Super User

Super User

1Бушуева Е.А., 2Солоницын Е.Г., 3Скиба В.Н., 4Калинина Е.Ю., 5Горелов А.А., 1,5Горелова А.А., 1Плисс М.М.

ГУЗ Клиническая больница Святителя Луки, 194144, Санкт-Петербург, Чугунная, 46.

ФГБУ НМИЦ им. В.А.Алмазова, 197341, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова, 2.

ФГБУЗ Клиническая больница Академии Наук, 194017, Санкт-Петербург, пр. Тореза, 72.

СЗГМУ им. И.И.Мечникова, 191015, Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41.

СПБГМУ мед факультет, 199106, Санкт-Петербург, 21-линия В.О., 8а.

 

Быстрые уреазные и дыхательные тесты в координации работы эндоскописта и гастроэнтеролога


Цель работы. Оценка целесообразности и эффективности использования уреазных тестов в эндоскопии. Одной из многих общих платформ взаимодействия гастроэнтерологов и эндоскопистов остается определение Геликобактер пилори. Проанализирована степень корреляции трех быстрых уреазных тестов с гистологическим эталоном определения бактерии в биоптате. Выявлен наилучший и наихудший уреазный тест. Проанализированы регламентные ограничения на использование аммиачных дыхательных тестов.

 Ключевые слова: эндоскопия, уреазные и дыхательные тесты.


Контактное лицо:

Плисс Михаил Михайлович

Врач-эндоскопист Спб ГУЗ Клиническая больница Святителя Луки, 194144, Санкт-Петербург, Чугунная, 46. Тел.: +78122956088 email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Quick urease and breath tests in gastroentorology and endoscopy interaction

 

Aim. Toevaluate the motivation and effectivity of quick urease in endoskopy. One of commom fields of interaction endoscopists and gastroenterologists is detection of Heelicobacter pylori/ The correlation between 3 Quick urease tests and histological metod were tested. The best and worst were detected/ Official limitation of breath tests were displayed/

 Keywords: endoscopy, urease, breath, tests.


Contact person:

Mikhail Mikhailovitch Pliss

endoscopic surgeon  ST Lucas Hospital

+78122956088 email Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


 

Одной из многих общих платформ взаимодействия гастроэнтерологов и эндоскопистов остается определение Геликобактер пилори при ФГДС. Исследование этого микроорганизма во взаимодействии с организмом человека остается ключевым моментом, как в хронических заболеваниях, так и развитии опухолей ЖКТ – хотя этот вопрос и воспринимается в последнее время все менее и менее восторженно. В 1983 году Б. Маршалл и Д. Уоррен описали выделенную из биоптата больного с антральным гастритом спиралевидную бактерию, которая получила название Helicobacter pylori (Нр). Эта бактерия известна с конца 19 в, однако не была связана первооткрывателем с патологией ЖКТ.

В  настоящее  время известно не менее 9 ее штаммов и установлено, что эти грамотрицательные микроорганизмы, продуцирующие некоторые легко выявляемые лабораторно ферменты (например, уреазу) и токсины. Эти бактерии способны преодолевать защитные барьеры в желудке и колонизировать слизистую оболочку. Помимо местного защелачивания, вызванного, в значительной степени, уреазой, вокруг бактериальных клеток возникает изменение вязкости желудочной слизи в результате разрушения муцина муциназой. При этом травмируются эпителиальные клетки, происходит их деструкция, снижается функциональная активность, что позволяет в дальнейшем проявиться нарушению митотических процессов, вплоть до метаплазии и малигнизации. В подслизистом слое формируется воспалительная инфильтрация. Бактериальная клетка способна индуцировать иммунный ответ, т.е. выработку организмом специфических антител. Синтезирующиеся в иммунокомпетентных клетках в подслизистом слое антитела про- тив Нр связываются с бактериальными клетками и способствуют их гибели. Таким образом, может установиться динамическое равновесие между популяцией Нр, с одной стороны, и факторами естественной резистентности к инфекции — с другой. Часто защитных факторов макроорганизма бывает недостаточно, чтобы полностью уничтожить популяцию бактерий, и тогда развившийся процесс (в частном случае гастрит) может принимать хронический характер. Хеликобактер пилори при неблагоприятных для него условиях может трансформироваться в кокковую форму, которая характеризуется утратой многих поверхностных антигенов и менее уязвима для атаки антителами. При благоприятных условиях Хеликобактер пилори вновь превращается в полноценную S-образную форму, способную вырабатывать токсины (вакуолизирующий, гемолизирующий и др). Таким образом, процесс сосуществования микроорганизма и организма человека приобретает характер равновесия). По данным Британского общества гастроэнтерологов до 90% инфицированных носителей Нр не обнаруживают никаких симптомов заболеваний ЖКТ. Несмотря на то, что на горизонте ажиотажного интереса к бактерии появляются тучки трезвого и критичного отношения к проблеме, выявление латентно существующего хеликобактериоза еще имеет определенное прогностическое значение с позиций Маастрихтского соглашения и Киотского протокола.

 Задачей данного исследования явилась сравнительная оценка разрешенных к использованию в медицинской практике (имеющих РУ МЗ) трех быстрых уреазных тестов и обоснование наиболее рационального и информативного алгоритма определения Нр в практике врача эндоскописта. Мы сознательно оставляем за кадром иммуноферментные методы, ПЦР и прочие, ис- пользуемые для диагностики в условиях клинической лаборатории.

 Быстрые уреазные тесты (классический «кампи-тест» или кло-тест) относятся к числу экспресс-методов выявления Helicobacter pylori. Клас- сический «кампи-тест» состоит из:

 

•    содержащего мочевину геля- носителя консерванта и фенолового красного , используемого в качестве индикатора рН, который при сдвиге рН среды в щелочную сторону меняет свой цвет от желтого к малиновому. Сдвиг рН происходит в том случае, если под действием хеликобактерной или иной уреазы происходит гидролиз мочевины с образованием аммиака.

В качестве источника хеликобактерной уреазы используются биоптаты слизистой оболочки, которые помещают в луночку специальной плашки из синтетического материала, заполненную готовой гелевой средой. Это тип теста выпускается финской фирмой BIOHIT OY. Этот тест был нами исследован наряду с двумя другими, но уже сухими уреазными экспресс тестами Геликобактер тест (ООО НИИ ИТиМ, СПб) и Хелпил тест (ООО АМА, Спб). Тесты представляют собой целлюлозные носители, пропитанные патентованными смесями мочевины, индикаторов рН и специальными добавками и фиксированные к подложке.

Появление иного, чем исходного, цвета индикатора свидетельствует о наличии в биоптате микробных тел. К сожалению, строго говоря, ни один из быстрых уреазных тестов не является и не может быть селективным к H pylori , они лишь имеют специфичность к уреазе, а она вырабатывается целым рядом микроорганизмов, обнаруживаемых в организме человека. (H.Helmаnii, P mirabilis, P vulgaris, P.stuartii и пр) Многие из них не могут существовать в кислой среде, однако при понижении рН способны колони- зировать ткани. В связи с этим обнаружение позитивности быстрого уреазного теста и существование H pylori в зоне анализа является в значительной степени умозрительным и косвенным без подтверждения иными средствами анализа.

Золотым стандартом идентификации H pylori является гистологический метод исследования, который позволяет обнаружить Нр в биоптатах и одновременно изучить морфологические изменения, происходящие при этом в слизистой оболочке. Наиболее простым и доступным методом является окраска гистологических препаратов по Романовскому- Гимза Хеликобактер пилори окрашивается в темно-синий цвет, бактерии хорошо видны как на поверхности эпителия, так и в глубине ямок.

Для оценки состояния слизистой оболочки и обнаружения Нр достаточно 2-3 биоптатов (из антрального отдела и тела желудка), хотя есть рекомендации увеличивать их количество до 5. В литературе много работ, посвященных анализу эффективности уреазных тестов в группах сравнения с дыхательными, иммуноферментными, ПЦР и иными методами. Следует отметить, что любой экспресс-метод имеет свой диапазон достоверности не равный 100%, поэтому мы считаем, что сравнивать рационально только сходные методики с абсолютным контролем.

 Материалы и методы. Для проведения сравнительного анализа нами в 3 независимых клиниках в ходе стандартной ФГДС проводился анализ уреазной активности 4 биоптатов из рекомендованных зон различными тестами (Геликобактер тест (ООО НИИ ИТиМ), Хелпил тест (ООО АМА) и Helicobacter pylori quick test BIOHIT OY) с последующей идентификацией микроорганизма гистологической окраской. Представленные результаты являются первым фрагментом проводимого исследования.

 Всего было обследовано 50 пациентов — 23 мужчин в возрасте от 41 до 63 лет и 27 женщин в возрасте от 21 до 72 лет. У всех пациентов в процессе ФГДС определяли уреазную активность 4 биоптатов — тела желудка, 12 п кишки и 2 биптата привратника. Проводилось определение уреазной активности биоптата вышеперечисленными тестами в случайной последовательности. При этом каждые 60 биоптатов анализировалось одним типом уреазного теста Далее биптаты передавали на гистологическое исследование с окраской гематоксилин — эозин и Романовскому Гимза для выявления Хеликобактер пилори. Таким образом, было проанализировано 200 биоптатов. Фокусом интереса была частота ложнопозитивных и ложнонегативных результатов (при гистологической верификации бактерии или ее отсутствия).

 Результаты: Тест фирмы Биохит не дал ни одного ложнопозитивного результата, в то время как ложнонегатиный ответ был в 15.2% наблюдений. (общий уровень погрешности 15.2%). Геликобактер тест дал 2.2% ложнопозитивных результатов, ложнонегативный ре- зультат наблюдался в 7.8% случаев. (общий уровень погрешности 9%). Хелпил тест продемонстрировал 40.3% ложнопозитивных реакций и 10.4 % ложнонегативных ответов (общий уровень погрешности 50.7%). Полученные результаты свидетельствуют о необходимости очень взвешенного подхода к интерпретации результатов и выбора быстрых уреазных тестов. Уровень противоречащих данным гистологии ответов колеблется от приемлимых 9% (то есть, одного ложного ответа примерно на 10 биоптатов до 50.7% (более половины ложных ответов). Ложнонегативный результат может вызываться либо недостаточным количеством микроорганизмов в пробе для индикации действия уреазы, либо необходимостью более существенного сдвига рН для выявления его индикатором. Ложнопозитивный эффект уреазного теста диктуется высокой чувствительностью теста к изменению рН, которая может вызываться иными уреазопродуцирующими микроорганизмами, либо попаданием сред со щелочной реакцией (например, желчи) в пробу. Это является следствием полной неселективности уреазных тестов к Хеликобактер пилори. Ложнопозитивный результат, по нашему мнению, несет больший вред, нежели ложнонегативный, т к в соответствии с Киотским протоколом — это основание для эрадикации бактерии.

 

 Довольно долгое время распространенным параллельным контрольным методом диагностики Нр в России был дыхательный аммиачный уреазный Хелик - тест, существующий и сейчас в нескольких модификациях. Прибор аналогичного назначения Хеликосенс использует тот же принцип выявления аммиака после нагрузки мочевиной.

 

 К сожалению, эти тесты не могут быть использованы ни в работе и эндоскопического подразделения и гастроэнтерологического как не вошедшие по приказам МЗ ни в регламентированный список оборудования, ни в Стандарты лечения больных с заболеваниями ЖКТ. Выведение этого приборного исследования во всех модификациях с дыхательными трубочками за рамки разрешенных к применению по 804 приказу МЗ номенклатуры медицинских услуг делает его использование невозможным и неоплачиваемым за счет бюджета и ОМС.


Кроме этого «низкая специфичность и, как следствие, высокая частота ложноположительных результатов аммиачных дыхательных тестов (ХЕЛИК и ХЕЛИКОСЕНС) не допускают их использования для контроля эффективности эрадикации H.pylori или проведения диспансеризации населения». (1) Специфичность модификации ХЕЛИК с аппаратным решением переносит ответственность на электронный аппарат, не повышая качество аммиачного уреазного теста. Сам Хелик-аппарат дает специфичность не более 50% (2 ,3), что также не дает оснований на него опираться.

Выводы: Интерпретация результатов уреазных тестов должно проводиться только в соответствии с «золотыми стандартами» - гистологическая специфическая окраска (как наиболее финансово и технически доступная в условиях рутинной работы патологоанатомического отделения ЛПУ) или С13 дыхательный тест, к сожалению, не везде достижимый.

Таким образом, какой именно быстрый уреазный тест и дублирующий его «золотой» стандартный метод выбрать для первичной диагностики инфекции, зависит от конкретной клинической ситуации, возможностей лечебного учреждения (зачастую финансовых) и состояния пациента.

 Полученные нами результаты говорят в пользу теста «Геликобактер тест» и теста Биохит, в то время как вариант ХЕПИЛ, весьма распространенный, благодаря активности изготовителя, не дает достоверных данных, давая ошибку более чем в половине проб.

Эффективность тестов во многом зависит от соблюдения правил забора биологического материала, условий и сроков его хранения, консервации и транспортировки в лабораторию для каждого конкретного исследования. Даже при со- блюдении этих правил, каждый из методов имеет свои пределы диагностических возможностей, которые отражены в их основных рабочих характеристиках.


Литература

1.    Маев И.В., Рапопорт С.И., Гречушников В.Б., Самсонов А.А., Сакович Л.В., Афонин Б.В., Айвазова Р.А. Диагностическая значимость дыхательных  тестов в диагностике инфекции Helicobacter pylori // Клиническая медицина. 2013. № 2. С. 29–33.

2.     Янушевич О.О., Маев И.В., Айвазова Р.А., Cамсонов А.А., Гречушников В.Б., Сакович Л.В. Комплексное обследование пациентов с сочетанной хеликобактерной патологией ЖКТ, пародонта и сл. оболочки рта // Здоровье и образование в XXI в. 2013. Т. 15. С. 61–63.

 3.    Янушевич О.О., Маев И.В., Cамсонов А.А, Айвазова Р.А., ., Гречушников В.Б., Айвазова Р.А Сакович Л.В. Дыхательные тесты в диагностике HELICOBACTER PYLORI // Здоровье и образование в XXI в. 2013. Т. 15. V 1-4 С. 252-257

 

 

 


 УДК: 616.21

 А.С. МИДИКАРИ, И.З. КАРИМОВ, Д.К. ШМОЙЛОВ,

ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени

В.И. Вернадского», Медицинская академия имени С.И. Георгиевского, 95006, г. Симферополь, бул. Ленина 5/7


Оценка эффективности имунофана в комплексном лечении ОРВИ и гриппа



 

 

 

 

 

 

 

 

Мидикари Александр Сергеевич - ассистент кафедры инфекционных болезней, e-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. - ответственный автор для переписки

Каримов Искандер Загитович - доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней, e-mail: kaf_inf_crimea@ mail.ru.

Шмойлов Дмитрий Константинович - ассистент кафедры инфекционных болезней

 

Острые респираторные вирусные инфекции и грипп имеют высокую социальную, медицинскую и экономиче- скую значимость, что диктует необходимость поиска эффективных средств в лечении данных нозологических форм.

В статье дана оценка эффективности препарата Имунофана в комплексном лечении гриппа и ОРВИ.

Отмечены статистически значимые клиническая эф- фективность препарата, положительное влияние на «ка- чество жизни и работоспособность», эффективное на- растание титра альфа-интерферона и соответственно снижение риска развития осложнений у больных.

Ключевые слова: грипп, ОРВИ, лечение, имунофан


Введение

Острые респираторные вирусные инфекции и грипп как в Республике Крым, так и в Российской Федерации, являются доминирующими в структуре инфекционной патологии [1, 2]. Заболеваемость ОРВИ за последние пять лет (2012-2016 гг.) практически не претерпевала изменений, при этом по величине экономического ущерба острые инфекции верхних дыхательных путей множественной и неуточненной локализации в течение уже 12 лет сохраняют 1 место [2].

Высокая социальная, медицинская и экономическая значимость ОРВИ и гриппа [3, 4, 5] диктуют необходимость качественного и эффективного лечения данных нозо- логических форм. По современным представлениям, в лечении гриппа отдают предпочтение применению в первые дни болезни препаратов прямого противовирусного действия, однако в силу позднего обращения пациентов в медицинские организации и сложностями в диагностике часто возникает необходимость комплексного подхода к лечению с применением как антибактериальной, так и иммуно- коррегирующей. При этом значительный интерес представляет коррекция интерферонового статуса пациента в острый период болезни. В период сезонного подъёма заболеваемости гриппом в 2016- 2017 гг. на базе 1-го и 2-го инфекционных отделений ГБУЗ РК «Город-ская клиническая больница №7»проведено сравнительное исследование по оценке эффективности и целесообразности применения иммунотропного препарата Имунофан в комплексном лечении среднетяжелых форм гриппа и ОРВИ.

 Цель исследования – оценить эффективность Имунофана в комплексном лечении гриппа и ОРВИ.

Материал и методы

Для изучения влияния препарата Имунофан при лечении гриппа и ОРВИ случайно-выборочным методом были сформированы две группы пациентов с гриппом и ОРВИ. Распределение в группах сравнения по полу, возрасту и лабораторно подтвержденным диагнозам «грипп» было сопоставимо. Пациенты основной группы (n=14) получали комплексную терапию с использованием противовирусного (осельтамивир) и иммуномодулирующего (Имунофан) средств. Пациенты контрольной группы (n=14) получали только противовирусную терапию (осельтамивир). В обоих группах также применялась дезинтокcикационная, противовоспалительная и симптоматическая терапия. Сравнительная оценка эффективности различных схем терапии проводилась по длительности основных синдромов заболевания, показателям интерферонового статуса пациентов, частоте развития осложнений, а также по самочувствию, активности и настроению в день выписки из стационара.

Изучение интерферонового статуса (интерферон сывороточный, интерферон спонтанный, интерферон-альфа индуцированный, интерферон-гамма индуцированный) проводилось на базе независимой лаборатории «ИНВИТРО» при госпитализации и в день выписки из инфекционного стационара. Уро- вень интерферона оценивался биологическим методом по задержке деструкции монослоя диплоидной культуры фибробластов после внесения тест-вируса (вирус везикулярного стоматита или вирус энцефаломиокардита мышей). Для оценки индуцированного синтеза интерферонов in vitro в качестве индуктора синтеза альфа-интерферона при-менялся вирус болезни Ньюкасла, в качестве индуктора синтеза гамма- интерферона – фитогемагглютинин. Индивидуальная чувствительность пациента к препаратам интерферона, индукторам интерферона и иммуномодуляторам оценивалась по степени изменения интерферонпродуцирующей способности его клеток под действием данных препаратов.

Самочувствие, активность и настроение больных оценивалось по бальной шкале: < 30 баллов — низкая оценка; 30-50 баллов — сред- няя оценка; > 50 баллов — высокая оценка. Методика и шкала оценки основана на основных составляющих функционального и психоэмоционального состояния пациента и может быть охарактеризована полярными оценками, между которыми существует континуальная последовательность промежуточных значений (В.А. Доскин с соавт. 1973 г.).

Полученные в процессе исследования материалы подвергались статистической обработке на персональном компьютере с использованием программ Microsoft Office Excel и Word. В качестве статистических характеристик групп использовались средние арифметические, медианы, средние ошибки средних арифметических. Статистическая значимость полученных различий выявлялась с использованием параметрических (t-критерий Стью- дента) и непараметрических методов (U-критерий Манна-Уитни).

 Результаты исследования.

При анализе влияния препарата Имунофан на длительность ос- новных синдромов установлено сокращение продолжительности интоксикационного, катарального, респираторного и астено-вегетативного синдромов. Так, продолжительность катарального, респираторного и астеновегетативного синдромов у пациентов, получавших Имунофан, статистически значимо сокращалась более чем в 2 раза по сравнению с контрольной группой. При этом не наблюдалось существенной разницы в продол- жительности температуры между пациентами обоих групп (табл. 1).

Изучение интерферонового статуса в сравниваемых группах показало следующие результаты. Статистически значимых различий по уровню сывороточного, спонтанно- го и гамма-индуцированного интерферона между группами не выявлено. При этом примечательно, что у пациентов, принимавших Имунофан, отмечался рост уровня альфа-интерферона на 7 день болезни в среднем в 1,5 раза больше по сравнению с контрольной группой (табл. 2). Именно с этим фактом, по- видимому, и связан значительный клинический эффект препарата. К тому же, ни у одного больного из этой группы не развились осложнения.

Изучение влияния Имунофана на «качество жизни и работоспособности» показало, что пациенты, получавшие препарат, чувствовали себя лучше, были более активны и имели более радостное настрое- ние в день выписки из стационара (табл. 3).

 Выводы.

1.     Необходимо продолжить поиск эффективных средств в комплексном лечении гриппа и других ОРВИ, с акцентом на профиль безопасности медикаментов (приоритетные низкотоксичные препараты).

2.    Включение препарата Имунофан в схему комплексного лечения больных с гриппом и ОРВИ достоверно снижало продолжительность основных симптомов, способствовало улучшению самочувствия, активности и настроения к моменту выздоровления (ранней реконвалесценции), что свидетельствует о клинической эффективности иммуномодулирующего средства.

3.   Отмечена эффективность в нарастании титров альфа-интерферона, что зачастую обуславливает снижение риска развития осложнений при гриппе и ОРВИ.


Литература.

1.    Каримов И.З., Горовенко М.В., Пеньковская Н.А., Одинец Т.Н., Козловский О.А., Шмойлов Д.К., Мидикари А.С. Эпидемическая ситуация и состо- яние инфекционной службы в Крыму (2014) // Актуальные вопросы современной медицины / Сборник научных трудов по итогам междуна- родной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 91 с.

2.    О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году: Государственный доклад. – М.: Феде- ральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2017. – 220 с.

3.   Лусс Л.В. Комплексный подход к терапии грип- па и ОРВИ // Медицинский совет. 2017. № 5. С. 168-173.

4.   Цветков В.В., Голобоков Г.С. Приоритеты ранней патогенетической терапии гриппа и ОРВИ другой этиологии // Медицинский совет. 2016. № 15. С. 78-82.

5. Engin A. Influenza type A (H5N1) virus infection // Mikrobiyol Bul. 2007 Jul;41(3):485-94. Review. 

 

 


Опыт применения микронизированного прогестерона (Праджисан) у беременных с невынашиванием.

 

Исследователи:


Плужникова Т.А., к.м.н., врач высшей категории, заведующая отделением

Никологорская Е.В., к.м.н., врач высшей категории

Алябьева Е.А., к.м.н., врач высшей категории

Иванова Н.К., врач высшей категории

Самарская И.В., врач первой категории, научный координатор исследования, заведующая Центром профилактики и лечения невынашивания беременности, р.д. №1, специализированный Плужникова Т.А.



Место проведения: Центр профилактики и лечения невынашивания беременности, р.д.№1, специализиро- ванный, г. Санкт-Петербург, 12-линия В.О.. дом 39. Телефон 3281921.

 

Цель исследования: оценить эффективность препарата Праджисан у беременных с невынашиванием в анамнезе.

 Критерии включения в исследование: беременные, обратившиеся в Центр до 12 недель беременности, имеющие высокий риск потери беременности (64 пациентки с привычным невынашиванием в анамнезе, 15 – с преждевременными родами в анамнезе, 23- с 1 самопроизвольным выкидышем в анамнезе и выявленной НЛФ на прегравидарном этапе). Время исследования май 2015-декабрь 2015 г.

Введение

В современном акушерстве про- блема репродуктивных потерь остается одной из актуальных. Частота самопроизвольного прерывания беременности в России составляет 15-23% от всех зарегистрированных случаев, при этом, на долю привычного невынашивания приходится около 50% выкидышей [1]. Практически невынашивание беременности — это универсальный, интегрированный ответ женского организма на любое неблагополучие в состоянии здоровья беременной, плода, окружающей среды и многих других факторов [2]. Особой клинической формой невынашивания беременности является неразвивающаяся беременность. Со- гласно мнению FIGO (2006), каждый случай неразвивающейся беременности ассоциирован с хроническим эндометритом [3]. На фоне хронического эндометрита происходит изменение локального иммунного ответа. Любое выскабливание полости матки служит мощным толчком к формированию рецептивной недостаточности эндометрия [4]. Эндометрий с недостаточным коли- чеством рецепторов даже при нор- мальном уровне прогестерона не способен к адекватной имплантации. Прогестерон — гормон, играющий важную роль в поддержании беременности. Функции прогестерона многообразны. Одна из  них —  иммуномодуляция. До оплодотворения прогестерон вызывает децидуальные превращения эндометрия, способствует росту и развитию миометрия, его васкуляризацию, поддерживает миометрий в состоянии покоя путем нейтрализации действия окситоцина, снижая синтез простагландинов. Прогестерон ингибирует через Т-лимфоциты реакцию отторжения плода. При взаимодействии прогестерона с рецепторами Т-клетки CD8+ продуцируют прогестерон-индуцированный блокирующий фактор (PIBF), который, воздействуя на NК-клетки,  направляет иммунный ответ матери на эмбрион в сторону менее активных NK-клеток — больших гранулярных лимфоцитов, несущих маркеры СD56+, CD16+. При этом формируется иммунный ответ матери через Т-хелперы 2-ого типа, которые продуцируют регуляторные цитокины. При низком уровне прогестерона или при поражении рецепторов прогестерона будет наблюдаться недостаточность PIBF. В этих условиях иммунный ответ матери сдвигается в сторону Т-хелперов 1-ого типа, которые продуцируют провоспалительные цитокины, которые обладают выраженным эмбриотоксическим действием, ограничивают инвазию трофобласта, активируют локально протромбиназу, вызывают образование в микроциркуляторном русле плаценты тромбозов, отслойку трофобласта, гибель плодного яйца. Таким образом, основной смысл назначения прогестерона для сохранения беременности —  не только восполнение его дефицита, но и коррекция иммунных нарушений, поскольку доказано: экзогенный прогестерон оказывает заметное иммуномодулирующее действие [5]. Многочисленными исследованиями доказана патогенетическая обоснованность введения прогестерона при явлениях угрожающего выкидыша. До сих пор продолжается поиск препаратов на основе прогестерона и его производных, которые могли бы применяться с ранних сроков беременности и отвечать высоким требованиям эффективности, безопасности и удобства применения. Микронизированный прогестерон – Утрожестан - с успехом применяется в комплексной терапии угрозы прерывания беременности во всех триместрах беременности. Данная лекарственная форма создана для достижения лучшей биологической усвояемости. На рынке России появился дженерик Утрожестана — микронизированный прогестерон Праджисан. Производителем лекарственного препарата Праджисан является компания «Сан Фармасьютикал Индастриз» - крупнейшая фармацевтическая компания Индии. Праджисан содержит микронизированный прогестерон, имеющий частицы со средним диаметром 10 мкм, растворенные частично в масле, частично в растворе, что обуславливает плавное достижение в крови терапевтических концентраций прогестерона. Ряд исследований, проведенных в России [6,7], показали эффективность и безопасность вагинального применения микронизированного прогестерона Праджисан в лечении угрозы прерывания беременности в ранние сроки. Результаты исследования показали, что максимально раннее начало гормональной поддержки в комплексе сохраняющей терапии повышает вероятность вынашивания беременности.

 Целью исследования явилось: оценить эффективность микронизированного прогестерона (препарат Праджисан) у беременных с невынашиванием в анамнезе вследствие прогестероновой недостаточности, имеющих высокий риск повторного преждевременного прерывания беременности. Проанализировать особенности течения беременности и исходы при применении пре- парата Праджисан у данной группы пациенток.

 Пациенты и методы

Исследовано 102 беременных женщины репродуктивного возраста, обратившиеся в городской Центр профилактики и лечения невынашивания беременности при родильном доме №1, (специализированный) с анамнезом невынашивания беременности. Пациентки разделены на 2 группы по 51 человеку. Основную группу составили женщины, которые при беременности получали микронизированный прогестерон Праджисан. Контрольную группу составили женщин, которые при беременности получали микронизированный прогестерон Утрожестан. Микронизированный прогестерон в обеих группах назначался с 4/5 недель беременности вагинально с профилактической це- лью (при привычном невынашивании и при ранее выявленной НЛФ), профилактически в случае наличия преждевременных родов в анам- незе или при появлении признаков угрозы прерывания беременности. Доза и длительность приема пре- парата зависела от течения данной беременности, выраженности признаков угрозы прерывания бере- менности, данных объективного исследования, результатов УЗИ с учетом анамнестических данных каждой конкретной женщины. При необходимости беременные госпитализировались в дородовое отделение родильного дома №1 (угроза прерывания, наложение шва на шейку матки, на профилактический внутривенный курс иммуноглобулина). Все пациентки наблюдались в Центре до исхода беременности. У 5 пациенток (у 2-х из 1 группы и у 3-х их 2-ой группы) выявлена неразвивающаяся беременности в сроки 4/5 - 8 недель. У 4-х женщин при цитогенетическом исследовании абортивного материала выявлен аномальный кариотип у плодов. У одной пациентки был нормальный кариотип у плода. В дальнейшем под наблюдением осталось 49 пациенток в 1-ой группе и 48 — во 2-ой группе.

 Результаты исследования. Возраст женщин обеих групп составил 24-43 лет. Все пациентки имели высокую частоту экстрагенитальных (Таблица 1, в 1 группе – 71,4%, во 2 группе - 79,2%) и гинекологических заболеваний (Таблица 2, в 1 группе -79,6%, во 2 группе – 70,8%). Как видно из таблицы, в обеих группах выявлена высокая частота заболеваний щитовидной железы. Статистически достоверных различий по заболеваниям между группами не выявлено.

Как видно из таблицы 2, у женщин с невынашиванием в анамнезе отмечена высокая частота хронического эндометрита. У беременных в 1 группе было в 3 раза чаще вторичное бесплодие и почти в 5 раз чаще ПКЯ. Недостаточность лютеиновой фазы цикла была выявлена у 22,4% в 1 группе и у 29,2% во 2 группе. Все пациентки на прегравидарном этапе получали соответствующее лечение. Готовились к предстоящей беременности 35 (71,4%) пациенток в 1 группе и 23 (47,9%) во второй группе.

Анализ акушерско-гинекологического анамнеза выявил в обеих группах высокую частоту привычного невынашивания (две и более потери беременности подряд) – 63,3% в 1 группе и 68,8% во 2 группе. Преждевременные роды в анамнезе были у 14,3% женщин 1 группы и у 16,7% - 2 группы. Первая беременность была прервана медицинским абортом у 6 (12,4%) пациенток в группе и у 8 (16,7%) пациенток группы. Срочные роды в анамнезе были у 18 (36,7%) женщин в 1 группе и у 21 (43,8%) во 2 группе. Антенатальная гибель плода была у 20% в 1 группе и у 10,% во 2 группе. У большинства пациенток в обеих группах в анамнезе беременность прерывалась до 12 недель беременности (у 81,6% в 1 группе и у 83,3% во 2 группе).

Учитывая анамнез пациенток (привычное  невынашивание в анамнезе и НЛФ), назначение микронизированного прогестерона в обеих группах начинали с 4/5 недель гестации, что позволило избежать появления признаков угрозы прерывания у 30,6% бере- менных в группе с Праджисаном. У 69,4% пациенток в 1 группе и у 50,0% во 2 группе поводом назначения микронизированного про- гестерона послужило появление признаков угрозы прерывания беременности. Частота других осложнений беременности представлена в таблице 3. Как видно из таблицы, среди всех осложнений беременности, наиболее часто была анемия беременных (51,0% в 1 группе и 52,1% во 2 группе).

 Как видно из таблицы, при бактериологическом исследовании клинических материалов, полученных из цервикального канала, была выявлена какая-либо условно-патогенная микрофлора у 24 бере- менных в 1 группе (48,9%) и у 15 во 2 группе (31,3%). Частота выявления инфекции в генитальном тракте при беременности представлена в таблице 4.

 Проведенный анализ показал, что в обеих группах наиболее часто были выделены дрожжеподобные грибы рода Candida (22,4% в 1 группе и 16,7% во 2 группе). Уреаплазмы выделялись с частотой 8,2% в 1 группе и 10,4% во 2 группе, стрептококки группы В – 6,1% в 1 группе и 5,6% во 2 группе. Кишечная палочка выделена у 14,3% в 1 группе и у 6,3% во 2 группе. Все беременные получали соответствующее лечение. Каждая четвертая в 1 группе (20,4%) и каждая третья беременная во 2 группе (29,2%) получали антибактериальную терапию. До 8 недель беременности 28,6% в 1 группе и 18,8% пациенток во 2 группе получали внутривенный курс иммуноглобулина. Широко приме- нялись пробиотики (61,2% в 1 группе и 41,7% во 2 группе), вагинорм С (22,4% в 1 группе, 12,5% во 2 группе).

 Учитывая высокую частоту наличия полиморфизмов в генах тромбофилии (57,1% в 1 группе и 62,5% во 2 группе), при беременности проводился контроль гемостаза (коагулограмма, агрегация тромбоцитов, уровень гомоцистеина). У 31 пациентки (63,3%) в 1 группе и у 35 (72,9%) во 2 группе при беременности  по  данным коагулограммы были выявлены признаки нарушения гемостаза. Гиперагрегация тромбоцитов была выявлена у 25 (51,0%) беременных в 1 группе и у 29 (60,4%) во 2 группе. Данная группа пациенток получала антиагреганты (курантил, кардиомагнил, тромбоасс). У 6 пациенток (12,2%) в 1 группе и у 3 (6,3%) во 2 группе при выявлении признаков гиперко- агуляции был назначен фраксипарин. Всем пациенткам проводилась фолатная профилактика и подбор доз фолиевой кислоты и витаминов группы В при выявлении гипергомоцистеинэмии.

 У 16 (32,7%) пациенток в 1 группе и у 5 (10,4%) во 2 группе признаки угрозы прерывания были неоднократно. Сроки беременности, при которых выявлены признаки угрозы прерывания представлены в таблице 5.

Исследование показало, что в обеих группах у женщин с невынашиванием признаки угрозы прерывания выявляются чаще до 12 недель беременности (40,3% в  1 группе, 35,2% во 2 группе). У 26,3% в 1 группе и у 38,2% во 2 группе угроза прерывания беременности была связана с ИЦН. У 11 пациенток в 1 группе и у 6 – во 2 группе был наложен шов на шейку матки. У 10,5% в 1 группе и у 11,8% во 2 группе в сроки 29-34 недели беременности по данным УЗИ выявлено укорочение шейки матки.

Таким образом, микронизированный прогестерон назначался при беременности как профилактически, зная причину невынашивания, так и при появлении признаков угрозы прерывания беременности. Доза препарата Праджисан колебалась от 200 мг до 400 мг в сутки интравагинально. Только 8 пациенток получали Праджисан в дозе 400 мг в сутки, остальные (41 пациентка) в дозе 200 мг.

Во 2 группе микронизированный прогестерон большинство бе- ременных получали в дозе 400 мг. Так, у 18 пациенток он назначался в дозе 400 мг в сутки. У 26 пациенток микронизированный прогестерон назначался в дозе 200 мг в сутки. Беременные с ИЦН после наложения шва на шейку матки, с целью профилактики преждевременных родов, получали микронизирован- ный прогестерон в дозе 200 мг интравагинально для профилактики преждевременных родов. У двух пациенток в 1 группе была выявлена неразвивающаяся беременность одного плода из двойни. Второй плод в обоих случаях развивался нормально. Длительность приема препаратов микронизированного прогестерона представлена в таблице 6.

Как видно из таблицы, в обеих группах наиболее часто прием микронизированного прогестерона происходил в сроки до 16 недель беременности (36,7% в 1 группе и 45,9% во 2 группе). У 9 пациенток из 1 группы и 4-х пациенток из 2-ой группы микронизированный прогестерон назначался в сроки до 30 недель беременности и более (18,3% в 1 группе , во 2 группе 8,4%). У 5 пациенток в 30 недель беременности были признаки угрожающих преждевременных родов. У одной из них беременность закончилась преждевременными родами в 32/33 недели. Родилась живая двойня с массой 1600г и 1800г. У 5 из 17 па- циенток продолжался прием микронизированного прогестерона при наличии шва на шейке матки. У всех беременность закончилась родами в срок. У 2-х пациенток из 1-ой группы признаки ИЦН (укорочение шейки матки) выявлены в 30/31 неделю беременности. У них, несмотря на проводимую терапию, произошли преждевременные роды в 35 недель и 34/35 недель беременности. Родились живые недоношенные дети с массой 2670г и 2070г. У обеих женщин длина цервикального канала в 30 недель была 22 мм. Назначение Праджисана позволило пролонгировать беременность на 3-4 недели. Еще у 2 женщин в 1 группе беременность закончилась преждевременными родами в 35 недель. Родились жи- вые недоношенные дети с массой 2500г (Праджисан до 16 недель) и 2700г (Праджисан до 23 недель). Роды начались с преждевременного излития вод. Во 2 группе у 3-х женщин беременность закончилась преждевременными родами: у 1-ой кесарево сечение в 36/37 недель при наличии хронической плацентарной недостаточности и ЗРП, родилась недоношенная девочка с массой 2110г. В анамнезе у данной пациентки антенатальная гибель плода в 30 недель беременности. У 2-ой пациентки беременность закончилась в 30 недель. Родилась живая недоношенная девочка с массой 1770. При беременности данная пациентка получала микронизированный  прогестерон  до 24 недель, с 22 недель признаки ЗРП, хроническая плацентарная недостаточность, бактериальный вагиноз, ИЦН, в 19 недель был введен акушерский пессарий. У пациентки двурогая матка. У 3-ей пациентки 2-ой группы произошли очень ранние преждевременные роды в 25/26 недель беременности. В 14 недель был наложен шов на шейку матки по поводу ИЦН. Получала микронизированный  прогестерон 200 мг вагинально. В 19 недель была предложена профилактическая госпитализация в критический срок, от которой пациентка отказалась.В 25/26 недель произошло преждевременное излитие вод, родил-ся живой недоношенный мальчик с массой 630г, на момент проведения исследования, ребенок весил 2600г. Анализ исходов беременности показал, что в 1 группе удалось довести беременность до срочных родов у 45 (88,3%) женщин, у 4-х пациенток беременность закончи-лась преждевременными родами 7,8%, у двух беременность прервалась до 8 недель беременности (3,9%). Во 2 группе у 44 (86,3%) женщин беременность закончилась срочными родами, у 4-х женщин преждевременными родами – 7,8%, у трех беременность закончилась самопроизвольным выкидышем (5,9%). Все дети живы, пороков развития не было. 

Заключение: Таким образом, исследование показало, что применение микронизированного прогестерона «Праджисан» у беременных с невынашиванием является также эффективно, как и Утрожестан.

Частота преждевременных родов снизилась на 9,8% (с 17,6% до 7,8%). Как показало исследование, переносимость микронизированного прогестерона Праджисан была хорошей, жалоб в период терапии не было. Зная причину привычного невынашивания, профилактическое назначение Праджисана позволяет избежать появления признаков угрозы прерывания у 30,6% беременных. В таких случаях длительность приема препарата составляет не более 12-16 недель беременности.

При укорочении шейки матки, назначение Праджисана позволяет пролонгировать беременность на 3-4 недели. Длительность терапии и дозы препарата определяются у женщин с невынашиванием: анамнезом, выявленными причинами невынашивания на прегравидарном этапе, клиническими проявлениями угрозы прерывания, данными УЗИ.

Применение препарата Праджисан позволило избежать очень ранних преждевременных родов. У 96,1% женщин с невынашиванием, имеющих высокий риск потери беременности, удалось довести беременность до родов и получить живых детей.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.         Сидельникова В.М. Невынашивание беременности – современный взгляд на проблему. Российский вестник акушера-гинеколога. 2007; 2: 52-4.

2.         Кошелева Н.Г., Аржанова О.Н., Плужникова Т.А., Сельков С.А., Башмако- ва М.А. Профилактика и лечение невынашивания беременности: учеб- ное пособие. СПб, 2009.

3.         Сухих Г.Т, Шуршалина А.В. Хронический эндометрит. М; 2010.

4.         Денисов В.П., Сакевич В.И. аборты в России (по материалам выбороч- ного обследования). Доказательная медицина и клиническая эпидеми- ология. 2009;2: 32-7.

5.         Усова А.В., Соколова Т.М., Поздняков И.М., Кононова Н.Б. Состояние иммунной системы во втором триместре беременности у женщин с ее невынашиванием и на фоне его коррекции. Российский вестник акуше- ра-гинеколога. 2012; 1: 13-5.

6.         Мурашко Л.Е., Клименченко Н.И. Опыт применения микронизирован- ного прогестерона в первой половине беременности. Клинические ис- следования. Эффективная фармакотерапия. Акушерство и гинекология. 2010; 5-6.

 7.  Гончарова С.В., Башмакова Н.В. Потеря беременности: патогенетическая терапия и ее исходы у женщин группы высокого риска. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2014. Т 13; №3, 19-26.

 

 

УДК: 616.24-007.63; 616.24-008.47

Е.И. Митченко1, И.И. Ануфриев1,  В.Т. Чубарян1, Д.А. Попов2

1Ростовский государственный медицинский университет,

344022, г. Ростов-на-Дону, пер. Нахичеванский, д. 29

2Волгоградский Государственный медицинский университет, 400131, г. Волгоград, площадь Павших Борцов, д. 1


Пути повышения эффективности лечения пациентов с обострением хронической обструктивной болезни легких


Митченко Елена Игоревна – ассистент кафедры фтизиатрии и пульмонологии ФПК и ППС,  e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Ануфриев Игорь Иванович, к.м.н., доцент кафедры фтизиатрии и пульмонологии ФПК и ППС, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Чубарян Вартан Тарасович – профессор, д.м.н., заведующий кафедрой фтизиатрии и пульмонологии ФПК и ППС, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Попов Дмитрий Алексеевич – к.м.н, врач-пульмонолог, ассистент кафедры патологической физиологии, клинической патофизиологии,  e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье представлены результаты сравнительного исследования по оценке эффективности применения репаранта, цитопротектора и иммунокорректора дезоксирибонуклеата натрия (Деринат) при обострении хронической обструктивной болезни легких. В первой основной группе (ОГ1) 32 пациента на фоне комплексной терапии получали Деринат, раствор для внутримышечного введения 15мг/мл по 5 мл 1 раз в сутки через 24 часа в течение 10 дней, 10 инъекций на курс.Во второй основной группе (ОГ2) 30 больных также получали на фоне комплексной терапии дополнительно репарант и иммуномодулятор Деринат. Деринат 15 мг/мл вводили внутримышечно по 5 мл препарата через 24 часа, 10 инъекций на курс, и параллельно ингаляционно, через небулайзер по 2 мл (15 мг/мл) раствора препарата Деринат в разведении с физиологическим раствором 1:1, 1 раз в сутки, на курс 10 процедур. В третьей группе сравнения (ГС) наблюдались 36 больных, которые Деринат не получали. Оценивались кли- нико-лабораторные показатели в динамике, частота развития обострений заболевания при проспективном наблюдении в течение 9 месяцев. Включение препарата Деринат, раствор для внутримышечного введения 15 мг/мл, в схему терапии способствовало снижению длительности и частоты обострений и увеличению длительности периода ремиссии у больных ХОБЛ; улуч- шению показателей теста с 6-минутной ходьбой и показателей спирограммы.

 Ключевые слова: хроническая обструктивная бо- лезнь легких, ХОБЛ, лечение, натрия дезоксирибонуклеат, деринат, эффективность лечения. 


E. I. Mitchenko1, I. Anufriev1, V. T. Chubarian1, D. A. Popov2

1Rostov state medical University, 344022, Rostov-on-don, lane Nakhichevan, d. 29

2Volgograd State medical University, 400131, Volgograd,

Fallen Fighters square., 1


Ways to improve the eff ectiveness of treatment in patients with exacerbation of chronic obstructive pulmonary disease


Mitchenko Elena Igorevna – assistant of the Department of Phthisiology and Pulmonology, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Anufriev Igor Ivanovich, Cand. Med.

Sc., associate Professor of Department of Phthisiology and Pulmonology, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Chubaryan Vartan Tarasovich – D. Med. Sc., Professor, Head of Department of Phthisiology Professor, Department of pathological Physiology, clinical Pathophysiology, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

The article presents the results of a comparative study to assess the effectiveness of repairer, cytoprotector and immunocorrector of desoxyribonucleate sodium (Derinat) during exacerbation of chronic obstructive pulmonary disease. In the first main group (ОГ1) 32 patients on the background of complex therapy received Derinat, solution for intramuscular injection 15mg/ml 5 ml of 1 times a day in 24 hours during 10 days, 10 injections for the course.

 

The second main group (ОГ2) 30 patients also received on the background of complex therapy additionally the repairer and immunomodulator Derinat. Derinat 15 mg/ml  were injected intramuscularly with 5 ml of the drug after 24 hours, 10 injections on a course, and parallel to, inhalation through the nebulizer 2 ml (15 mg/ml) solution of the drug Derinat for breeding with saline 1:1, 1 times a day, for a course of 10 treatments. In the third comparison group (HS) was observed in 36 patients who did not received. Evaluated clinical and laboratory parameters in the dynamics, the frequency of exacerbations of the disease during prospective observation for 9 months. The inclusion of the drug Derinat, solution for intramuscular injection 15 mg/ml, in the scheme of therapy has helped to reduce the duration and frequency of exacerbations and increase the duration of the period remisio in patients with COPD; improve the performance of the test with 6-minute walk and indicators spirogram.

 Key words: chronic obstructive pulmonary disease, COPD, treatment, sodium desoxyribonucleate,  Derinat,  the effectiveness of treatment.

Введение

Хроническая обструктивная бо- лезнь лёгких (ХОБЛ) – это гетерогенное заболевание, характеризующееся неполностью обратимой бронхообструкцией и аномальным воспалительным ответом лёгких на ингалируемые частицы или газы, особенно на сигаретный дым. ХОБЛ - одно из наиболее часто встречающихся хронических болезней человека и, по данным ВОЗ, к 2020 году будет занимать 5-е место по забо- леваемости и 3-е в структуре смертности. За последние 30 лет смертность больных ХОБЛ возросла в 3,3 раза среди мужчин и в 15 раз среди женщин. В России последние годы также отмечается ежегодный прирост числа больных ХОБЛ (до 4,5 % в год), и в 2014 году число больных достигло 987,9 тыс [26]. Растет не только заболеваемость, но и экономические затраты на лечение пациентов с ХОБЛ. Так согласно расчётам из исследования «Анализ стоимости ХОБЛ в Российской Фе- дерации» (2014 г.), прямые затраты государства на терапию ХОБЛ даже без учёта стоимости лекарственных препаратов в 2012 г. составили 61,6 млрд. руб. [5], и только за один год (с 2012 по 2013) увеличились почти на полмиллиарда рублей [26].

Основной причиной этого предотвратимого заболевания является табакокурение и другие причины загрязнения вдыхаемого воздуха, поэтому наиболее эффективной стратегией предупреждения развития ХОБЛ, а также снижения скорости прогрессирования и частоты обострений у уже болеющих, является борьба за чистый вдыхаемый воздух – прекращение курения и воздействия профессиональных вредностей, смена места жительства и т. д. [2].

Во многих работах, посвященных хронической обструктивной болезни легких, подчеркивается ее сложный патогенез, патофизиология и неоднородность клинического те- чения с легочными и внелегочными проявлениями. В связи с этим в настоящее время актуальным вопросом является изучение многообразия клинических фенотипов ХОБЛ, в основе которых лежат различные патогенетические механизмы. Рас- познавание клинических фенотипов ХОБЛ является очень важным как для лучшего понимания механизмов развития заболевания, так и для выбора наиболее оптимальной тактики лечения ХОБЛ. Фенотип ХОБЛ - это отличительный признак заболевания или их комбинация, которые описывают различия между пациентами с ХОБЛ, ассоциирующиеся с клинически значимыми проявлениями болезни (симптомами, обострениями, ответом на терапию, скоростью прогрессирования заболевания или смертью) [9]. Доминирование эмфиземы легких (ЭЛ) или хронического бронхита (ХБ) в клинике ХОБЛ, очень быстрое снижение функции легких и развитие хронической дыхательной недостаточности (ХДН), частые обострения или комбинация существенных осложнений (таких как легочная гипертензия, ИБС, рак легких) — это примеры признаков для выделения отдельных фенотипов ХОБЛ. Ряд авторов также до- полнительно предлагают и разные эндотипы ХОБЛ — комбинацию различных признаков, в том числе и биомаркеров.

До сих пор нет однозначных кри- териев, позволяющих безоговорочно выделить отдельные фенотипы ХОБЛ, а также определить необходимый объем клинического обследования для их верификации. Чис- ло фенотипов ХОБЛ обсуждается, начиная от двух классических (эмфизематозного и бронхитического) и заканчивая крайне индивидуальным уровнем, согласно которому фенотипов столько, сколько боль- ных ХОБЛ (т.е. почти 300 млн во всем мире). Рациональный подход - это определение клинически значимых фенотипов, которые следует учитывать в комплексе с элементами патофизиологии, их клинической и прогностической характеристикой.

 Воспаление в сложной иерархии причинно-следственных отношений при ХОБЛ является главным патогенетическим механизмом не- зависимо от фенотипа. На первом этапе воздействие этиологических факторов приводит к повреждению клеточных структур респираторной системы (альтерация) и активации воспалительной реакции. В условиях низкого антиоксидантного и антипротеолитического потенциала ткани респираторной системы альтерация создает условия для гиперреактивности фагоцитов (макрофагов и нейтрофилов). Выделяя ряд провоспалительных цитокинов и вазоактивных  простагландинов, а также нейтральные протеазы (эластаза) и кислородные радикалы, фагоциты обладают мощным деструктивным потенциалом, распространяющимся практически на все молекулярные компоненты респираторной ткани (липиды, белки, нуклеиновые кислоты). Помимо этого, оксиданты и другие компоненты табачного дыма могут дополнительно инактивировать α1-антипротеазный ингибитор, усугубляя тем самым локальный дефицит антипротеаз. В результате избыточной секреторной активности фагоцитов происходит усугубление повреждения клеточных и внеклеточных структур дыхательной системы.

В норме в ответ на любое повреждение происходит активация репарации. В очаге воспаления наблюдается пролиферация камбиальных клеток соединительной ткани, В– и Т–лимфоцитов, моноцитов, а также клеток местной ткани, в которой разворачивается процесс воспаления – мезотелиальных, эпителиальных. В норме такая активация факторов репарации должна приводить к постепенному восстановлению структуры и функции тканей респираторной системы, но под влиянием продолжающихся факторов агрессии (курение, воздушные токсиканты) продолжает синтезироваться большое количество пероксинитритов, которые вызывают окислительный и нитративный стресс. Это приводит к снижению деацетилирования гистонов ДНК, а модификация гистонов в свою очередь снижает экспрессию генов, обеспечивающих репарацию ДНК и клеточную репликацию. Фаза пролиферации угнетается, наблюдается неполная репарация за счет фибро- плазии [15]. Происходит склеротизация стромы и нарастание атрофии клеток эпителия, нарушение микроциркуляции в респираторной ткани из-за запустевания и склероза стенок сосудов, персистенция патогенной микрофлоры. Все это поддерживает воспалительную реакцию, и как следствие, усугубляет патологический процесс. Признаки хронического воспаления усиливаются тем более, чем выше тяжесть заболевания и сохраняются даже после прекращения курения из-за аутоиммунных процессов и персистирующей инфекции. Таким об- разом, в основе прогрессирования патологического процесса при всех фенотипах ХОБЛ лежат реакции гиперреактивности на повреждение тканей воздушными токсикантами, нарушение процессов репарации, структурная перестройка респираторных тканей с ремоделированием дистальных отделов дыхательных путей.

В соответствии с рекомендациями, изложенными в GOLD 2017 [18], и рекомендациями Российского Респираторного общества, лечение ХОБЛ включает нефармакологическое воздействие и бронхолитическую терапию:

I.   Нефармакологическое воздействие при ХОБЛ: отказ от курения; физическая активность; вакцинация против гриппа и против пневмококковой инфекции.

II.      Бронхолитическая терапия: бронхолитические препараты длительного действия (тиотропия бромид, формотерол и салметерол, индакатерол), ингаляционные глюкокортикостероиды (иГКС), ингибитор фосфодиэстеразы 4 типа (рофлумиласт, теофиллин).

По показаниям назначаются также антибактериальные препараты (макролиды или фторхинолоны) и муколитики. Из приведенного перечня препаратов видно, что ле- чение не является патогенетическим, а по своей сути – симптоматическим, так как направлено не столько на причины и механизмы развития ХОБЛ, сколько на попытки бронходилятации и ликвидацию бронхоспазма. Именно поэтому, несмотря на значительные успехи в понимании патогенеза заболевания и повышение качества ранней диагностики ХОБЛ, стоит признать, что остановить распространение заболевания и уменьшить количество тяжелых форм болезни не удаётся. Воздействие на процессы репарации с целью их активизации могло бы существенно улучшить результаты терапии пациентов с ХОБЛ. При правильном выборе и учете свойств препараты, влияющие на репарацию, являются мощным дополни- тельным средством терапии ХОБЛ, позволяющим сократить продолжительность основных симптомов заболевания во время обострения, а также снизить саму вероятность обострений и прогрессирования патологического процесса.

Нуклеиновые кислоты - биополимеры, которые формируются из азотистых оснований (пуриновых и пиримидиновых), дезоксирибозы или рибозы (соответственно для ДНК и РНК) и фосфорной кислоты. Еще в начале 20-го века были открыты пластические свойства нуклеиновых кислот, в 80-ых годах доказаны их регенераторные и репаративные свойства. Причем способность интенсифицировать репаративные процессы в организме оказалась более выраженной у ДНК, чем у РНК. К тому же было доказано, что нуклеиновые кислоты проявляют свойства сигнальных внеклеточных молекул, участвуют в регуляции воспаления и иммунного ответа. Представляет интерес репарант и иммунокорректор Деринат – оригинальный отечественный препарат, содержащий натриевую соль дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Как производное нуклеиновых кислот, Деринат обладает репаративными, цитопротективными и иммунорегулирующими свойствами. Деринат способствует активации репликации клеток, ускорению созревания и дифференцировке лейкоцитов, усиливает их бактерицидную активность и хемотаксис, активизирует процесс фагоцитоза, высвобождение цитокинов и ком- понентов лизосом [8, 9]. Свое репаративное действие Деринат реализует через макрофаг – ключевую клетку, обеспечивающую баланс между реакцией гиперреактивно- сти и пролиферацией; оказывает также мембраностабилизирующие свойства на респираторные ткани [4].

К настоящему времени проведено значительное количество исследований, показавших эффективность и высокую безопасность применения иммунорепаранта Деринат в комплексной терапии при различных инфекционных и гнойносептических заболеваниях (при пневмониях и бронхитах раз- личной этиологии, других инфекци- онных заболеваниях) [1,3,6,7,10].

 

Цель исследования

Оценить лечебную эффективность и безопасность репаранта и иммуномодулятора Деринат, раствор 15 мг/мл, в комплексной те- рапии обострений хронической об- структивной болезни легких.

 Материал и методы

Открытое проспективное исследование выполнено с участием 98 пациентов, с диагнозом ХОБЛ I-III стадии по классификации GOLD 2016. Все пациенты, включенные в исследование, находились в стадии нетяжелого обострения заболевания, не требовавшего стационарного лечения, в соответствии с критериями включения:

1.    Пациенты обоих полов в возрасте от 30 до 70 лет;

2.    Диагноз ХОБЛ, стадия I-III по классификации GOLD 2016 года, подтвержденный методом спирометрии (постбронходилатационный индекс Тиффно (ОФВ1/ФЖЕЛ) ≤ 0,7, ОФВ1 ≤ 80%), фаза клинического обострения;

3.   Клинические проявления обострения (кашель с мокротой, одышка, снижение толерантности к физической нагрузке, аускультативные проявления бронхообструкции);

4.    Наличие симптомов интоксикации (лихорадка, недомогание, снижение аппетита, гиподинамия, лейкоцитоз и увеличение СОЭ в общем анализе крови);

5.       Отсутствие репаративной и иммуномодулирующей терапии за 1 мес. до включения пациента в исследование;

6.   Способность пациента или его законного представителя адекватно оценивать свое состояние.

Критериями исключения, помимо возраста < 30 лет, стали: наличие ХОБЛ IV стадии по классификации GOLD, обострение или декомпенсация хронических заболеваний, влияющих на течение ХОБЛ (включая онкологические заболевания), бронхиальная астма, подозрение на пневмонию, пороки развития бронхолегочной системы, туберкулез, острая дыхательная недостаточность, а также необходимость применения системных ГКС в связи с настоящим обострением, заболевания центральной нервной системы, аллергия/непереносимость любого из компонентов лекарственного препарата Деринат и других препаратов, используемых в лечении, а также употребление наркотиков, алкоголизм, психические заболевания; участие в клинических исследованиях в течение 1 мес. перед включением в данную программу.

Пациенты, включенные в исследование, были разделены на три группы: в 1-ю основную (ОГ1) было включено 32 пациента, получавших на фоне комплексной терапии дополнительно рапарант и иммуномодулятор Деринат. Деринат, раствор 15 мг/мл, вводили внутримышечно по 5 мл (75 мг) 1 раз в сутки через 24 часа в течение 10 дней, 10 инъекций на курс.

2-я основная группа (ОГ2) включала 30 человек, также получав- ших на фоне комплексной терапии дополнительно рапарант и иммуномодулятор Деринат. Деринат, раствор 15 мг/мл, вводили внутримышечно по 5 мл (75 мг) 1 раз в сутки через 24 часа в течение 10 дней, 10 инъекций на курс и параллельно ингаляционно, через небулайзер по 2 мл (30 мг) раствора препарата Деринат, раствор 15 мг/мл, в разведении с физиологическим раствором 1:1, 1 раз в сутки, на курс 10 процедур. 3 группа сравнения (ГС) из 36 пациентов получала только стандартную комплексную терапию обострения ХОБЛ.

План наблюдения предусматривал проведение 6 визитов.

Визит 1 (0-ой день) - осуществлялся не позднее 5 суток от момента возникновения первых симптомов обострения. Проводился скрининг, на котором перед включением пациентов в исследование назначалось обследование: изучение анамнеза (демографические данные, сведения о сопутствующих заболеваниях и о сопутствующей терапии, стаж курения и профессиональные вредности, давность установления диагноза ХОБЛ и проводимая базисная терапия), оценка общих показателей (ЧДД, ЧСС, АД, сатурация крови методом пульсоксиметрии, термометрия), физикальное обследование (антропометрия, аускультация, тест с 6-минутной ходьбой), инструментальное обследование (ЭКГ, спирометрия с бронхолитической пробой с 400 мкг Сальбутамола, фибробронхоскопия, рентгенография ОГК в двух проекциях), а также получение клинического материала для лабораторного подтверждения диагноза (общий ана- лиз крови, биохимический анализ крови, общий анализ мочи, эндопульмональная цитограмма, иммунограмма (определение сывороточных иммуноглобулинов G, A, M, показателей фагоцитоза, функциональной активности лимфоцитов)). Сразу после скрининга назначалось лечение, проводилось информирование пациента и (в случае его согласия) распределение в группу, выдача препаратов и инструктаж относительно правильности их при- ёма, клинический осмотр и фикса- ция результатов в индивидуальной регистрационной карте (ИРК).

Визит 2 – контрольный визит че- рез 3-5 дней (на 4-6 день исследования) – проводились клинический осмотр, фиксация результатов в ИРК и оценка безопасности проводимой терапии.

Визит 3 – день лечения/наблюдения 10 (±1) – также предусматривал клинический осмотр и фик- сацию результатов в ИРК, оценку безопасности проводимой терапии, повторно проводился общий анализ крови, биохимический анализ крови, общий анализ мочи, фибро- бронхоскопия с бронхоальвеолярным лаважом и эндопульмонональной цитограммой, иммунограмма. Дополнительно на визите 3 проводились оценка приверженности лечению. Контроль техники выполнения ингаляций ДДАХ.

Визит 4 - контрольный визит через 1 месяц. Всем пациентам про- водилась повторная спирометрия с бронхолитической пробой.

Визит 5 – контрольный визит через 3 месяца. Регистрация состояния пациента, оценка повторных обострений, обращений за медицинской помощью.

Визит 6 - контрольный визит через 9 месяцев исследования. Клинический осмотр и фиксация результатов в ИРК. Завершение исследования.

По результатам лечения пациентов в группах проводилась:

-      оценка влияния препарата Деринат на течение обострения ХОБЛ (продолжительность и выраженность симптомов обострения, динамика данных лабораторных и инструментальных исследований);

-   оценка репаративных и иммуномодулирующих свойства препарата Деринат по длительности на- ступившей после лечения ремиссии под контролем лабораторных пока- зателей (наблюдение 9 мес.);

оценка безопасности примене- ния препарата Деринат при ХОБЛ;

-      оценка влияния препарата Деринат на иммунный статус боль- ных ХОБЛ.

Для анализа и оценки полученных данных применяли стандартные методы описательной стати- стики – средней арифметической (М), стандартной ошибки среднего (m), среднеквадратического отклонения. Достоверность различий динамики показателей определяли с помощью критерия Стьюдента. Различия считали достоверными при р < 0,05. Оценку результатов проводили с помощью пакета прикладных программ Statistica 6.0.

Результаты и их обсуждение Основную группу 1 (ОГ1) составили 20 мужчин и 12 женщин; ОГ2 – 21 мужчина и 9 женщин, ГС – 25 мужчин и 11 женщин. Табакокурение выявлено у 43,8%, 46,7% и 47,2% пациентов групп исследования. Среднее количество обострений до лечения в основной группе 1 (ОГ1) составило 2 случая в год, в ОГ2 – 1,93 случаев в год, в ГС – 1,73 случаев в год (р<0,203). Подробная характеристика групп представлена в Таб.1.

До лечения клинически у всех больных выявлялись симптомы поражения дыхательной системы (кашель с мокротой, одышка при физической нагрузке) и симптомы интоксикации (слабость, потливость, повышение температуры тела до субфебрильных цифр). На обзорной рентгенограмме до лечения у всех больных – без инфильтративных изменений. Усиление легочного рисунка определялось у 73,3%, 63,3% и 52,9% больных, изменения в корнях легких – у 6,7%, 3,3% и 8,8%; эмфизема выявлена у 3,3%, 0%, 0%, сочетание нескольких признаков - у 13,3%, 6,6% и 14,7% пациентов. В течение всего наблюдения пациенты трех групп получали терапию обострения ХОБЛ в соответствии с принятыми стандартами лечения (за исключением пероральных и парентеральных форм ГКС). Также по показаниям разрешалось назначение антибактериальных препаратов с отражением данного факта в ИРК.

Во всех 3 группах продолжительность терапии составила 10±1,8 суток. В результате лечения у всех больных был достигнут регресс клинической симптоматики. В ОГ1 и ОГ2 отмечалась достоверно более быстрая нормализация температуры тела (в ОГ1 ― на 2,1±1,1 сутки, в ОГ2 – на 1,9±0,8 сутки, в ГС- на 3,3±1,7 сутки после начала стандартной терапии обострения, р<0,05).

В ОГ1 и ОГ2 отмечалось и сокращение общей длительности обострения, коррелирующее с положительной динамикой лабораторных показателей. Так, на визите 3 доля пациентов, вышедших из обострения, в группах ОГ1 и ОГ2 составила соответственно 81,25% и 90,0%, тогда как в ГС таких пациентов было 69,4% (p < 0,05) (Табл. 2). При дальнейшем наблюдении за пациентами трех групп в течение 9 мес наблюдалось увеличение длительности ремиссии в ОГ1 и ОГ2 по сравнению с ГС (р < 0,05).

Всем больным был проведен и наиболее изученный метод определения функционального статуса больных с ХОБЛ, тест с 6-минутной ходьбой (6-МТ), позволяющий оценить эффекты от лечения (в том числе краткосрочные), предположить прогноз и исход заболевания. При оценке результатов, достигнутых пациентами в тесте с 6-МТ, выявлено улучшение функциональных показателей у всех 3 исследуемых групп на 10 день проводимой терапии (Табл. 3). Во второй группе ОГ2 прирост дистанции, пройденной пациентами, составил 76±11 шагов, а результаты в ОГ1 и ГС3 составили 69±7 и 63±5 шагов соответственно, однако достоверность данных оказалось низкой.

При сравнении показателей лейкограммы у пациентов исследуемых групп наблюдался умеренный нейтрофильный лейкоцитоз: в ОГ1 и ОГ2 - на уровне 8,4 ± 1,2*109и 7,9 ± 0,8*109/л соответственно, в группе сравнения ― 8,2 ± 1,4*109/л (р <0,386). Однако через 10 дней после проведенного лечения в группах ОГ1 и ОГ2 у всех пациентов зарегистрированы нормальные значения содержания лейкоцитов, лимфоцитов, нейтрофилов и моноцитов в периферической крови. В группе сравнения у 6 (14,3 %) пациентов сохранялся умеренный лейкоцитоз, ускорение СОЭ ― у 3 (7,1 %) пациентов (р <0,05).

В нашем исследовании диагноз ХОБЛ подтверждался данными спирометрии: постбронходилатационные   значения  ОФВ1/ФЖЕЛ <0,70 на всех стадиях заболевания, а показатель ОФВ1 <80% от должного, как проявление не полностью обратимого ограничения скорости воздушного потока. Спирометрия пациентам проводилась дважды: исходно на 1 визите и повторно через 1 месяц после проведенного лечения (визит 4). Представленные в Табл.4 данные указывают на то, что бронхиальная обструкции достоверно снизалась у пациентов из ОГ1 и ОГ2 групп в большей степени, чем у больных ГС (р<0,05), где указанные изменения, по-видимому, в боль- шей степени зависели от применения бронхолитических препаратов.

С целью оценки патоморфологических изменений трахеобронхиального дерева, а также с целью изучения эндопульмональной цитограммы БАЛ всем пациентам, включённым в исследование, проводилась фибробронхоскопия на 1 визите и 3 визите (через 10 дней). Изначально у всех пациентов отмечалось наличие эндобронхита катарального или катарально-гнойного характера (Табл. 5). К 10-му дню лечения нормализация цитологической картины происходила быстрее в ОГ1 и ОГ, нежели в ГС (р<0,05). При иммунологическом исследовании в ОГ1 и ОГ2 к окончанию лечения до- стоверно выше был уровень сывороточного иммуноглобулина А, показа- тели фагоцитоза (р<0,05).

При оценке безопасности в ходе данного исследования Деринат продемонстрировал практически полное отсутствие нежелательных побочных реакций на фоне терапии (у 1 пациента отмечалась головная боль, не потребовавшая отмены препарата). Стоит заметить, что и в других исследованиях по изучению эффективности и переносимости иммунорепаранта Деринат при обострениях бронхита и пневмонии отмечалась высокая переносимость и редкие нежелательные явления, в основном связанные с индивидуальной непереносимостью [24].

 

Выводы

1. Несмотря на понимание механизмов развития и прогрессирования ХОБЛ, предлагаемые со- временные группы лекарственных препаратов призваны в основном бороться с бронхоспазмом и недостаточно влияют на патогенез заболевания. Перспективным на- правлением в лечении ХОБЛ является воздействие на процессы репа- рации с целью их активизации, что могло бы быстро купировать обострение процесса и препятствовать дальнейшему прогрессированию заболевания.

2.    Нуклеиновые кислоты – биопjлимеры, которые в организме участвуют в процессах репарации и деления клеток, проявляют свойства сигнальных внеклеточных молекул, участвуют в регуляции воспаления и иммунного ответа. Препараты на основе нуклеиновых кислот перспективны для использования в комплексной терапии ХОБЛ.

3.   Применение препарата Деринат, раствор для внутримышечного введения 15 мг/мл, у больных ХОБЛ способствует сокращению длительности  обострения, а также уменьшению частоты обострений в дальнейшем независимо от фенотипа ХОБЛ.

4.   Для лечения обострения ХОБЛ более предпочтительна комбинация внутримышечного и ингаляционного путей введения препарата Деринат. По-видимому, повышение эффективности такого сочетанного введения связано с непосредственным воздействием препарата на респираторные ткани при ингаляции.

5.       Полученные результаты демонстрируют высокую клиническую эффективность и безопасность применения иммунорепаранта Деринат в лечении ХОБЛ, что позволяет рекомендовать его к широко- му использованию в пульмонологической практике.


Литература

1.      Балыкова Л.А., Родионова С.В., Ивянская Н.В. и соавт. Опыт применения Дерината при лечении хронических артритов хламидийной этиологии у детей // Мир фармации и медицины". – 2008. - №16 (263) –– С. 13.

2.      Глобальная стратегия диагностики, лечения и профилактики хронической обструктивной болезни легких. Пересмотр 2006 г. М.: Атмосфера, 2007.

3.      Дерябин П.Г., Каплина Э.Н., Носик Д.Н., Львов Д.К. Исследование актив- ности препаратов «Ферровир» и «Деринат» против вируса гриппа птиц (H5N1) // TERRA MEDICA. – 2006. - №1. – С. 3-4.

4.      Каплина Э.Н., Вайнберг Ю.П. Деринат – природный иммуномодулятор для детей и взрослых // М.: Научная книга, 2007. - 243 с.

5.      Крысанов И.С. Анализ стоимости хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации. Качественная клиническая практика. 2014; 2: 51–56.

6.      Пикуза О.И., Галимова Л.Ф., Самороднова Е.А., Агафонова Е.В. Особенности местного иммунитета при острых бронхитах и пневмониях у детей и методы их коррекции // Практическая медицина. - 2010. - № 6 (45) – С. 133-136.

7.      ТищенкоМ.С., Игнатьев В.Н., Грузинцева С.Ф., Мамыкина В.М. Применение препаратов на основе природной ДНК - Дерината и Ферровира в ле- чении инфекционной патологии // Мир фармации и медицины. – 2006. - №41(108) – С 20-21.

8.      Федянина Л.Н., Беседнова Н.Н., Эпштейн Л.М. и соавт. Лекарственные препараты и БАД к пище на основе нуклеиновых кислот различного про- исхождения // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2007. - №4. – С. 9-12.

9.      Филатов О.Ю., Кашаева О.В., Бугримов Д.Ю. и др. Морфофизиологиче- ские принципы иммунологического действия ДНК эукариот // Россий- ский Иммунологический журнал. – 2013. - Т 7(16). № 4.

10.    Чернышева М.Л. Применение иммуномодулятора деринат в комплексной терапии HCV-инфекции // Мир фармации и медицины. - 2005. - №47(144) –– С. 15.

11.    Эседов Э.М., Ахмедова Ф.Д., Умаханова Ж.Ш., Абасова А.С., Мурадова В.Р. Активация туберкулеза легких при применении антицитокиновой тера- пии // Вестник ДГМА. 2012. № 1 (2). С. 69–72.

12.    Barnes P.J., Corticosteroid resistance in patients with asthma and chronic obstructive pulmonary disease. J. Allergy Clin. Immunol. 2013; 131 (3): 636– 645.

13.    Celli B.R., MacNee W.; ATS/ERS Task Force. Standarts for the diagnosis and treatment of patients with COPD^ a summary of the ATS/ERS position paper// Eur.Respir.J. 2004. V. 23. № 6. P. 932-946.

14.    Connors A.F. Jr., Dawson N.V., Thomas C. Et al. Outcomes following acute exarbations of severe chronic obstructive lung disease // Amer. J. Respir. Crit. Care Med. 1996. V. 154. P. 959-967.

15.    Han МК, Agusti A, Calverley PM, et al. Chronic obstructive pulmonary disease phenotypes: the future of COPD. Am J Resplr Crit Care Med 2010;182(5):598- 604.

16.    Ernst P., Saad N., Suissa S. Inhaled corticosteroids in COPD: the clinical evidence. Eur. Respir. J. 2015; 45: 525–537.

17.    Fagon J.Y. Faut-il utiliser des corticoides au cours de l`insuffisance respiratoire aigue des insuffisances respiratoires chroniques obstructive? // Rean. Urg. 1998. V.7. Suppl. 1. P. 32-34.

18.    Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (GOLD). Global strategy for diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease. NHLBI/WHO workshop report. Last updated 2017. www.goldcopd. org/

19.    Global Burden of Disease Study 2015. The Lancet Respiratory Medicine 2017; Volume 5, No. 9, p 691–706.

20.    Groenewegen K.H., Schols A.M., Wouters E.F. Mortality and mortality-related factors after hospitalization for acute exarbation of COPD // Chest. 2003. V. 124. P. 459-467.

21.    Han MeiLan K., Agusti A., Calverely P. et al. Chronic obstructive pulmonary disease phenotypes: the future of COPD. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2010; 182 (5): 598–604.

22.    Joan B Soriano, Amanuel Alemu Abajobir, Kalkidan Hassen Abate et al. Global, regional, and national deaths, prevalence, disability-adjusted life years, and years lived with disability for chronic obstructive pulmonary disease and asthma, 1990–2015: a systematic analysis for the

23.    Kaplan A.G. Applying the wisdom of stepping down inhaled corticosteroids in patients with COPD: a proposed algorithm for clinical practice. Int. J. COPD. 2015; 10:2535–2548

24.    Lee J._H., Lee Y.K., Kim E._K. et al. Responses to inhaled long-acting beta- agonist and corticosteroid according to COPD subtype. Respir. Med. 2010; 104: 542–549.

25.    Price D., Yawn B., Brusselle G., Rossi A. Risk to benefit ratio of inhaled corticosteroids in patients with COPD. Prim. Care Respir. J. 2013; 22: 92–100.

26. http://ria.ru/society/20141210/1037570497

27.    Weiss S.M., Hudson L.D. Outcome from respiratory failure // Crit. Care Clin. 1994. V. 10. P. 197-215; Brochard L., Mancebo J., Wysocki M. et al. Hospital and 1-year survival of patients admitted to intensive care units with acute exarbation of chronic obstructive pulmonary disease // JAMA. 1995. V. 274. P.1852-1857.

 28.    YawnB.P.,Li Y., Tian H. et al. Inhaled corticosteroid use in patients with chronic obstructive pulmonary disease and the risk of pneumonia: a retrospective claims data analysis. Int. J. Chron. Obstruct. Pulm. Dis. 2013; 8: 295–304.

 

 

Оральный инсулин 338 улучшает гликемический контроль, подобно инсулину Glargine при диабете 2 типа 


September 20, 2017

By Chris Berrie. Presentation title: Eflcacy and Safety of Oral Basal Insulin: Eight-Week Feasibility Study in People With Type 2 Diabetes. Abstract 74

 http://dgnews.docguide.com/oral-insulin-338-improves-glycaemic-control-similar-insulin- glargine-type-2-diabetes?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

 

20 сентября 2017 г. Крис Берри представил презентацию: Эффективность и безопасность Орального Базального Инсулина: Восьминедельное исследование у людей с сахарным диабетом 2 типа. Абстракт 74

ЛИССАБОН, Португалия - 20 сентября 2017 - Согласно исследованию, представленному на 53-й Ежегодной европейской Ассоциации по Исследования Диабета (EASD), оральный базальный инсулин 338 безопасен и обеспечивает гликемический контроль, подобно инсулину glargine у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2т), у которых недостаточно эффективны другие оральные противодиабетические препараты.

Как сказала 13 сентября Леона Плум-Мершель (Мэриленд, Profil Mainz GmbH & Co., Майнц, Германия) доступность инсулина для приема внутрь значительно облегчила бы лечение больных с СД2т.

Инсулин 338 - аналог инсулина, обратимо связанный с альбумином, находится в устойчивом состоянии и имеет период полураспада около 70 часов. При пероральном приеме он попадает в воротную вену и далее действует на рецепторы инсулина аналогично человеческому инсулину.

В данной работе (ClinicalTrials.gov, NCT02470039), исследователи рандомизировали пациентов, не принимающих инсулин но, с недостаточным гликемическим контролем на фоне метформина с ингибитором дипептидил пептидазы 4 (ДПП-4) с ежедневным добавлением подкожного инсулина glargine плюс оральное плацебо (n = 25; 68% мужчин), или оральный инсулин 338 плюс подкожное плацебо (n = 25; 92% мужчин), в течение 8 недель.

В составе таблеток инсулина 338 входит усилитель абсорбции sodium caprate в GIPET I. Препарат назначался утром, натощак со 100 мл воды. Пациент завтракал спустя 1 час после приема лекарства.

Рекомендуемые начальные дозы для титрования: инсулин 338 - 2,700 нмолей, инсулин - glargine 10U, с полными диапазонами доз от 0 до 16,000 нмолей и от 0 до 60 U, соответственно. Еженедельное титрование дозы проводились согласно самоконтролю уровню глюкозы 1 раз в 3 дня (рекомендуемые 80-126 мг/дл), с 29 уровнями дозы в 6 таблетках.

Предполагалось, что особенности пациента были стандартными для СД2т с отсутствием гликемического контроля: возраст 60.5 года; продолжительность СДD2т около 11.2 лет; вес 93.3 кг; индекс массы тела 30.5 kg/m2; гликированный гемоглобин (HbA1C) 8.2%; глюкоза крови натощак (FPG) 169 мг/дл; фруктозаамин 274 мкмоль/л; и C-пептид натощак 1.00 нмоль/л.

Первичная точка (FPG) через 8 недель была одинакова для инсулина glargine и инсулина 338 (121 против 129 мг/дл, соответственно). Т.е., результат статиститчески недостоверен (P =.4567). Кроме того, ежедневные уровни глюкозы крови в 10 точках измерения были также аналогичны для этих 2 препаратов.

Через 8 недель, при назначении инсулина glargine и инсулина 338, аналогичные результаты были отме- чены для HbA1C: 7.1%, против 7.3%, соответствен- но; разница 0.30% (P =.0774); для фруктозаамина: 223, против  235  мкмоль/л,  соответственно;  разница 9.6 мкмоль/л (P =.3700), и C-пептида: 0.65, против 0.64 нмоль/л,  соответственно;  разница  0.02  нмоль/л  (P =.6799).

Уровни нежелательных явлений были одинаковы и незначительны как при назначении инсулина glargine, так и инсулина 338. Также были низкими эпизоды гипогликемии (11 против 7, соответственно. По 6 пациентов в каждой группе).

Заключение доктора Плум-Мершель: “За 100 лет исследования инсулина данная работа впервые иллюстрирует, что оральный базальный инсулин может безопасно улучшить гликемический контроль у больных с СД2т».

Финансирование исследования было обеспечено Novo Nordisk A/S.

Ключевые слова: сахарный диабет 2 тип, оральный инсулин, гликемический контроль


Oral Insulin 338 Improves Glycaemic Control Similar toInsulin Glargine in Type 2 Diabetes


LISBON, Portugal -- September 20, 2017 -- Oral basal insulin 338 is safe and provides glycaemic control similar  to that of insulin glargine in insulin-naive patients with type

2 diabetes (T2D) insufficiently controlled with other oral antidiabetic drugs, according to a study presented here at the 53rd Annual Meeting of the European Association for the Study of Diabetes (EASD).

“Availability of an insulin for oral dosing would significantly facilitate initiation of insulin treatment in patients with T2D,” said Leona Plum-Mörschel, MD, Profil Mainz GmbH & Co., Mainz, Germany, on September 13.

Insulin 338 is an insulin analogue that binds strongly and reversibly to albumin and has a half-life of ~70 hours  at steady state. Its oral administration results in distribution through the portal vein, and its mode of action at the insulin receptor are the same as that for human insulin.

In this study (ClinicalTrials.gov, NCT02470039), researchers randomised insulin-naive patients with inadequate glycaemic control on a background of metformin plus dipeptidyl peptidase 4 (DPP-4) inhibitor to once-daily addition of subcutaneous insulin glargine plus oral placebo (n = 25; 68% men), or oral insulin 338 plus subcutaneous placebo (n = 25; 92% men), for 8 weeks.

Insulin 338 was formulated with the absorption enhancer sodium caprate in a GIPET I tablet and was administered in a fasting state ion the morning with 100 mL of water. Breakfast was allowed 1 hour after dosing.

Recommended starting doses for titration were insulin 338 2,700 nmol and insulin glargine 10 U, with full dose ranges from 0 to 16,000 nmol and 0 to 60 U, respectively. Weekly dose titrations were determined according to mean predose self-measured fasting plasma glucose levels on 3 consecutive days (dose maintenance, 80-126 mg/dL), with 29 dose levels possible based on 6 tablet strengths.

Mean patient baseline characteristics were standard for T2D with lack of glycaemic control: age, 60.5 years; T2D duration, 11.2 years; weight, 93.3 kg; body mass index, 30.5 kg/m2; haemoglobin (Hb) A1Cc, 8.2%; fasting plasma glucose (FPG), 169 mg/dL; fructosamine, 274 μmol/L; and fasting C-peptide, 1.00 nmol/L. The primary endpoint of FPG at 8 weeks was similar    for insulin glargine and insulin 338 (121 vs 129 mg/dL, respectively). This gave nonsignificant estimated treatment differences for insulin 338 over insulin glargine of 5.2 mg/ dL (P = .4567). Furthermore, daily 10-point plasma glucose profiles were similar for the 2 treatments.

Similar benefits for insulin glargine and insulin 338 were also seen at week 8 for Hb A1C (7.1% vs 7.3%, respectively; treatment difference, 0.30%; P = .0774),  fructosamine  (223 vs 235 μmol/L, respectively; treatment difference, 9.6 μmol/L; P = .3700), and fasting C-peptide (0.65 vs 0.64 nmol/L, respectively; treatment difference, -0.02 nmol/L; P

= .6799).

The incidences of adverse events were similar in the insulin glargine and insulin 338 groups, with no treatment- emergent serious adverse events. Hypoglycaemic episodes were also low (11 vs 7, respectively, in 6 patients each).

“After almost 100 years of insulin research, this trial illustrates for the first time that an oral basal insulin can safely improve glycaemic control in patients with T2D,” concluded Dr. Plum-Mörschel.

Funding for the study was provided by Novo Nordisk A/S.

Key words: Type 2 diabetes mellitus, oral insulin, glycaemic control


 

Риновирусная инфекция может перейти в пневмонию со смертельным исходом у пациентов с трансплантированным костным мозгом


March 8, 2017

 SOURCE: Fred Hutchinson Cancer Research Center http://dgnews.docguide.com/early-lactobacillus-rhamnosus-gg-supplementation-may-prevent-gut-deficiencies-associated-high-risk?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

Риновирусная инфекция может быть очень опасной для реципиентов с трансплантированным костным мозгом, согласно публикации в журнале Гематология.

 «Это такой распространенный вирус, что  около 25% стволовых клеток, пересаженных реципиентам оказываются зараженными риновирусом в течение первого года», сказал Michael Boeckh, MD, Fred Hutchinson Cancer Research Center, Seattle, Washington. «Этот вирус всегда считали причиной банальной простуды, умеренным вирусом».

Эта статья не первая, показывающая, что реципиент заражается риновирусом, но первая, определившая связь вируса с пневмонией в этой популяции пациентов.

Результаты не только указывают на важность усиления мер по профилактике инфекции реципиентов с трансплантантом костного мозга, и лучшей заботой тех, кто связан с риновирусной пневмонией, но показывают фармацевтическим фирмам и исследователям, как расположить приоритеты в разработку эффективных противовирусных лекарств против этого, наиболее распространенного вируса, вызывающего простуду.

Для этого исследователи ретроспективно проанализировали данные 697 пациентов, которые подверглись пересадке костного мозга в Seattle Cancer Care Alliance, Fred Hutch’s clinical care partner, между 1993 и 2015 и, у кого выявили положительный результат на риновирус.

Они сравнили 128 пациентов с риновирусом нижних дыхательных путей, зараженными вирусами, которые, как уже известно, вызывали пневмонию у реципиентов, подвергшихся пересадке костного мозга, таких как грипп, вирус парагриппа (PIV) и дыхательный синцитиальный вирус (RSV).

В отличие от того, чего исследователи придерживались в прошлом, их работа показала, что риновирус связан с пневмонией и смертью даже без любых других сосуществующих инфекций, настоятельно акцентируя внимание на то, что так называемый умеренный вирус может быть опасным самостоятельно.

Исследователи нашли, что инфекция риновируса приводила к пневмонии менее часто, чем другие вирусы. Приблизительно 15% пациентов с инфекцией верхних дыхательных путей продолжали заболевать пневмонией или инфекцией нижних дыхательных путей. Прогрессирование симптомов от банальной простуды до пневмонии, у пациентов, например, зараженных RSV, происходил приблизительно в два раза чаще. Однако, как только пациенты заболевали пневмонией, риновирус оказывался настолько же смертельным, как и другие вирусы. В данном исследовании, приблизительно 40% больных, которые заболели пневмонией от любой вирусной инфекции, умерли.

Даже при том, что риновирус менее вероятен, в конкретном случае, чтобы привести к пневмонии, это  на самом деле наиболее распространенная причина пневмонии, вызванной дыхательными вирусами у реципиентов трансплантанта, сказал доктор Boeckh. Это связано с тем, что вирус, как считается банальный и, присутствует круглый год, в отличие от большого количества других сезонных вирусов. В целом, их результаты указывают на необходимость в лучшей профилактике и лечении вирусной инфекции.

«Это опасный патоген», сказал доктор Boeckh». «Он не может быть игнорирован, как банальный вирус простуды».

Следующий шаг команды - понять, являются ли определенные пациенты с более высоким риском заражения риновирусом и выяснить, есть ли другие факторы риска для пневмонии и другие неблагоприятные исходы от этой инфекции.

Ключевые слова: трансплантация, костный мозг, реципиент, риновирус, пневмония

 

Переход с внутривенного введения трепростинила к оральной терапии у пациента с хронической тромбоэмболической легочной гипертонии IV функционального класса


as  reported in: Thurber KM, Williams BM, Bates RE, Frantz RP. Pharmacotherapy. 2017 May doi: 10.1002/phar.1951.

http://dgcases.docguide.com/transition-intravenous-treprostinil-oral-therapy-patient-functional-class-iv-chronic-thromboembolic?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter


Хроническая тромбоэмболическая легочная гипер- тония (ХТЭЛГ) появляется, когда легочный  эмбол, не растворен антикоагулянтной терапией. Для неоперабельных пациентов или с остаточной ХТЭЛГ риоцигуат, в настоящее время, - единственный препарат, одобренный FDA в Соединенных Штатах. Однако некоторым пациентам с ХТЭЛГ кроме риоци- гуата, может потребоваться добавочная терапия, например внутривенные простациклины, которые могут вызвать значительные проблемы ведения пациентов со сложными коморбидными состояниями. Мы представляем 42-летнего мужчину с параплегией T12, осложненной ХТЭЛГ (функциональный класс IV с выраженной правожелудочковой дисфункцией) и тяже-лыми пролежнями. Чтобы облегчить уход за больным (перевод в санаторий для выздоравливающих, где ле- чение парентеральными простаноидами контроли- ровать сложно), он подвергся быстрому переводу с внутривенного трепростинила на оральный selexipag в форме свеч на 6 дней и более. Пациент принимал перорально трепростинил в течение, приблизительно 4 месяцев, но из-за ухудшения состояния (тошноты и усложнения ухода за больным) его пришлось вер- нуть к внутривенному трепростинилу. Это первое описание перехода от внутривенного трепростинила к selexipag, а также перевод с парентерального трепростинила к пероральному пациента с ХТЭЛГ, ил- люстрирующий подход и потенциальные проблемы с простаноидами. Необходимы дополнительные наблюдения, чтобы лучше понять роль selexipag и перорального трепростинила относительно сравнительной их эффективности и переносимости.

Статья защищена авторским правом.

Ключевые слова: хроническая тромбоэмболическая легочная гипертония, риоцигуат, трепростинил, простациклин, простаноид


Transition of Intravenous Treprostinil to Oral Therapy in a Patient with Functional Class IV Chronic Thromboembolic Pulmonary Hypertension


Chronic thromboembolic pulmonary hypertension (CTEPH) occurs when pulmonary emboli fail to resolve with anticoagulation. For patients with inoperable or residual CTEPH, riociguat is currently the only therapy approved by the United States Food and Drug Administration. However, some patients with CTEPH may require therapy beyond riociguat, such as intravenous prostacyclins, which can present significant administration challenges in patients with complex comorbid conditions. We describe a 42-year-old man with T12 paraplegia complicated by CTEPH (functional class IV with substantial  right  ventricular  dysfunction)  and severe pressure ulcers. In order to facilitate goals of care (hospital discharge to a skilled nursing facility where parenteral prostanoids could not be administered), he underwent rapid transition from intravenous treprostinil to oral selexipag in the form of a cross-taper over 6 days. The patient required readmission due to worsening symptoms and was transitioned back to intravenous treprostinil; he tolerated conversion to oral treprostinil for approximately

4 months, but it was subsequently discontinued due to nausea and modified goals of care. The patient eventually succumbed to clinical deterioration after transition to hospice care 3 months later. To our knowledge, this is the first report to describe transition from intravenous treprostinil to selexipag as well as conversion from parenteral treprostinil to oral treprostinil in a patient with CTEPH and illustrates the approaches to and potential issues with prostanoid transitions. Additional observations are necessary to better understand the relative roles of selexipag and oral treprostinil regarding comparative efficacy and tolerability.

This article is protected by copyright. All rights reserved.


Key words: сhronic thromboembolic pulmonary hypertension, treprostinil, riociguat, prostacyclins, prostanoids

 

FDA одобрило новый антибактериальный препарат для пиелонефрита тяжелого течения

August 30, 2017

 http://dgnews.docguide.com/fda-approves-new-antibacterial-drug-complicated-utis-pyelonephritis?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

 

РОКВИЛЛЬ, Мэриленд - 30 августа 2017 - FDA одобрило новый антибактериальный препарат для взрос- лых с тяжелыми инфекциями мочевых путей (cUTI), включая пиелонефрит. Препарат содержит meropenem и vaborbactam (Vabomere).

“FDA стремится сделать новые безопасные и эффективные антибактериальные препараты доступными”, сказал Эдвард Кокс (MD, FDA’s Center for Drug Evaluation and Research, Rockville, Maryland). “Это одобрение FDA предоставляет дополнительную возможность лечения пациентам с cUTI».

Безопасность и эффективность meropenem/ vaborbactam была оценена в клиническом исследовании на 545 взрослых пациентах с тяжелыми инфекциями мо- чевых путей, включая тех, у которых диагностировали пиелонефрит. В конце лечения препаратом meropenem/ vaborbactam (назначался внутривенно), приблизительно у 98% пациентов было клиническое улучшение, и отрицательный тест бактериологического исследования мочи, по сравнению с 94% пациентами, принимавшими piperacillin/tazobactam.

Спустя 7 дней после завершения лечения, у 77% пациентов, принимавших meropenem/vaborbactam, отсутствовали клинические признаки заболевания, и отрицательное бактериологическое исследование мочи, по сравнению с 73% пациентов, принимавших piperacillin/ tazobactam.

Наиболее распространенными побочными реакциями, у больных, принимавших meropenem/vaborbactam, были головная боль, местная аллергическая реакция и диарея. Meropenem/vaborbactam относится к препарату с серьезным риском на аллергические реакции, поэтому meropenem/vaborbactam не должен использоваться у больных с анафилаксий в анамнезе.

Чтобы уменьшить развитие к препарату резистентности бактерий и поддерживать эффективность анти- бактериального препарата, meropenem/vaborbactam должен использоваться только пациентам, для лечения или предупреждения доказанной инфекции мочевых путей, или имеющие подозрение на чувствительные к ней бактерии.

 Meropenem/vaborbactam был разработан как надежный препарат при инфекционной патологии (QIDP). Этой аббревиатурой обозначаются антибактериальные препараты, которые лечат серьезные или опасные для жизни инфекции в соответствии с Generating Antibiotic Incentives Now (GAIN) title of the FDA Safety and Innovation Act. Поэтому meropenem/vaborbactam полу- чил приоритетный обзор.

ИСТОЧНИК: US Food and Drug Administration.

Ключевые слова: инфекция, мочевые пути, пиелонефрит, meropenem/vaborbactam


 FDA Approves New Antibacterial Drug for Complicated UTIs, Pyelonephritis

ROCKVILLE, Md -- August 30, 2017 -- The US Food and Drug Administration (FDA) has approved a new antibacterial drug for adults with complicated urinary tract infections (cUTI), including pyelonephritis. The drug contains meropenem and vaborbactam (Vabomere).

“The FDA is committed to making new safe and effective antibacterial drugs available,” said Edward Cox, MD,  FDA’s Center for Drug Evaluation and Research, Rockville, Maryland. “This approval provides an additional treatment option for patients with cUTI.”

The safety and efficacy of meropenem/vaborbactam were evaluated in a clinical trial with 545 adults with cUTI, including those with pyelonephritis. At the end of intravenous treatment with meropenem/vaborbactam, approximately 98% of patients had cure/improvement in symptoms and a negative urine culture test compared with 94% of patients treated with piperacillin/tazobactam.

Approximately 7 days after completing treatment, about 77% of patients treated with meropenem/vaborbactam had resolved symptoms and a negative urine culture, compared with approximately 73% of patients treated with piperacillin/ tazobactam.

The most common adverse reactions in patients taking meropenem/vaborbactam were headache, infusion site reactions, and diarrhoea. Meropenem/vaborbactam is associated with serious risks including allergic reactions and seizures. Meropenem/vaborbactam should not be used in patients with a history of anaphylaxis.

To reduce the development of drug-resistant bacteria and maintain the effectiveness of antibacterial drugs, meropenem/vaborbactam should be used only to treat or prevent infections that are proven or strongly suspected to be caused by susceptible bacteria.

Meropenem/vaborbactam was designated as a qualified infectious disease product (QIDP). This designation is given to antibacterial products that treat serious or life-threatening infections under the Generating Antibiotic Incentives Now (GAIN) title of the FDA Safety and Innovation Act. As part of its QIDP designation, meropenem/vaborbactam received a priority review.

SOURCE: US Food and Drug Administration



 

Key words: infections, urinary tract, pyelonephritis, meropenem/vaborbactam


 


Жизнеугрожающий эмфизематозный абсцесс печени на фоне плохо контролируемого сахарного диабета: клинический случай


as reported in: Takano Y, Hayashi M, Niiya F, Nakanishi T, Hanamura S, Asonuma K, Yamamura E, Gomi K, Kuroki Y, Maruoka N, Inoue K, Nagahama M. BMC Res Notes. 2017 Mar:10(1):117. doi:

10.1186/s13104-017-2445-8. http://dgcases.docguide.com/life-threatening-emphysematous-liver-abscess-associated-poorly-controlled-diabetes-mellitus-case?nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

Эмфизематозные абсцессы печени - это абсцессы печени, содержащие газы. Процент смертности от данной патологии чрезвычайно высок, и в 27% случаев требует интенсивной терапии. Пациент - мужчина, японец, 69 лет, с сахарным диабетом 2 типа. Обратился в поликлинику в отделение неотложной помощи, с жалобами на лихорадку и общее недомогание, которые продолжались в течение 2 недель. Компьютерная томография брюшной полости выявила абсцесс диаметром 5 см в правом сегменте печени с наличием газа. Обнаружено нарушение толерантности к глюкозе, с уровнем сахара в крови 571 мг/дл и гликированного гемоглобина 14.6%. Пациенту экстренно установлен чрезкожный дренаж абсцесса, и начата интенсивная терапия. При исследовании бакпосева абсцесса и крови была выявлена Klebsiella pneumoniae. Через 3 недель дренаж был удален, пациент был благополучно выписан. Эмзиметаозные абсцессы печени часто наблюдаются у больных с плохо контролируемым диабетом, и смертность от них чрезвычайно высока. Лихорадка и недомогание иногда маскируют жизнеугрожающую инфекцию у пациентов, страдающих диабетом, и поэтому требуют их тщательного обследования.

 Ключевые слова: печень, абсцесс, эмфизематозный, дренаж

 

Life-threatening emphysematous liver abscess associated with poorly controlled diabetes mellitus: a case report


Emphysematous liver abscesses are defined as liver abscesses accompanied by gas formation. The fatality rate is extremely high at 27%, necessitating prompt intensive care. The patient was a 69-year-old Japanese man with type 2 diabetes. He visited the emergency outpatient depart- ment for fever and general malaise that had been ongoing for 2 weeks. Abdominal computed tomography revealed an abscess 5 cm in diameter accompanied by gas formation in the right hepatic lobe. Markedly impaired glucose tolerance was observed with a blood sugar level of 571 mg/dL and a glycated hemoglobin level of 14.6%. The patient underwent emergency percutaneous abscess drainage, and intensive care was subsequently initiated. Klebsiella pneumoniae was detected in both the abscess cavity and blood cultures. The drain was removed 3 weeks later, and the patient was discharged. Emphysematous liver abscesses are often ob- served in patients with poorly controlled diabetes, and the fatality rate is extremely high. Fever and malaise occasion- ally mask life-threatening infections in diabetic patients, ne- cessitating careful examination.

Key words: liver, abscesses, еmphysematous, drainage


 

 

 


 

 

 

Новое исследование в области снижения неконтролируемого кровяного давления посредством почечной денервации


August 30, 2017

By Walter Alexander http://dgnews.docguide.com/renal-denervation-safely-reduces-uncontrolled-blood-pressure-new-trial?overlay=2&nl_ref=newsletter&pk_campaign=newsletter

Барселона, Испания – 30 августа 2017г. В исследовании, представленном на ежегодном заседании Европейского общества кардиологии в 2017 году, говорится о клинически значимом снижении артериального давления (АД), в сравнении с контрольной группой (добровольцы), у пациентов с неконтролируемой гипертонией спустя 3 месяца после почечной денервации.

Недостатки были устранены в текущем исследовании - SPYRAL HTN-OFF MED: пациентам не давали антигипертензивные препараты, проверялась их приверженность посредством тестирования сыворотки и мочи, включались только пациенты с менее тяжелой гипер- тонией, чем в SYMPLICITY (исключали изолированную систолическую гипертонию), процедуры денервации выполнялись более полно и только высоко квалифицированными специалистами.

 У пациентов в исследовании SPYRALHTN-OFFMED наблюдалась неконтролируемая гипертензия со следующими показателями: рабочее систолическое АД между 150 и 180 мм рт.ст., диастолическое АД более 90 мм рт.ст., а среднее суточное систолическое АД между 140 до 170 мм рт.ст. Пациенты были рандомизированы для почечной денервации основных почечных артерий и ее ветвей и, на группу контроля.

Первичным ожидаемым результатом было измене- ние АД от исходного значения через 3 месяца после процедуры.

Представляя результаты исследований первых 80 пациентов, Майкл Бём (MD, University of Saarland, Homburg/Saar, Germany), сказал, что рабочее систоли- ческое и диастолическое АД снизилось на 10.0 мм рт.ст. (p=008) на руке у лиц с почечной денервацией, по сравнению с 2,3 мм рт.ст. (p=NS) и 0,3 мм рт.ст. (p=NS) на руке группы контроля.

«Все измерения артериального давления на руке при почечной денервации показали статически значимое снижение от исходных параметров, в то время как, ни одно из измерений на руке в группе контроля не уменьшилось значительно от исходных параметров» - сказал Д-р Бём.

Подобное снижение давления на руке, при активном лечении, было подтверждено в ходе амбулаторного 24-часового суточного мониторинга АД.

Никаких серьезных нарушений в ходе исследования не выявлено.

В заключении Д-р Бём сказал, что «Эффективность почечной денервации, в данном исследовании, могла быть обусловлена новым подходом, направленным на достижение полной денервации, и тем фактом, что пациенты не принимали антигипертензивные препараты, которые, возможно, ограничивали результаты предыдущих исследований».

 [Название презентации: Катетерная денервация почек у пациентов с  неконтролируемой  гипертензией при отсутствии антигипертензивных препаратов (SPYRALHTN-OFFMED): рандомизированное, слепое, контролируемое исследование].

Ключевые слова: гипертензия, неконтролируемая, денервация почек, катетерная 


 Renal Denervation Safely Reduces Uncontrolled Blood Pressure in New Trial


BARCELONA, Spain -- August 30, 2017 -- Renal denervation led to clinically meaningful blood pressure (BP) reductions, compared with sham, after 3 months in patients with uncontrolled hypertension, according to a study presented here at the 2017 Annual Meeting of the European Society of Cardiology (ESC).

While the SYMPLICITY HTNX-3 trial failed to demonstrate significant BP-lowering for renal denervation, analysis of that trial suggested failure causes including variance in medication adherence, incomplete denervation of the renal arteries, and enrolling of patients with isolated systolic hypertension (known to be hyporesponsive to renal denervation).

 hypertension than in SYMPLICITY (and excluding isolated systolic hypertension); and by having more thorough denervation procedures performed by highly experienced operators only.

Patients in SPYRAL HTN-OFF MED trial had uncontrolled hypertension defined as an office systolic BP between 150 and 180 mm Hg and diastolic BP >90 mm Hg, and a 24-hour mean systolic BP between 140 and 170 mm Hg. They were randomised to renal denervation in the main renal arteries and its branches, or a sham procedure.

The primary endpoint was BP change from baseline at 3 months post procedure.

Presenting results from the first 80 patients, Michael Böhm, MD, University of Saarland, Homburg/Saar, Germany, said that office-based systolic and diastolic BP declined by 10.0 mm Hg (P = .001) and 5.3 mm Hg (P =

.008) in the renal denervation arm, respectively, compared with a decline of 2.3 mm Hg (P = NS) and 0.3 mm Hg (P = NS) in the sham arm, respectively.

“All blood pressure measurements within the renal denervation arm showed statistically significant reductions from baseline, while none of the measurements in the sham arm were significantly reduced from baseline,” said Dr. Böhm.

Similar reductions in the active treatment arm were confirmed with 24-hour ambulatory BP monitoring.

There were no major safety events in either arm of the trial.

“The effectiveness of renal denervation in this  study may have been due to the new procedural approach, which aimed to achieve complete denervation, and the fact that patients were not taking antihypertensive medications which may have confounded the results of previous studies,” Dr. Böhm concluded.

[Presentation title: Catheter-Based Renal Denervation in Patients With Uncontrolled Hypertension in the Absence of Antihypertensive Medications (SPYRAL HTN-OFF MED): a Randomised, Sham-Controlled, Proof-of- Concept Trial]

Key words: Hypertension, Uncontrolled, Renal Denervation, Catheter

These have been remedied in the current trial -- SPYRAL HTN-OFF MED -- by giving patients no anti-hypertensive medications and testing adherence through serum and urine testing; by including only patients with less severe


 

 

Страница 1 из 43