at 3-week intervals (active treatment; n = 30). One millilitre of  platelet-rich  plasma was obtained from 20 mL of blood after centrifugation over a buffer cushion. At the 3- and 6-months after the start of treatment, the researchers observed statistically signicant clinical improvements in patients receiving the platelet-rich plasma. There were no changes in the control subjects. Active treatment provided signicant improvements in the Western Ontario and McMaster Universities Arthritis Index parameters(pain,stiffness,physicalfunction;P<.05forall) and across the subscores of the short-form (SF)-36 quality- of-life questionnaire (physical function, physical role, pain, socialfunction,emotionalrole,mentalhealth,generalhealth, vitality; P < .05 for all). Dr. Ölmez Sarıkaya said thatstudies withlargersamplesizesandlongerfollow-upperiodsarestill needed to evaluate whether platelet-rich plasma injections can delay arthroplasty. All of the patients had Kellgren- Lawrence grade IV radiological changes and a diagnosis   of severe knee osteoarthritis according to the American College of Rheumatology. They were also under advice for arthroplasty. Baseline demographic characteristics in the    2 groups were similar for sex (women, 96.6% and 80.0%), mean age (56.3 and 60.5 years), and body mass index (32.7 and 33.6 kg/m2). The WCO Congress is sponsored by the International Osteoporosis Foundation  (IOF)  and the European Society for Clinical and Economic Aspects of Osteoporosis, Osteoarthritis and Musculoskeletal Diseases (ESCEO).

Key words: Injection, platelet-rich plasma, severe knee osteoarthritis

 

Инъекции тромбоцитарно- обогащённой плазмы (богатой тромбоцитами плазмы) улучшают остеоартрит коленного сустава тяжелого течения

Инъекции     тромбоцитарно-обогащённой        плазмы (богатой   тромбоцитами   плазмы)   могут    обеспечить значительное улучшение клинического статуса и качества жизни пациентов с остеоартритом коленных суставов тяжелоготечения,согласнорезультатампроспективного исследования,представленногонаВсемирномконгрессе 2017 г. по остеопорозу, остеоартриту и скелетно- мышечным болезням (WCO). Известно, что инъекции тромбоцитарно-обогащённой плазмы эффективны для пациентов с ранним остеоартритом коленного сустава, но преимущества для тяжелого остеоартритаколенного сустава до сих пор были неопределенными, отметил врач Neze Ölmez Sarıkaya, Университет Катип Челеби имени Ататюрка, Клиника Training and Research, Измир, Турция,25марта.ДокторуÖlmezSarıkayaиегоколлегам особенно важно было знать, может ли эта процедура отсрочить артропластику, потому что методы лечения для этих пациентов ограничены. Исследовательская группа рандомизировала 60 пациентов с тяжелым остеоартритом коленного сустава на 2 группы: получающих программу физических упражнений без активного лечения (контрольная группа; n = 30) и получающих 3 инъекции тромбоцитарно-обогащённой плазмысинтерваломв3недели(активноелечение;n=30). Один миллилитр тромбоцитарно-обогащённой плазмы получали из 20 мл крови после центрифугирования на буферной подушке. Через 3 и 6 месяцев после начала лечения, исследователи наблюдали статистически значимые клинические улучшения у пациентов, получивших тромбоцитарно-обогащённую плазму. В контрольной группе улучшения не было. Активное лечение позволило значительно улучшить параметры   в индексе выраженности остеоартрита университетов Западного Онтарио и МакМастера (WOMAC) (боль, скованность, функциональный статус, P<0,05  для  всех) и параметров в коротком (SF -36) опроснике качества жизни (функциональный статус, физическое состояние, боль, социальная функция, эмоциональное состояние, психическое здоровье, общее состояние здоровья, жизнеспособность, P <0,05 для всех). Доктор Ölmez Sarıkaya сообщил о необходимости проведения исследований с большими объемами выборки и более длительными периодами наблюдения, чтобы оценить, могут ли инъекции тромбоцитарно-обогащённой плазмы отсрочить артропластику. У всех пациентов была IV рентгенологическая стадия по классификации Келлгрена-Лоуренса тяжелого остеоартрита коленного сустава, соответствующего критериям Американского колледжа ревматологии. Они также консультировались по поводу артропластики. Исходные демографические характеристики в 2 группах были сходными по полу (женщины, 96,6%  и  80,0%),  среднему  возрасту  (56,3 и 60,5 лет) и индексу массы тела (32,7 и 33,6 кг/м2). Всемирныйконгресс2017г.поостеопорозу,остеоартриту и скелетно-мышечным болезням (WCO) спонсировался Международной   ассоциацией   по    остеопорозу   (IOF) и Европейским обществом по клиническим и экономическим аспектам остеопороза, остеоартрита и скелетно-мышечных заболеваний(ESCEO).

Ключевые слова: Лечение, тромбоцитарно- обогащённая плазма, остеоартрит коленных суставов, тяжелое течение

Перевод ассистента кафедры госпитальной и поликлинической терапии КГМА – филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, к.м.н. Ахуновой Р.Р. 

Chondroitin Sulphate Similar to Celecoxib in Improving Pain, Function in Knee Osteoarthritis

Chris Berrie. March 29, 2017

Funding for this study was provided by IBSA Institut Biochimique SA, Lugano, Switzerland.

[Presentation title: Chondroitin Sulfate Versus Celecoxib (Celebrex) and Placebo in the Treatment of Knee Osteoarthritis. Abstract OC8]

http://dgnews.docguide.com/chondroitin-sulphate-similar-celecoxib-improving-pain-function-knee- osteoarthritis?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

FLORENCE, Italy -- March 29, 2017 -- Chondroitin sulphate offers greater pain reduction and function than placebo and benets similar to celecoxib in patients with knee osteoarthritis, according to results of a phase 3 trial presented at the 2017 World Congress on Osteoporosis, Osteoarthritis and Musculoskeletal Diseases (WCO). Jean-Yves Reginster, MD, PhD, University of Liège, Liège, Belgium,presentedthestudyhereonMarch24onbehalfof the Chondroitin Sulphate versus Celecoxib versus Placebo in the Treatment of Knee Osteoarthritis (CONCEPT) Investigation Group. Out of 640 potentialsubjects,Dr. Reginster and colleagues randomised 603 subjects to 6 months of daily placebo (n = 205), chondroitin sulphate 800 mg (n = 199), or celecoxib 200 mg (active comparator, n = 199). All subjects had knee osteoarthritis according to the AmericanCollegeofRheumatologycriteria.Therstprimary endpoint was the change from baseline in visual analogue scale (VAS) pain at 6 months. Use of chondroitin sulphate demonstrated signicantly greater pain improvement than use of placebo (-8.19 mm; effect size, 0.35; P = .001) and showed results similar to those with celecoxib (-6.33 mm; effectsize,0.27;P=.009).Whenexpressedaspatients with at least 50% response according to VAS, this endpoint was again signicantly improved with chondroitin sulphate (40% vs 58%; P = .005) and remained similar to that with celecoxib  (52%;  P  =  .023  vs  placebo).  For  the  second primary endpoint at 6 months, the Lequesne Algofunctional Index demonstrated signicantly greater change from baseline over placebo with chondroitin sulphate (-0.963; effect size, 0.27; P = .023) and, again, similar results to those with celecoxib (-1.022; effect size, 0.30; P = .015). For patients with at least 50% reduction according to the Lequesne Algofunctional Index, results were signicantly improved with chondroitin sulphate (27% vs 37%; P = .034) and similar to results with celecoxib (35%). In the safety analysis, chondroitin sulphate was very well tolerated over the full period of the study treatment, with no major adverse reactions in the chondroitin sulphate group. No signicant differences were seen across the 3 treatment groups in baseline pain measures according to VAS  (70.2 vs 71.2   vs 70.0) or Lequesne Algofunctional Index (11.8 vs 11.8 vs 11.6).

Key words: Chondroitin sulphate, celecoxib, knee osteoarthritis

 

Хондроитин сульфат подобен              Целекоксибу в улучшении боли и функции при остеоартрите коленного сустава

 

ФЛОРЕНЦИЯ, Италия – 29 марта 2017 - Согласно результатам 3 фазы клинического исследования, представленного на Мировом Конгрессе 2017 года по Остеопорозу, Остеоартриту и Скелетно-мышечным Болезням (WCO) хондроитин сульфат, по сравнениюс плацебо, оказывает большее влияние на уменьшение болииулучшениефункцииубольныхсостеоартритом коленного сустава, и его эффективность подобна Целекоксибу. Jean-Yves Reginster, доктор медицинских наук,Льежскийуниверситет,Льеж,Бельгия,24марта представил исследование хондроитина сульфата по сравнению с целекоксибом и по сравнению с плацебо   в группе исследования лечения остеоартрита коленного сустава  (CONCEPT).  Доктором  Reginster с коллегами были рандомизированы 603 из 640 потенциальных пациентов  на  получение  в  течение 6 месяцев один раз в день, плацебо (n = 205), 800 мг хондроитина сульфата (n = 199) и 200 мг целекоксиба (активный препарат сравнения, n = 199). У всех пациентов был остеоартрит коленного сустава, соответствующий критериям Американского колледжа ревматологии. Первой первичной конечной точкой, оцененной через 6 месяцев, было уменьшение боли,посравнениюсисходнымуровнем,повизуальной аналоговой шкале (ВАШ). Использование хондроитина сульфата продемонстрировало значительнобольшее уменьшение боли, по  сравнению  с  плацебо  (-8,19  мм, величина эффекта 0,35; P = 0,001) и показало результаты, сходные с целекоксибом (-6,33 мм, величина эффекта 0,27, P = 0,009). У пациентов с50% ответом по шкале ВАШ, этот конечный результат былсновазначительнолучшеухондроитинасульфата (40%против58%,P=0,005)иоставалсятакимже,как уцелекоксиба(52%,P=0,023,посравнениюсплацебо). Для второй первичной конечной точки, оцененной через 6 месяцев, алгофункциональный индекс Лекена продемонстрировал значительно большее изменение, от исходного уровня, при лечении хондроитином сульфатом(-0,963;величинаэффекта0,27;P=0,023), по сравнению с плацебо и, снова показал результаты, сходные с целекоксибом (- 1,02, величина эффекта 0,30;Р=0,015).Дляпациентовспоменьшеймере,50%

-ным снижением алгофункционального индекса Лекена результаты были значительно лучше у хондроитина сульфата (27% против 37%, P = 0,034) и аналогичны результатам, полученным с целекоксибом (35%). Анализ безопасности хондроитина сульфата показал очень хорошую его переносимость в течение всего периода исследования. При этом не было серьезных нежелательных реакций в группе, получавших хондроитин сульфат. Не наблюдалось значимых различий между 3 группами, по сравнению сисходными показателями боли по ВАШ (70,2 против 71,2 против 70,0), или по алгофункциональному индексу Лекена (11,8 против 11,8 против11,6).

Ключевые слова: хондроитин сульфат, целекоксиб, остеоартрит, коленный сустав

 

Перевод ассистента кафедры госпитальной и поликлинической терапии КГМА – филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, к.м.н. Ахуновой Р.Р. 

Pseudohyperkalemia: Look before youtreat.

De Rosales AR, Siripala DS, Bodana S, Ahmed F, Kumbala DR. Saudi J Kidney Dis Transpl. 2017 Mar-Apr:28(2):410-414. doi: 10.4103/1319-2442.202773.

http://dgcases.docguide.com/pseudohyperkalemia-look-you-treat?nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

Pseudohyperkalemia  is  dened  as  a  reported  rise   in serum potassium concentration along with a normal effective  plasma  potassium  concentration.  We  present   acasereportofa57-year-oldgentlemanwithahistory of chronic lymphocytic leukemia, who presented with an elevation in serum potassium along with a normal plasma potassium concentration. Through an exploration of the literature, we demonstrate that pseudohyperkalemia is an important phenomenon to watch for as it may sometimes lead to unnecessary and potentially dangerous treatment.

Key words: Pseudohyperkalemia, chronic lymphocytic leukemia

Псевдогиперкалиемия: посмотрите, прежде чемвыначнете лечить

Псевдогиперкалиемия - это повышение концентрации калия в сыворотке крови, наряду с нормальной эффективной плазменной концентрацией калия.     Мы     демонстрируем     историю      болезни 57-летнего мужчины с хроническим лимфолейкозом, который представлен с повышением калия в сыворотке крови наряду с нормальной плазменной концентрацией калия. После анализа  литературы  мы приходим к выводу, что псевдогиперкалиемия – важный феномен за которым необходимо наблюдать, посколькуэтоможетиногдаприводитькненужномуи потенциально опасномулечению.

Ключевыеслова: псевдогиперкалиемия, хронический Лимфолейкоз

Перевод зав. Кафедрой госпитальной и поликлинической терапии КГМА – филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, дм.н., профессора Сайфутдинова Р.Г.